|  | 

П

Биография Платон Левшин

– митрополит московский; сын причетника Георгия Данилова, бывшего впоследствии священником, родился 29-го июня 1737 г. в с. Чарушникове, в 40 верстах от Москвы.
Рассказывают, что его отец звонил к утрени, когда ему сказали о рождении у него сына, и так обрадовался, что, к общему недоумению, перестал звонить и побежал домой. По тогдашнему времени, “столь редкое стечение обстоятельств: восход солнца, день праздника великих учителей Церкви и благовест к утрени” сочли предзнаменованием будущего величия новорожденного.
Мальчику дали имя Петр. Образование он начал в Коломенской Семинарии, потом отец перевел его, вместе с братом, в Славяно-Греко-Латинскую Академию в Москву, куда и сам перешел викарным священником к церкви святителя Николая “Красные Колокола”. По тогдашнему обычаю, Петр Егорович принял в Академии фамилию – Левшинов или Левшин.
Вместе с товарищем-братом Левшин жил у старшего брата, пономаря при церкви св. Софии в Москве, что в Средних Набережных Садовниках, и отсюда “ходил босиком в училище, с грошом на обед”, причем, по бережливости и бедности, носил в руках свои “новые коты, чтобы не истоптать их, и одевал их только у Академии”. С детства он был отмечен любовью к знанию.
Самостоятельно, самоучкой изучал географию и историю, которую любил во всю свою жизнь, и греческий язык, которому выучился крайне оригинально: выпросив у одного товарища греческую грамматику, он списал ее, срисовывая греческие буквы с печатного, отчего и впоследствии всегда писал по-гречески – по-печатному.
Для упражнения, он посещал греческий монастырь и впоследствии достиг того, что мог не только читать, но и объясняться на греческом языке. Курс учения он прошел, как выдающийся по способностям, быстрее обыкновенного.
В 20 лет он уже был назначен учителем пиитического класса и греческого языка в Академии.
По академическому обычаю он часто произносил в церкви проповеди и скоро заслужил названия “второго Златоуста” и “московского апостола”. “Многие добивались знакомства с ним и почитали за счастье слышать его проповеди”; но не дремала и зависть: стали обвинять его в уклонении от православия и говорить, что его надо изгнать из Академии.
Кто знаком с биографиями выдающихся церковных деятелей, тот знает, что все они испытали подобную странную клевету: и Стефан Яворский, и Феофан Прокопович, и Филарет Дроздов, и Иннокентий Борисов, и многие другие.
Так как в числе хулителей Левшина был и один преосвященный, то поручено было исследовать проповеди и преподавание Левшина; исследование очистило его от клеветы, и даже после этого Левшин приобрел еще большую популярность.
В 1758 г. Левшин, по приглашению настоятеля Троице-Сергиевой лавры, архимандрита Гедеона Криновского, перешел из Москвы в Троице-Сергиеву Лавру учителем риторики тамошней Семинарии.
Здесь он 14-го августа того же года принял монашество с именем Платона и скоро был рукоположен в иеродиакона.
Под крылом архимандрита Гедеона, который и сам был даровитым проповедником, Платон провел самые счастливые дни своей жизни и считал Гедеона вторым своим отцом. Архимандрит Гедеон, проживая, по обязанности придворного проповедника и синодального члена, значительное время в Петербурге, приглашал в Петербург и Платона, и в это время Платон познакомился с некоторыми влиятельными придворными вельможами – графом А. Г. Разумовским, И. И. Шуваловым и другими.
В 1759 г. (20-го июля) Платон был рукоположен в иеромонахи и назначен префектом и учителем философии Троицкой Семинарии и первым соборным иеромонахом Троице-Сергиевой Лавры, в 1761 г. был назначен ревизором Семинарии, а скоро сделан был и наместником Лавры. В мае 1763 г. он торжественно принимал в Лавре императрицу Екатерину II, прибывшую, по обычаю русских царей, на поклонение мощам преподобного Сергия и говорил при этом проповедь, понравившуюся императрице.
Императрица изъявила ему свое благоволение в самых милостивых выражениях, проповедь велела напечатать, пригласила его к обеденному столу, затем подарила кусок бархата на рясу и значительную сумму денег, пригласила с собой в Москву и, наконец, избрала его законоучителем своего наследника, Павла Петровича.
В том же 1763 году Платон отправился в Петербург.
И в Петербурге он стал блистать своим ораторским талантом, как прежде блистал в Москве.
Для характеристики его ораторских приемов обыкновенно вспоминается его речь 29-го августа 1772 г. По окончании заупокойной литургии и панихиды в Петропавловском соборе, отслуженных по желанию императрицы по основателю русского флота, императоре Петре Великом, по поводу блистательных побед русских морских сил над турецким флотом, присутствовавшая за богослужением императрица подошла к месту упокоения Петра Великого и положила у его гробницы взятый при Митилене первый флаг турецкого адмирала, со словами: “твоя от твоих тебе приношу”. В своей речи после этого Платон, перечислив заслуги Петра, неожиданно для всех сошел с своей кафедры, подошел к гробнице его и, касаясь лежащего на ней покрова, стал громко восклицать: “восстань теперь, великий монарх, взгляни на плоды твоих трудов… Слушай, мы говорим с тобой, как с живым”, и т. д. Стоявший тут наследник, как сам впоследствии рассказывал, “испугался, что прадедушка встанет”, а известный остряк того времени, граф К. Г. Разумовский говорил близ стоявшим: “чего вин его кличе? як встане, то всем нам достанетця”. Императрице речь Платона очень поправилась.
Она французский перевод речи отправила Вольтеру, и тот отозвался о ней с похвалой.
Петербургская жизнь ввела Платона в круг самого избранного общества.
Теперь он, отчасти по необходимости, изучил и французский язык. Как выдающийся среди духовенства, он принимал, вместе с важнейшими духовными особами, участие в некоторых правительственных трудах.
Так, вместе с преосвященными псковским Иннокентием и тверским Гавриилом он давал отзыв об известном Наказе императрицы, в 1766 г. составил изданное Синодом “От православно-католические восточные Христовы Церкве увещание бывшим своим чадам, ныне недугом раскола немощствующим”. 16-го июля 1766 г. Платон возведен был в архимандрита Троице-Сергиевой Лавры, на 30-м году жизни получил звание члена Святейшего Синода, а в 1770 г. хиротонисан (12-го октября), в присутствии государыни, в архиепископа Тверского, с оставлением архимандритом Троице-Сергиевой Лавры. И Тверь, после пожара в 1763 г., и вся вообще тверская епархия были в расстройстве.
Платон обстраивал свою кафедру, сокращал приходы, уменьшал размножившееся число клириков, при назначениях на приходы давал предпочтение образованию кандидатов, улучшил состояние семинарии, привел в порядок консисторский архив. 21-го января 1775 г. преосвященный Платон указом государыни был назначен в Москву, с оставлением по-прежнему архимандритом Лавры. Став московским архиепископом, Платон принялся за упорядочение и московской епархии: уничтожал взяточничество, сокращал число домовых церквей, приделов, клириков, учредил строгий надзор за духовенством и порядком церковной жизни чрез благочинных, заменивших поповских старост и заказчиков, издал в 1775 г. инструкцию для благочинных, а в 1800 г. – учреждение о крестных ходах в Москве, также при всяком случае выдвигал значение образовательного ценза у духовенства, установил строгое распределение приходов, принимал различные меры к благоустройству церквей и благолепию церковного богослужения, к улучшению положения духовенства.
Он сам нередко неожиданно посещал монастыри и приходские церкви в Москве, сам пел и читал за богослужением, иногда стоя на клиросе.
Он говаривал о себе: “я застал московское духовенство в лаптях и обул его в сапоги; из прихожих ввел его в залы к господам”. Его называют отцом московского духовенства.
В 1775 г., 18-го ноября, Платон назначен был протектором Московской Духовной Академии.
Академия обязана ему своим возрождением.
Он увеличил число ее учеников с 300 до 1000, устроил для беднейших воспитанников бурсу, увеличил материальные средства Академии, сам выбирал для нее учителей, написал для них свое наставление, обязал представлять ему ежемесячный отчет о ходе занятий и достиг того, что Московская Академия перестала нуждаться в привозных учителях из Киева. Усилено было до высокой степени изучение греческого языка, первенствующее значение предоставлено русскому языку, и сам Платон написал первый опыт богословия на русском языке. Лучших студентов Академии Платон обыкновенно посылал еще слушать лекции в Университете; наиболее удачные, студенческие сочинения он сам просматривал и печатал.
Не обращаясь к каким-либо внешним, формальным преобразованиям, Платон совершенно перереформировал Академию, положительно обновил ее, возродил, и она, по справедливости, считала его своим отцом. Столь же много Платон сделал для Троицкой Семинарии и низших духовных училищ Московской епархии.
Он устроил Перервинское Духовное Училище при монастыре в Перерве, открыл училища в Калуге, Звенигороде и Дмитрове, Семинарию в Вифании.
Пожертвовал в 1789 г. особый капитал в Опекунский Совет, с тем, чтобы на проценты с него содержалось в Академии, Семинарии и Духовном Училище Московской епархии по пяти воспитанников, отличившихся успехами и давших обещание не выходить из духовного звания.
Эти воспитанники обыкновенно к своей фамилии, по окончании учения, принимали вторую – “Платонов”. Платон бережно обходился с талантами, выискивал их среди воспитанников Семинарии и Академии и, нашедши, приближал к себе, беседовал, руководил, наставлял, указывал предмет занятий, путь жизни. С 1783 г., не раз собираясь у ходить на покой, П. устроил себе на пустыре пустынь – Вифанию, скоро разросшуюся в монастырь и Семинарию.
Проживая здесь в последние годы, он часто посещал Вифанскую Семинарию, “редкий вечер не посещал ее”, по субботам приходил в аудиторию слушать обычные проповеди семинаристов, предварительно им же и рассмотренные; с любовью и трогательным вниманием исправлял недостатки, учил лучшему, радуясь от всей души всякому проблеску таланта, усилию труда. Просвещенный, он любил и искусства, поощрял представления семинаристами сцен из библейской, греческой и римской истории, также некоторых трагедий (Сумарокова), даже сам назначал пьесы для представления, иногда и сам присутствовал; поощрял также музыку, пение, игры и ручной или физический труд, способствующие здоровью тела и бодрости духа: семинаристы весной и осенью чистили рощи, садовые дорожки, летом убирали сено, досматривали и убирали огороды, собирали лекарственные травы для аптеки и полевые цветы для украшения церкви и аудитории в праздничные дни. Сам Платон принимал участие в этих занятиях, внушая воспитанникам любовь к природе, уважение к труду поселянина, привычку к сельскому хозяйству.
Имя Платона тесно связано и с историей единоверия.
Получив в 1800 г. просьбу от московских старообрядцев о дозволении иметь церковь старого обряда, Платон решил удовлетворить эту просьбу и написал правила для единоверцев, утвержденные в 1801 г. Св. Синодом.
В 1801 г., в Москве появилась и первая единоверческая церковь – на Введенском кладбище.
К Платону еще обращались по вопросу о соединении церквей англичане, искавшие сближения с православием, и, по поручению Наполеона I, в 1810 г. сенатор Грегоар.
Англичанам Платон послал курс богословия, а Грегоару дал отрицательный прямой ответ. С 1781 г., оставив за собой общее направление епархиальных дел, Платон передал ближайшее заведование ими своему викарию, а сам жил у Троицы и в Вифании.
В 1787 г. он получил звание митрополита, и, по тогдашнему времени, любившему церемонность и сюрпризы, несколько необычным образом: Государыня, проезжавшая чрез Москву при возвращении с поездки на юг, присутствуя за богослужением в Успенском Соборе, приказала к концу обедни поминать архиепископа Платона митрополитом.
Он, конечно, сообразил, в чем дело, и из алтаря низко поклонился государыне.
В 1788 г. упразднена была Крутицкая епархия с присоединением главнейшей ее части к Московской, в 1799 г. учреждена Калужская из части Московской.
Император Павел, по воцарении, относился к Платону неровно, хотел, по-видимому, его награждать и счастливить, но, кажется, выводимый из себя прямодушием Платона, скоро к нему охладевал.
В 1797 г. он возложил на него, вопреки его желанию, орден св. Андрея Первозванного.
Тогда впервые стали жаловать духовных особ орденами;
Платон был против этого рода наград и писал даже о том государю.
В 1797 г. Платон в последний раз ездил в Петербург, но здесь как-то не пришелся ко двору в тяжелое павловское время и скоро вернулся назад. В царствование Александра I Платон, уже совершенно больной, доживал свои дни как бы на покое у Троицы и в Вифании.
В Москву он приезжал только на коронацию и еще в 1809 г., для встречи государя.
Он, хотя, по-видимому, любил жизнь и не хотел умирать, но мысль постоянно уже направлял к смерти.
Ничто его теперь не интересовало.
Получив при рескрипте Александра I орден св. Владимира 1-й степени, он только поцеловал подпись Александра на рескрипте, а орденские знаки, не развертывая, передал для хранения в ризницу.
Он давно уже заготовил себе гроб и часто ложился в него, примеряясь к образу вечного сна. В 1812 г., при вторжении Наполеона, Платон прибыл в Москву умирать со своей паствой; говорили, что он поведет народное ополчение против Наполеона, но в это время, разбитый параличом и крайне одряхлевший, он не мог уже и говорить связно; еле его увезли.
Скончался Платон 11-го ноября 1812 г. в третьем часу пополудни, в Вифании, где и погребен на давно избранном для себя месте. Денег после его смерти не осталось, ибо все были распределены еще при жизни: 10000 р. в пользу Лавры на поминовение, 10000 р. на учеников Платоновых, 10000 р. на богадельню, монастырь и Семинарию в Вифании, 4.000 р. на Московскую Академию, 2000 p. на Чудов монастырь и 4000 р. внукам.
В келейной жизни Платон любил простоту и умеренность, был враг расточительности и роскоши, но выезжал публично с большой торжественностью – в шестистекольной карете, запряженной шестью белыми лошадьми в красных шорах с серебряным набором, с двумя вершниками в зеленых кафтанах, красных камзолах и треугольных шляпах; хотя был вспыльчив, но был добр, милостив, обладал терпимостью, остроумием и был очень патриотичен.
Как писатель, он оставил по себе память следующими сочинениями: “Катехизис, или первоначальное наставление в христианском законе, толкованное всенародно в 1757 и 1758 г.”, 2 части, M. 1781; “Краткий катехизис ради обучения малолетних детей христианскому закону”, M. 1775 и Вена 1773; “Сокращенный катехизис для священнослужителей, с приложением мест из Слова Божия, правил свв. апостол и свв. отец и духовного регламента и присяг”, М. 1775; “Православное учение, или сокращенное христианское богословие, с прибавлением молитв и рассуждения о Мельхиседеке”, СПб. 1765. Преосвященный Макарий Булгаков отзывается о богословии Платона, что оно написано “просто, общедоступно и без строгой системы, но с довольной последовательностью”. Книга была переведена на языки: латинский, греческий, армянский, грузинский, немецкий, английский, голландский и французский.
Об “Инструкции” Платона благочинным (М. 1775) и “Увещании раскольникам, с чиноположением, как принимать обращающихся из них к православной Церкви” (СПб. 1766) уже было упомянуто.
Платон написал два акафиста – преподобному Сергию и благоверному князю Даниилу (оба со службами и житиями напечатаны, М. 1795). “Проповеди, приветственные и надгробные слова” Платона составляют 20 томов; 8 приветственных речей Александру I при коронации напечатаны (М. 1801), и некоторые переведены на греческий, немецкий, французский, итальянский, английский и армянский языки. Кроме того, Платон перевел в сокращении три слова св. Иоанна Златоуста, одно св. Иоанна Дамаскина, одно св. Епифания Кипрского и три св. Григория Богослова, и одно поучение Фенелона, с французского, на Успение (напеч. в XIII т.). В 1776 г. Платоном, вместе с Гавриилом, митр. Петербургским, изданы, в трех частях, поучения на все воскресные и праздничные дни, для чтения в церквах.
О проповедях Платона Сумароков отзывался: “Платон есть последователь Златоуста, – его имеет дарования, его свойства, вкус; сей российский Бурдалу исполнен силы, пламени и быстроты; преемник Феофанов приводит в восхищение слушателей, а читателей еще больше;
Платон подобен реке быстротекущей и все, что ей ни встретится, влекущей с собой” (Полн. собр. соч. А. П. Сумарокова, М. 1787, т. VI, 283). Отличительный характер Платоновых проповедей – ясность, обоснованность и назидательность; догматического элемента в них немного, они заполнены нравственными наставлениями.
В первых своих проповедях Платон грешил так называемым красноречием, но с течением времени стал от него освобождаться, давая место простоте и внутренней убедительности.
По желанию императрицы Екатерины II, Платон сочинил для первой русской азбуки, изданной для народных училищ, христианское нравоучение, текст которого и до последнего времени печатается в букварях, также молитвы: восстав от сна, отходя ко сну, перед обедом и после обеда (в VI т. поучит. слов). Для окрещенного им мальчика-турка (см. выше стр. 38, статья: Платонов, Моисей Петрович) Платон написал “Наставление моему Моисею”, краткий кодекс христианской жизни. “Церковная российская история” (2 части, M. 1805), принадлежащая перу Платона, оканчивается XVII столетием.
Она была переведена на немецкий язык. Позднейший церковный историк, преосвященный Филарет Гумилевский отзывается об истории Платона, что она “в отношении беспристрастия может служить образцом для историка русской Церкви”. Сам Платон отзывался о своей Истории, что о ней он не велемудрствует и не почитает в своем роде совершенной, но почитает еще, может быть, недостаточной и кое-где погрешительной; “но, по крайней мере, по неимению доселе никакой церковной российской истории, послужит она в духовных училищах к некоторой пользе”. Второе издание Платоновой “Истории” вышло в 1821 г., третье в 1834 г., с сокращениями.
После смерти Платона изданы его записки о путешествии в Киев: “Путешествие высокопреосвященнейшего Платона, митрополита Московского, в Киев и по другим российским городам, собственной рукой, с замечаниями его, писанное”, СПб. 1813. В “Русском Веснике” 1841 г. (№ 9) напечатаны “Путевые записки о путешествии в Переславль, Ростов, Ярославль, Кострому и Владимир, 1792 г.”. Платон оставил собственноручные “Записки о жизни митрополита Платона”, написанные им до 1807 г., а далее дополненные наместником Троицкой Лавры, архимандритом Самуилом Запольским, впоследствии епископом Костромским.
Записки изданы несколько раз. Наконец, Платону приписывают еще несколько сочинений, переводов, стихотворений, менее важных и известных.
И. М. Снегирев. “Жизнь Московского митрополита Платона”, изд. 4-е, М. 1891. Здесь помещен портрет Платона с автографом и в приложении: письмо архим. Гедеона к Левшину с приглашением перейти из Москвы к Троице; письмо Вольтера к Екатерине II о Платоне; мнение преосвященных Иннокентия и Гавриила и иеромонаха Платона о “Наказе” импер. Екатерины II; несколько рескриптов и писем высочайших особ, а также писем Платона и к Платону; все “Путешествие” Платона в Киев в 1804 г., “Путевые записки” о поездке 1792 г.; несколько речей Платона; речи и слова при погребении Платона; автобиография;- “Автобиография Платона, митрополита Московского”, с предисловием и примечаниями прот. С. К. Смирнова”, М. 1887; В. Новаковский. “Биографические очерки: III. Платон, митрополит Московский”, изд. 3-е, СПб. 1883; А. Б – в. “Жизнь Платона, митрополита Московского”, М. 1891 г., с портретом;
Ф. В. Четыркин. “Платон, митрополит Московский”, изд. 2-е, СПб. 1899, с портретом; “Платон, митрополит Московский, и Спасо-Вифанский монастырь”, Св.-Троицкая Сергиева Лавра, 1897, со многими фототипиями;
Д. С. Дмитриев. “Платон, митрополит Московский, и его обитель”, М. 1898, с рисунками;
А. А. Беляев. “Хозяйственная деятельность митрополита Платона”; М. 1899. О нем см. также в “Обзоре” архиеп.
Филарета; в “Истории Моск. сл.-гр.-лат. Академии”, С. Смирнова (М. 1855) и его же “Истории Троицкой Лаврской Семинарии” (М. 1867). Множество характеристик, заметок и воспоминаний, касающихся Платона, помещено в разных периодических изданиях (указаны у Межова).
В каждом сочинении по истории русской церкви времени Платона, в описаниях Московских Академии, Семинарий и епархии, в описании Троице-Сергиевой Лавры – имени Платона, само собой разумеется, отводится подобающее ему место. С. Рункевич. {Половцов} Платон Левшин – митрополит московский (1737-1812). Уроженец Московской губ., сын сельского причетника, он обучался в московской славяно-греко-латинской акад. и восполнил школьное образование чтением книг, особенно исторических.
Языки латинский, греческий и французский он знал настолько, что на каждом из них мог объясняться совершенно свободно.
Еще будучи учителем риторики в Троицкой семинарии, получил известность как проповедник.
Приняв монашество, П. был назначен в 1761 г. ректором Троицкой семинарии.
В 1763 г., когда Екатерина II посетила Троицко-Сергиеву лавру, П. обратил на себя ее внимание проповедью “О благочестии” и был ею избран в законоучители к наследнику престола.
Успех его проповедей при дворе был так велик, что императрица однажды сказала: “от. П. делает из нас, что хочет: хочет, чтобы мы плакали – мы плачем”. Искусно и твердо отстаивая свои религиозные убеждения среди придворных вольтерьянцев, П. умел ладить с окружающими, обнаруживая много такта и находчивости (см. П. Казанский, “Отношения митроп.
П. к имп. Екатерине и Павлу I”, в “Чтениях Моск. Общества истории и др.”, 1875, III). В 1766 г. П. назначен архимандритом Троицкой лавры, в 1768 г. – членом синода, в 1770 г. – архиепископом тверским с оставлением в должности законоучителя наследника и его невесты, Наталии Алексеевны.
С бракосочетанием наследника окончились его законоучительские обязанности, и он уехал в Тверь. В 1775 г. он был переведен на архиепископскую кафедру в Москве, где в продолжение 37 лет, по общим отзывам, являл собою истинный образец епархиального начальника.
Его “Инструкция благочинным” надолго вошла в общее употребление; он уничтожил класс так назыв. “крестцовых” попов, улучшил во всех отношениях московскую акад. и семинарию, а также нравственный и материальный быт всего духовенства епархии.
Описанию его деятельности посвящен весь III т. “Истории московского епархиального управления” Н. Розанова (М., 1870). Главные его труды: “Краткий катехизис для детей” (1 изд., 1776), “Начальное учение человеком, хотящим учиться книгам” (1 изд., 1776). “Катехизис в беседах, предложенных народу”, “Катехизис для священнослужителей и церковнослужителей” (М., 1775), “Православное учение веры” 1 изд. 1765; переводы латинский, СПб., 1774; французский, 1776; немецкий, Лпц., 1770; английский, Эдинб., 1814; греческий, Вена, 1786). Эти сочинения до появления “Катехизисов” митроп.
Филарета московского были единственными учебниками и курсами богословия на русск. яз. и имели значение символических книг првсл. црк., которого не утратили отчасти и доселе.
Затем П. справедливо признается одним из первоклассных русских проповедников; известно до 500 его проповедей (см. исследование о нем как проповеднике А. Надежина в “Православном собеседнике”, 1882-83). Его теоретические понятия о проповеди, изложенные в предисловии к собранию его проповедей, составляют одну из лучших страниц в русской гомилетике.
Составленная П. “Краткая российская церковная история” (2 изд., 1822) – первый по времени в русской литературе систематический курс русской церковной истории. “Житие св. Сергия Радонежского” имело не менее 5 изданий.
Когда в 1778 г. последовал указ синода о присылке летописей и других достопримечательностей из всех монастырей, исполнение этого дела поручено было П., и затем под его наблюдением изданы были московскою синодальною типографией списки летописей Архенгелогородский, Новгородский и Типографский.
По его распоряжению был сохранен и приведен в порядок архив старой московской консистории.
Письма П. (напр., к архиеп.
Амвросию и Августину, напеч. в “Прав. обозрении”), полны интереса, как и его автобиография, доселе издаваемая с большими пропусками (об отношениях П. ко двору и придворным).
Спрошенный о Новикове во время возбужденного о последнем дела, П. с благородною откровенностью отозвался, что желал бы побольше видеть таких христиан.
П. принадлежит если не первоначальная идея, то первое осуществление так назыв. единоверия (см.). Составленные им инструкции для московских академии и семинарии, для вифанской семинарии, для толкователей Св. Писания, для преподавателя истории, для преподавателя каноники, для “старших” над учениками обнаруживают в П. выдающегося педагога.
См. И. Снигирев, “Жизнь московского митрополита П.” (М., 1857); А. Барсов, “Очерк жизни митрополита П.” (М., 1891). H. Б-в. {Брокгауз} Платон Левшин (Петр Георгиевич) – митрополит Московский и Коломенский.
Родился 29 июня 1737 года в селе Чашникове Московской губернии в семье причетника.
Образование начал в Коломенской духовной семинарии, потом перешел в Московскую Славяно-греко-латинскую академию (в своей автобиографии митрополит Платон пишет, что прямо был помещен в Славяно-греко-латинскую академию).
В 1757 году, по окончании духовной академии, назначен учителем пиитики и греческого языка в ней же. В 1758 году приглашен настоятелем Троице-Сергиевой лавры и в Троицкую духовную семинарию учителем риторики. 14 августа 1758 года пострижен в монашество; 30 августа рукоположен во иеродиакона. 22 июля 1759 года рукоположен во иеромонаха и назначен префектом Троице-Сергиевой духовной семинарии и первым соборным иеромонахом Троице-Сергиевой лавры. С 1761 года – ректор духовной семинарии.
С 1762 года (или с 1763-го) – придворный проповедник и законоучитель наследника Павла Петровича.
С 1763 года – наместник Троице-Сергиевой лавры. 16 июля 1766 года возведен в сан архимандрита Троице-Сергиевой лавры. Назначен членом Святейшего Синода. 10 октября 1770 года хиротонисан во епископа Тверского и Кашинского с возведением в сан архиепископа и с оставлением настоятелем, архимандритом Троице-Сергиевой лавры. 21 января 1775 года назначен архиепископом Московским, по-прежнему оставаясь в должности архимандрита Троице-Сергиевой лавры. С 15 ноября 1775 года – ректор Московской Славяно-греко-латинской академии. 29 июня 1787 года возведен в сан митрополита Московского и Калужского.
В 1799 году велено именоваться Московским и Коломенским. 13 июня 1811 года в связи с тяжелой болезнью (разбит параличом) уволен от епархиальных дел до выздоровления.
Скончался 11 ноября 1812 года в Вифании, где и погребен.
Нетленно почивает в созданном им Спасо-Вифанском монастыре, в Преображенском храме. Имеет благодать исцеления детей, которых очень любил при жизни. В своей автобиографии митрополит Платон описывает, что родился он на Петров день, на восходе солнца.
Отец его, причетник Егор Данилов, получил известие о рождении сына в тот момент, когда ударил в колокол к заутрене, и, “оставив звон, потек от радости узреть родившегося”. Такова была простота нравов, что никто не поставил ему этого в вину, наоборот, люди, узнав причину перерыва звона, радовались с отцом. Родители Петра, будущего митрополита Платона, были люди благочестивые.
Мать его, Татьяна Ивановна, как только ребенок начинал говорить, научила его произносить имя Божие и учила молитвам, доступным его детскому возрасту.
К тому же она была трудолюбивая хозяйка и, несмотря на скудость средств, умела одевать детей опрятнее, чем другие, более богатые.
С шести лет Петра начали учить грамоте, а восьми лет он уже свободно читал и пел в церкви и мог один править на клиросе во время литургии.
Имел “светлый и приятный” голос (впоследствии тенор), за который его любили и в селе, и позже в академии.
На десятом году Петр был отдан в Заиконоспасскую духовную академию (Славяно-греко-латинскую академию).
Отец его в это время был священником, но, по стечению обстоятельств, не в московской, а в Коломенской епархии.
По существовавшему порядку, он и детей должен был отдать в Коломенскую духовную семинарию, но ему этого очень не хотелось, и он усиленно просил, чтобы Петра и его младшего брата Александра приняли в лучшую тогда Заиконоспасскую Славяно-греко-латинскую школу, позже преобразованную в академию.
Секретарь Московской консистории и два, и три раза отказывал ему, но он продолжал настаивать.
Наконец удивленный секретарь пред всеми сказал: “Ну, ты прямо отец детям: здесь мы не можем обирать денег от священников, кои просят, чтобы их детей в школу не брали, а от тебя не можем отвязаться, чтобы детей твоих в школу определить”. Настойчивость отца увенчалась успехом, и дети были определены по его желанию.
Когда детей привели в духовную академию, их принял префект Иоанн Козлович (впоследствии епископ Переяславский; † 1757). Ободряя новичков, он сказал им: “Учитесь, детки, после Протопопове будете”. Предсказание его сбылось в такой степени, на которую он даже не решался намекнуть: Александр впоследствии стал протопопом Московского Архангельского собора и членом Синода, а Петр-Платон – “протопопов начальником”. Годы обучения для Петра были очень трудны в материальном отношении.
Жил он в Москве у старшего брата Тимофея, бывшего в то время пономарем в храме Софии Премудрости Божией на берегу Москвы-реки, и в училище ходил “босиком, с грошом на обед”, а новые коты нес в руках и надевал только у входа в духовную академию.
Однако это не смущало его. Всю жизнь он был веселого нрава, любил посмеяться и пошутить, но не увлекался юношескими забавами, а всему предпочитал чтение книг, которые перечитывал с жадностью, и хождение в церковь.
Учился он блестяще, так что однажды был переведен через класс. На его беду, в этом именно классе преподавался греческий язык. Заметив, что отстает в этом отношении от товарищей, и не имея средств купить учебник, Петр выпросил на время у товарища греческий учебник на латинском языке, переписал его и начал учиться самоучкой.
Сначала он обращался к помощи товарищей, а потом начал ходить в греческий монастырь, прислушивался к чтению и пению греков, замечал их произношение.
Со временем он достиг такого совершенства, что по окончании духовной академии был назначен преподавателем греческого языка. Также самоучкой он учился географии, истории, французскому языку и другим наукам, всю жизнь изучал что-нибудь новое. Блестящие успехи Петра Левшина, как его тогда звали, привели к тому, что когда в Москве открылся университет, он был назначен туда студентом, но отказался, так как стремился к принятию монашества.
Подобный случай повторился в 1760 году, когда иеромонах Платон вместе с архимандритом Гедеоном, настоятелем лавры, был в Санкт-Петербурге.
Известный покровитель просвещения И. И. Шувалов предложил отправить его на свой счет в Париж в Сорбоннский университет, но архимандрит на это не согласился.
По академическому обычаю, на Петра Левшина была возложена обязанность толковать Катехизис по воскресным дням. За эти толкования его называли “вторым Златоустом” и “московским апостолом”. На собеседования сходилось множество народа, некоторые с детьми.
Во вместительной палате теснота и духота были чрезмерные, так что молодой проповедник во время двухчасовой проповеди обливался потом. Усердие слушателей воодушевляло его. Впоследствии он говорил, что никогда не был так счастлив, как в это время, и никогда его с таким усердием и жадностью не слушали, хотя когда он стал архиереем, “собрания тоже были велики и ревностны”. Испытываемый им в то время высокий духовный подъем он объяснял тем, что “был тогда сердцем чище”, и со смирением говорил, что теперь его грехи умножились.
Через год после окончания духовной академии Петр Левшин был переведен преподавателем в духовную семинарию при лавре. Скоро он был пострижен в монашество с именем Платона и через год рукоположен во иеромонаха.
Архимандритом лавры был в то время Гедеон (Криновский, † 1763; впоследствии епископ Псковский, Изборский и Нарвский), придворный проповедник и член Святейшего Синода.
Живя в Петербурге, он не раз вызывал к себе иеромонаха Платона.
Проповеди отца Платона в Санкт-Петербурге привлекли к нему внимание некоторых высокопоставленных лиц. Он сделался известен императрице Екатерине, которая назначила его законоучителем наследника престола Павла Петровича, а через 10 лет, когда Платон был уже архиепископом Тверским, и невесты наследника, Натальи Алексеевны.
Интересно, что на последнем назначении настояла мать невесты, герцогиня Гессен-Дармштадтская, читавшая на немецком языке сочинение архиепископа Платона “Сокращенное христианское богословие”. После смерти Натальи Алексеевны преосвященный Платон был законоучителем и второй жены Павла Петровича, Марии Федоровны.
Такое положение вынуждало преосвященного Платона, вопреки своему монашескому сану, иногда держать себя светским человеком.
Он бывал на приемах во дворце, бывал даже в театре, в большой ложе, назначенной для членов Синода.
Но его тяготило это вращение среди светских людей, и он был рад, когда его назначили архимандритом Троице-Сергиевой лавры и он по должности мог жить в тихом Сергиевском подворье.
В сентябре 1770 года Платон был назначен архиепископом в Тверь, а в январе 1775 года переведен в Москву с оставлением архимандритом Троице-Сергиевой лавры. Но, как члену Синода и законоучителю великой княжны, по-прежнему жить ему приходилось в Санкт-Петербурге.
Только с большим трудом, ссылаясь то на болезнь, то на необходимость лично заняться епархиальными делами, удавалось ему “отпроситься” на некоторое время в лавру и епархию.
Наведением порядка в епархиях митрополит Платон занимался со свойственной ему энергией.
Он обращал особенное внимание на духовные школы и обители.
Испросил увеличение средств Тверской духовной семинарии с восьмисот рублей в год до двух тысяч рублей, благодаря чему увеличилось количество учащихся.
Построил при Московской духовной академии общежитие (бурсу) и довел число учеников с 250-300 человек до тысячи.
Завел малые школы при монастырях на монастырские средства.
Заботился о развитии в питомцах духа истинной церковности, выдвигал даровитейших на служение Церкви.
Сонм его учеников-иерархов очень велик, а учеными и добропорядочными священниками он наполнил чуть ли не всю Москву и даже окрестности.
Сам строгий инок, всей душой преданный монашеству, он много обителей устроил и благоукрасил и воскресил в них дух истинного монашества, призвав для этого учеников великого старца Паисия (Величковского, 11794; память 15/28 ноября).
Из обновленных им обителей особенно замечательны были Пешношская и Оптинская.
Митрополит Платон с детства был глубоким и благоговейным почитателем преподобного Сергия († 1392; память 5/18 июля, 25 сентября/8 октября).
Он составил ему акафист и в течение всей своей жизни усиленно заботился о благолепии и благосостоянии лавры. В начале его служения в Москве (1778 год) он на полученные из казны тридцать тысяч рублей богато украсил лавру, сделав чуть ли не во всех храмах стенную роспись и новые иконостасы (в Троицком соборе – обложенный серебром), устроил Серапионовскую и Максимовскую палатки и многое другое.
В 1808 году были покрыты медью с позолотой главы в Троицком и Успенском соборах (в Успенском – одна, остальные были покрыты голубой краской с золочено-медными звездами), на Духовской и трапезной церквах.
Сделана сень серебряная на столбах в Троицком соборе ценою в 20 тысяч рублей и серебряная рака над мощами преподобного Никона.
В 1795 году митрополит пожертвовал туда серебряный семисвечник, дарохранительницу весом 9 фунтов золота и 32 фунта серебра.
Семисвечник этот в виде разделяющейся на семь частей ветви с чеканными листьями представляет собой образец художественной ювелирной работы и в то же время христианского настроения жертвователя.
На семисвечнике сделана надпись: “Твоя от Твоих, Тебе приносит через Твоего Архиерея, Всечестного и Великого Архиерея грешный Платон в лето… якоже вдовицы прими и мою лепту”. Кроме того, митрополит Платон основал и благоукрасил известный каждому благочестивому уму монастырь Вифанию, в 1779 году возобновил Николаевскую Берлюковскую пустынь, в 1808 году построил храм во имя Святой Троицы в Троицком Стефано-Махрищском монастыре Владимирской губернии и т. д. Возобновил архиерейские палаты в Москве, разрушенные и разграбленные во время чумного мятежа в 1771 году. Большой заслугой митрополита Платона (тогда еще архиепископа), вскоре после назначения его на Московскую кафедру, было уничтожение “бесчестного крестца” у Спасских ворот, где собирались отрешенные от мест, а иные и запрещенные или состоящие под судом “бродяги-попы”. За самую малую цену (5-10 копеек) нанимались они служить обедни. “Делало это нестерпимый соблазн, но Бог помог архиепископу все сие перенести, так что сего и следа не осталось, хотя оно продолжалось, может быть, через несколько сот лет и хотя прежние архиереи в том же старались, но не успели”. И мало того, что не успели, но всего несколько лет назад попытка епископа Амвросия уничтожить этот крестец была одной из причин, приведших к мятежу и его убийству, так что, кроме всего прочего, для этого дела требовалось и немалое мужество.
Уменьшил митрополит Платон и число домовых церквей, соединил приходы, чтобы они могли безбедно содержать священников, так как заметил, что чем беднее духовенство, тем более подвержено оно разным порокам. “Не много уважал” он и принятые тогда выборы прихожанами священно – и церковнослужителей, которые часто вели к злоупотреблениям.
Сначала многие были этим недовольны, но потом увидели, что священники им назначаются хорошие и гораздо лучше выбранных ими, и перестали роптать.
Как писал сам Платон, “в производстве дел он не взирал ни на сильные лица, ни на просьбы, ни на слезы, коли то находил со справедливостью законною несообразным и с расстройством общего порядка паствы”. Когда считал нужным, не считался он и с тем, что мог навлечь на себя царское неудовольствие.
Этим пользовались враги митрополита, опасавшиеся его ума и влияния.
Было время, когда только дружба с Г. А. Потемкиным спасала его от царской опалы. За связь с И. В. Лопухиным и И. П. Тургеневым его чуть было не обвинили в масонстве.
Оправдало его только найденное в бумагах Н. И. Новикова письмо Лопухина, который писал, что “никак не мог убедить Платона вступить в их общество”. Так получилось и при восшествии на престол императора Павла. Павел очень любил своего бывшего учителя, 15 лет переписывался с ним, но на него произвело неприятное впечатление то, что во время коронации митрополит предложил ему при входе в алтарь снять шпагу. Заметно охладел к нему Павел после того, как преосвященный Платон стал протестовать против награждения духовенства орденами.
Между тем силы митрополита иссякали.
Еще в сравнительно молодом возрасте он страдал от тяжелых геморроидальных и почечных колик (от камней в почках), доводивших его подчас до полного изнеможения.
С годами приступы усилились, заставляя опасаться за его жизнь. Не раз просил он об увольнении на покой, но получал ответ, что может, когда захочет, жить в Троице-Сергиевой лавре, поручив дела викарию.
В 1805 или 1806 году с ним произошел удар, от которого митрополит уже не оправился.
Силы его слабели.
Управление делами он постепенно передавал викарию, епископу Августину (Виноградскому, † 1819). Наконец в 1811 году он был освобожден совершенно до выздоровления.
Но после этого (уже в самом конце своей жизни) митрополиту Платону пришлось перенести страшное душевное потрясение – нашествие Наполеона, взятие и пожар Москвы.
Когда уже столица начала пустеть, улицы ее были наполнены только отъезжавшими из нее или обозами с военными снарядами и ранеными, тогда из Вифании прибыл митрополит Платон в последний раз взглянуть на любезную ему Москву.
Говорят, что он хотел было ехать на Бородинское поле или Поклонную гору и благословением своим воодушевить воинство к битве за Москву.
Приехав в Чудов монастырь 28 августа, он сел в креслах на входном крыльце и долго со слезами смотрел на Кремль, как будто прощаясь и как будто предчувствуя свою вечную с ним разлуку и его жребий. 1 сентября митрополит Платон возвратился из Москвы в Вифанию, а 2 сентября французы заняли столицу.
Но и после этого митрополит никак не хотел оставлять Вифанию, и только когда неприятель стал появляться в ближних селениях, принуждаемый окружающими, выехал в Махрищи.
Митрополит Платон был одним из величайших русских святителей XVIII века и плодовитейшим духовным писателем своего времени.
Он не только писал и проповедовал, но и других побуждал к тому же. Он имел дар слова как в проповеди, так и в рассказах.
Проповеди его – не образец красноречия, но надобно было видеть и слышать его декламацию – без порывов, всегда умеренную, всегда достойную сана и святыни.
Речь его была исполнена жизни, и если не все, слушая проповеди его, отирали слезы, то, конечно, никто не выходил из церкви без сожаления и желания еще послушать его. Умный и образованный, обладавший редким умением отличать и выдвигать талантливых людей, он любил храм и богослужение, дорожил церковной стариной и заботился о сохранении ее. Глубокая чувствительность души его проявлялась при богослужении; почти всякий раз при чтении Символа веры и молитвы Господней он заливался слезами от душевного умиления; к Божественной Трапезе всегда приступал со слезами.
Отличительными свойствами его благородной души были благодарность, прямодушие и чистосердечие.
Память его благоговейно чтится из рода в род, а совершающиеся по временам знамения милости Божией, исцеления у гроба его служат несомненным вестником того, что за гробом почивший обрел себе блаженную часть спасаемых.
Некоторые случаи из жизни митрополита Платона.
Однажды в Троицкой лавре монах принес ему кусок черного заплесневелого хлеба с жалобой, что кормят таким хлебом.
Митрополит, взяв этот кусок, стал его есть, между тем завел разговор с монахом, и когда съел, то спросил, как будто забывши, с чем монах пришел к нему. “Жаловаться на дурной хлеб”, – ответил монах. “Да где же он?” – спросил митрополит. “Вы его изволили скушать”. – “Ну, поди и ты сделай то же, что я”, – сказал ему спокойно митрополит.
Урок терпения монашествующим.
Игумения Новодевичьего монастыря Мефодия любила вспоминать, как у нее во время оно бывал в гостях покойный митрополит Платон.
Когда он приезжал к ней неожиданно и она просила его остаться обедать, то он, бывало, уж непременно спросит: “А старая гречневая каша есть? А то не сяду с тобой обедать”. Если в игуменской келии не оказывалось старой гречневой каши, то послушницы отправлялись на поиски по всем келиям и, конечно, почти всегда находили любимое кушанье владыки.
Пользуясь подозрительностью императора Павла, придворная интрига злоупотребляла этой слабостью доброго по природе государя.
Завидуя митрополиту Платону, которого император отличал знаками особого благоволения и доверия, завистники желали уронить его в глазах Павла. Известно, что император вел переписку с Платоном.
Вот ему и сказали: “Ваше Величество, вы все пишите Платону, а он мало ценит ваши письма, ведь он ими оклеивает окна”. Павел вспылил, и подозрение запало в его душу. Приехав в Москву, он неожиданно для Платона прибыл в Вифанию.
Платон встретил его с радостью, но мрачный вид императора дал понять изучившему его Платону, что он переживает мучительное состояние. “Веди меня по твоим комнатам”, – сказал император.
Платон его водит, а император все присматривается к окнам. – Ты не все показал мне комнаты! – Государь! Ты видел все, – отвечал Платон. – Нет, не все, – раздраженно возразил император. – А если ты сомневаешься, государь, возьми мелок и отмечай всякую дверь. Увидишь без отметки дверь – ну, значит, там не был. Убедившись, что митрополит сказал правду, Павел, войдя в зал, открыл ему причину своего странного поступка: “Мне сказали, что ты моими письмами оклеиваешь окна”. Митрополит опускается на колени и говорит: “Государь! Умолял я тебя и теперь умоляю: не верь ты клевете.
Она пагубна для тебя вдвойне: пагубна как для человека, пагубна как для монарха”. Тронутый искренним словом своего духовного наставника, Павел бросился к нему на шею, как стоял тот на коленях, и стал целовать его. Между тем императрица, любовавшаяся до того из окна гостиной на лавру, вдруг оборотилась к стороне зала. Увидев, как император почти накрыл собою стоявшего на коленях митрополита, она бросилась туда. “Что такое? Что такое?” – отчаянно крикнула она. Император, поняв ее ошибку, рассмеялся.
Он поднял митрополита и сказал ему: “Зови, владыка, своего повара и заказывай ему обед. Я буду у тебя обедать и останусь ночевать”. Император был весел, осматривал местность и весь день провел в беседе со знаменитым святителем, а уезжая на другой день, приказал ему в гостиной комнате, в память его пребывания и ночлега, устроить императорские гербы. Однажды митрополит Платон стоял на хорах придела Преображения, а возле него встал какой-то священник, не видавший никогда митрополита, к которому имел дело. Перед выходом с Евангелием причетник поставил свечу в северных дверях, а сам, полагая, что, пока будут читать “Блаженни”, успеет сбегать вниз, побежал по лесенке.
Между тем диакон подходит с Евангелием к северным дверям, а свечу некому понести.
Митрополит, заметив его, говорит священнику: “Возьми свечу, понеси”. – “Не подобает, – отвечает батюшка, – я иерей”. Тогда митрополит идет сам, берет свечу, преподносит ее, а по входе диакона в алтарь становится против царских врат, пока священник преподал благословение, затем относит свечу на южную сторону и, поставив ее на место, кланяется спесивому батюшке: “А я митрополит!” Труды: Акафист князю Даниилу. – М., 1795. Акафист преподобному Сергию Радонежскому чудотворцу. – М., 1795. Инструкция благочинным священникам. – М., 1775. Катехизис, или Первоначальное наставление в христианском законе, толкованное всенародно. 1757 и 1758 гг.: в 2 ч. – М., 1781. Краткий катехизис ради обучения малолетних детей христианскому закону. – М., 1775 и Вена, 1773, вып. 8. Сокращенный катехизис для обучения отроков с присовокуплением молитв и христианского нравоучения.
Сокращенный катехизис для священнослужителей с приложением мест из слова Божия, правил святых апостол и святых отец и духовного регламента и присяг. – М., 1775. Православное учение, или Сокращенное христианское Богословие, с прибавлением молитв и рассуждения о Мелхиседеке. – СПб., 1765. Увещание раскольникам с чиноположением, как принимать обращающихся из них к Православной вере. – СПб., 1766. Христианское нравоучение к первой русской азбуке.
Наставление для окрещенного им из турок Магомета, в святом крещении Моисея Петровича Платонова.
Житие святого Сергия Радонежского.
Краткое историческое описание Свято-Троице-Сергиевой лавры. 1790 г. Записки о путешествии в Киев, 1804 – Снегирев И. М. Жизнь Московского митрополита Платона. – М., 1856, приложение.
Путевые заметки о путешествии в Ростов, Ярославль, Кострому, Владимир, 1792 – Снегирев И. М. Жизнь Московского митрополита Платона. – М., 1856, приложение.
Краткая Российская церковная история: в 2 ч. – М., 1805. Записки о своей жизни митрополита Платона (с 1808 до 1812 года ведены наместником лавры архимандритом Самуилом Запольским-Платоновым).
Ответы на 16 вопросов Вольтера.
Проповеди (в количестве 500). Переводы: 31 письмо святого Григория Богослова (из Тацита).
С греческого: Три слова Иоанна Златоуста;
Слово святого Иоанна Дамаскина на Успение Божией Матери;
Три слова святого Григория Богослова.
Литература: Дмитриев Д. С. Платон, митрополит Московский и его обитель. – М., 1898. Смирнов С. К., протоиерей.
История Троицкой лаврской семинарии. – М., 1867. Смирнов С. К., протоиерей.
История Московской Славяно-греко-латинской академии. – М., 1855. Беляев А. А. Хозяйственная деятельность митрополита Платона. – М., 1899. Четыркин Ф. В. Платон, митрополит Московский. – 2-е изд. – СПб., 1899. А. Б-в, Жизнь Платона, митрополита Московского. – М., 1891. Снегирев И. М. Жизнь московского митрополита Платона. – 4-е изд. – М., 1891. Снегирев И. М. Подробности жизни митрополита Платона. – Троице-Сергиева лавра, 1900. Надеждин А. Московский митрополит Платон Левшин как проповедник. – Казань, 1883. Виноградов В. П. Платон и Филарет, митрополиты Московские (сравнительная характеристика их нравственного облика). – Сергиев Посад, 1913. Виноградов В. П. Наследие митрополита Платона в истории Московской духовной академии.
Речь в собрании Церковно-археологического отдела Общества любителей духовного просвещения 22 октября 1914 г. – Сергиев Посад, 1914. Новаковский В. И. Платон, митрополит Московский. – 3-е изд. – СПб., 1883. Смирнов С. К., протоиерей.
Автобиография Платона, митрополита Московского. [Изд. по рукописи; предисловие и примечания протоиерея С. К. Смирнова]. – М., 1887. Смирнов П. А., протоиерей.
История христианской православной церкви. – Б. м., г., с. 283-285. Беляев А. А. Митрополит Платон, как строитель национальной духовной школы. – Сергиев Посад, 1913. Беляев А. А. Национальный дух митрополита Платона. – Сергиев Посад, 1913. Беляев А. А. Профессор Московской духовной академии П. С. Казанский и его переписка с архиепископом Костромским Платоном. – Сергиев Посад, 1910. – Вып. 1. Лысогорский Н. В. Московский митрополит Платон Левшин, как противораскольничий деятель. – Ростов-на-Дону, 1905. Поселянин Е. Русская Церковь и русские подвижники XVIII века. – СПб., 1905, с. 107-119. Поселянин Е. Об изучении жизни и трудов и чествования памяти Платона, митрополита Московского. – Сергиев Посад, 1912. Розанов Н. П. Московский митрополит Платон (1737-1812). – СПб., 1913. Громогласов И. М. Новое исследование о Московском митрополите Платоне.
Критико-библиографический очерк. – М., 1907. Муретов С. Д. Письма митрополита Платона к высочайшим особам.
С предисловием и примечанием С. Д. Муретова. – М., 1895. Муретов С. Д. Поздравление Вифанской духовной семинарии в день тезоименитства Московского митрополита Платона. – М., 1897. Захарченко М. М. Киев теперь и прежде [988-1888]. – Киев, 1888, с. 109. Шемякин В. И. Москва, ее святыни и памятники. – М., 1896, с. 124,128,161. Бережанский Н. Уголок митрополита Платона – Русский паломник. – 1912, № 52, с. 826-828. Горский М. Русский Златоуст – Русский паломник. – 1912, № 49, с. 771-772. Едлинский М. Е., священник.
Подвижники и страдальцы за веру православную и землю свято-русскую от начала христианства на Руси до позднейших времен. – 3-е изд. – СПб., 1903. – Т. 3, с. 266-290. Савва (Тихомиров), архиепископ.
Хроника моей жизни: в 9 т. – Сергиев Посад, 1897-1911. – Т. 3, с. 179,369; т. 4, с. 41,72,85,98,109,115,153,200, 340, пр. 5, 632; т. 5, с. 230, 231, 770, 939; т. 6, с. 2,87,397,445; т. 9, с. 91,92,213,285,308,377. Строев П. М. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской Церкви. – СПб., 1877, с. 131, 141, 444. Розанов Н. П. История Московского епархиального управления со времени учреждения Святейшего Синода (1721 – 1821): в 3 т. (5 кн.). – М., 1869-1870. – Т. 3, кн. 1, с. 5-6, 7. Виноградов Н. П. Вознесенская Давидова пустынь Серпуховского уезда, Московской губернии (краткий исторический очерк к 400-летию ее существования (1515-1915). – М., 1915, с. 28, 29. Благовещенский И. А., протоиерей.
Архиепископ Евгений Казанцев (биографический очерк): в 2 ч. – М., 1875, ч. 1, с. 7-25; ч. 2, с. 13, 121-125. Никифор (Бажанов), игумен.
Сборник для любителей духовниго чтения. – М., 1888, с. 192, 202, 204, 205, 296-298, 315, 318, 323-334. Булгаков С. В. Настольная книга для священно-церковнослужителей. – Киев, 1913, с. 1405,1414. Толстой Ю. В. Списки архиереев и архиерейских кафедр иерархии Всероссийской со времени учреждения Святейшего Правительствующего Синода (1721-1871 гг.). – М., 1872, № 125. Календарь крестный иллюстрированный на 1883 год – Ред. А. Гатцук. – М., 1883, с. 134. Ратшин А. Полное собрание исторических сведений о всех бывших в древности и ныне существующих монастырях и примечательных церквах в России. – М., 1852, с. 101,178-191. Голубинский Е. Е. История канонизации святых в Русской Церкви. – 2-е изд. – М., 1903, с. 278, пр. 1, 338, 339. Зверинский В. В. Материалы для историко-топографического исследования о православных монастырях в Российской империи с библиографическим указателем: в 3 т. – СПб., 1890-1897; 1892, т. 2, с. 409. Денисов Л. И. Православные монастыри Российской империи: полный список всех 1105 ныне действующих в 75 губерниях и областях России. – М., 1908, с. 82, 426, 438, 450, 478, 490. Заведеев П. История русского проповедничества от XVII в. до настоящего времени. – Тула, 1879, с. 140. Поторжинский М. А. История русской церковной проповеди в биографиях и образцах с половины IX-XIX вв. – 2-е изд. – Киев, 1891, с. 610-655. Летопись церковных событий и гражданских, поясняющих церковные, от Рождества Христова до 1898 года, епископа Арсения. – СПб., 1899, с. 754, 758, 768. Списки архиереев иерархии Всероссийской и архиерейских кафедр со времени учреждения Святейшего Правительствующего Синода (1721-1895 гг.). – СПб., 1896, № 125. Кантата в память в Бозе почившему Платону, митрополиту Московскому – Московские церковные ведомости. – М., 1897. Старческие советы некоторых отечественных подвижников благочестия XVIII-XIX вв. – М., изд. Афонского Русского Пантелеимонова монастыря, 1913, с. 147, 249. Бекетов П. П. Портреты именитых мужей Российской Церкви с приложением их краткого жизнеописания. – М., 1843, с. 75, 76. Платон, митрополит, и основанная им Вифанская обитель. – Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1909. Письма митрополита Филарета Московского к высочайшим особам и разным другим лицам, собранные и изданные Саввою, архиепископом Тверским и Кашинским. – Тверь, 1888, ч. 1, с. 77, пр. 1, 102; ч. 2, с. 27,97,98,185, 260, пр. 2 и 261. Филарет (Гумилевский), архиепископ.
Обзор русской духовной литературы: в 2 кн. – 3-е изд. – СПб., 1884, с. 403. Платон, митрополит Московский и Спасо-Вифанский монастырь. – Свято-Троицко-Сергиева лавра, 1897. Московский некрополь: в 3 т. – СПб., 1907- 1908. – Т. 2, с. 425. Юбилейный сборник исторических материалов у Троицы в Академии 1814-1914 г. – М., 1914, с. 6. 7,140,197, 202, 203-207, 209, 211-213, 232, 235, 409-411, 438, 590, 620, 653, 667, 695. Православный собеседник. – Казань, 1874, май, с. 27; июнь, с. 94. – 1875, февраль, с. 99-143; май-июнь, с. 3-44; август, с. 327-347. – 1882, апрель, с. 339-364; июль-август, с. 266-311; октябрь, с. 115-148. – 1883, апрель, с. 372-394; май, с. 3-42; июнь, с. 136-168. – 1899, январь, с. 95. – 1900, февраль, с. 213. – 1901, февраль, с. 207-235; апрель, с. 51. – 1902, сентябрь, с. 128. – 1907, март, с. 9; сентябрь, с. 465; октябрь, с. 448. – 1908, ноябрь, с. 593. – 1909, июль-август, с. 210, 215, 226; апрель, с. 428. – 1910, январь, с. 10,11; декабрь, с. 26. – 1911, декабрь, с. 33. – 1912, май. – с. 242-250; октябрь. – с. 569-588. – 1913, февраль, с. 98. – 1915, июль-август, с. 17. Вестник Европы. – СПб., 1873. – Т. 6, с. 230, 236. Православное обозрение. – М., 1868, июль, с. 382. – 1877, сентябрь-декабрь, с. 364-372. Известия по Казанской епархии. – 1894, № 19, с. 596. – 1903, № 13, с. 61, 38-92. Исторический вестник. – СПб., 1882, сентябрь, с. 584. – 1884, январь, с. 137; март, с. 612. – 1886, февраль, с. 393. – 1888, январь, с. 239. – 1889, август, с. 369, 371. – 1894, ноябрь, с. 489. – 1896, апрель, с. 157-160, 163, 177, 178; декабрь, с. 937. – 1900, октябрь, с. 54. – 1904, май, с. 607. – 1905, июнь, с. 907. Странник. – СПб., 1910, декабрь, с. 795. Русская старина. – СПб., 1870-1918; 1872, май, с. 60. – 1873, апрель, с. 498; октябрь, с. 59. – 1874, март, с. 428; апрель, с. 674,765, 799. – 1875, февраль, с. 273; август, с. 463; октябрь, с. 257. – 1876, февраль, с. 267-268; май, с. 49; июнь, с. 241; октябрь, с. 718. – 1877, август, с. 523, 524. – 1879, январь, с. 145-146; август, с. 607; октябрь, с. 181. – 1880, январь, с. 125,126. – 1881, январь, с. 51,55; март, с. 91; апрель, с. 126-127, 137-138; май, с. 153-154, 158; июль, с. 284, 286, 289, 295-303, 307, 309, 311,316,321,325,337; август, с. 341,346,358, 367, 375, 392, 394, 401; сентябрь, с. 407, 414, 419-426, 434, 443, 460; октябрь, с. 470-471, 479, 488, 506, 523, 529; ноябрь, с. 204, 206, 208; декабрь, с. 161,173,175,193. – 1882, январь, с. 69-72; т. 33, с. 374-377. – 1883, апрель, с. 2, 38; август, с. 433; октябрь, с. 158; май, с. 303; октябрь, с. 97. – 1885, июнь, с. 566-567; март, с. 799-800; июль, с. 169. – 1888, декабрь, с. 101. – 1904, сентябрь, с. 660, 695; октябрь, с. 107,129. – 1907, январь, с. 191. – 1910, май, с. 404-422. Русский паломник. – 1912, № 46, с. 726-728, 722-723; № 47, с. 738-740; № 48, с. 755-756; № 49, с. 771-772; № 52, с. 826-828. – 1913, № 12, с. 192. Труды Киевской духовной академии. – 1881, август, с. 370-371, 386-390; сентябрь, с. 3. Русский инок. – 1911, декабрь, с. 61, вып. 48. Журнал Московской Патриархии. – М., 1945, № 11, с. 48. – 1951, № 4, с. 41-42. – 1954, № 6, с. 42; № 12, с. 52-56. – 1959, № 5, с. 26; № 10, с. 57-64; № 11, с. 49. Христианское чтение. – СПб., 1869, март, с. 498-501. – 1870, февраль, с. 263-264, 266-267. Душеполезное чтение. – М., 1897, ч. 2, с. 15, 43-62. Церковный вестник. – СПб., 1891, № 25, с. 395; № 38, с. 608. Письма цесаревича Павла Петровича к Московскому митрополиту Платону – Русский архив. – М., 1887. – Кн. 2, с. 5-48, 162-170, 273-288. Татьяна Васильевна Шлыкова – Русский архив. – М., 1889. – Кн. 1, с. 359, 520. Разговор с митрополитом Филаретом – Русский архив. – М., 1889. – Кн. 2, с. 463. Императрица Мария Федоровна – Русский архив. – М., 1889. – Кн. 3, с. 167,176-177,197-202, 491-495, 513. Записки графа М. Д. Бутурлина – Русский архив. – М., 1897. – Кн. 1, с. 427, 468-469. Переписка Московского митрополита Платона с графами И. П. Салтыковым и Ю. А. Головкиным – Русский архив. – М., 1897. – Кн. 2, с. 108-109. Александр Павлович Протасов – Русский архив. – М., 1897. – Кн. 3, с. 117. Граф Петр Борисович Шереметьев – Русский архив. – М., 1898. – Кн. 1, с. 522. Русский архив. – М., 1870, № 4 и 5, с. 838. – 1871, № 1, с. 223-224, 226; № 11, с. 1943. – 1872, № 1, с. 157-158; № 3, с. 456-457, 459-460. – 1895. – Кн. 1, № 1, с. 94-95; № 3, с. 292; № 4, с. 482. – 1899. – Кн. 1, № 3, с. 521; кн. 2, № 6, с. 210; кн. 3, № 10, с. 190; № 12, с. 549. – 1900. – Кн. 1, № 2, с. 257, 632. – 1901. – Кн. 2, № 5, с. 23, 45; № 6, с. 296. – 1903. – Кн. 1, № 3, с. 371; кн. 3, № 9, с. 102; № 10, с. 258-259, 261. – 1904. – Кн. 1, № 1, с. 113; № 2, с. 198, 202,106, 210,213,488; кн. 2, № 5, с. 39-50,58; № 7, с. 423-425, 430; № 8, с. 569; № 8, с. 569; кн. 3, № 9, с. 73. – 1905. – Кн. 1, № 1, с. 111,112,115. – 1910. – Кн. 1, № 1, с. 110; № 2, с. 181. – 1910. – Кн. 2, № 7, с. 323-332, 439, 463. – 1912, № 5, с. 134,139-140. Жизнеописания отечественных подвижников благочестия XVIII и XIX веков: в 12 т. – М., 1903-1912. – Т. 11, с. 119-126, 141-160; доп. 2, с. 469-471. Полный православный богословский энциклопедический словарь: в 2 т. – Изд. П. П. Сойкина. – СПб., б. г. – Т. 14, с. 49-54. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: в 41 т. – СПб., 1890-1907. – Т. 23-а (кн. 46), с. 851-852. Н. Д[урново]. Девятисотлетие русской иерархии 988- 1888. Епархии и архиереи. – М., 1888, с. 14,42. Платон Левшин – Митрополит Московский, Сергиевой Лавры Архимандрит, Св. Синода Член, Орденов Св. Апостола Андрея Св. Александра Невского и Св. Владимира 1-й степени Кавалер, Почетный Член Императорской Медико-хирургической Академии, родился 1737 г. Июня 29 в Подмосковном селе Чашниково от тамошнего Священника, именем Георгия, и при рождении наименован Петром.
С детства обучался в Московской Академии Наук и языкам латинскому и греческому.
По вступлении в Богословский класс, прежде окончания еще бывшего тогда в Академии четырехгодичного курса сей науки, он в 1757 г. по Указу Св. Синода определен был в той же Академии Учителем Поэзии, а притом и публичным Катехизатором.
В 1758 г. по прошению Гедеона Криновского, бывшего тогда Архимандрита Сергиевой Лавры и Придворного Проповедника переведен он в Лаврскую Семинарию в должность Учителя Риторики, и там на 22 году от рождения, 14 Августа того же года пострижен в Монашество, 30 того же месяца посвящен в Иеродиакона, а 2 Июля 1759 г.-во Иеромонаха.
После сего вскоре был определен Семинарии Префектом и Учителем Философии; а через 2 года, в 1762 г., с Марта – Ректором и Учителем Богословия.
В том же 1762 г., когда Императрица Екатерина II прибыла в первый раз после Коронации своей для Богомоления в Сергиеву Лавру, то он при встрече говорил Ей Приветственную Речь, и потом в Ее присутствии держал Семинарский Богословский Диспут.
В следующем 1763 г. он при звании Ректорском исправлял уже и Наместническую должность в Лавре; а в Мае того же года, когда Императрица вторично посетила сию Обитель, он паки встречал Ее там и Мая 19 в присутствии Ее говорил первую Проповедь о пользе Благочестия из Темы I Тимоф., гл. IV, ст. 8. После сего случая Императрица избрала его быть Наследнику Своему, Великому Князю Павлу Петровичу, Наставником в Законе Божьем и Проповедником при Своем Дворе. Вследствие того по Указу Ее, состоявшемуся в Июне того же года, он отправился в С.-Петербург и с 29 Августа вступил в назначенную ему должность, которую и проходил около 4 лет. В сие время, кроме многих Поучений, говоренных им при Дворе, и Приветственных Речей Императрице, он сочинил для Великого Князя Учебную Христианскую книгу под названием Православное Учение, или Сокращенная Христианская Богословия и Рассуждение о Мельхиседеке, в ответ на вопрос о нем Великого Князя. Между тем сам он тогда научился французскому языку. В 1766 году Июля 16 по Имянному Указу посвящен он во Архимандрита Сергиевой Лавры, и когда Императрица, в 1767 г. бывши в Москве, посещала в третий раз Сергиеву Обитель и тамошнюю Семинарию, то он встретил Ее на сем месте, и по возвращении в С.-Петербург 1768 г. Января 18 определен по Имянному же Указу Членом Св. Синода; а в 1770 г. Октября 12 хиротонисан в Архиепископа Тверского, с предоставлением ему и Архимандричьего звания Сергиевой Лавры. Во время управления Тверской Епархией он усовершил в тамошней Семинарии порядок учения, завел по Уездам многие малые Училища Духовные, пекся об исправлении своего Духовенства, сочинил для Духовных Благочинных Инструкцию, для Ставленников Сокращенный Катехизис, с присовокуплением Церковных Правил из Кормчей Книги и Духовного Регламента и Присяг на Священно-церковнослужительские Чины, а для малых детей два Кратких Катехизиса, с Вопросами и Ответами.
В 1773 году, когда прибыла в С.-Петербург назначенная быть супругою Великому Князю Гессен-Дармштадтская Принцесса Наталия Алексеевна, то он избран ей в Духовники и преподавал наставление в Греко-Российском Исповедании, а по кончине ее – также и второй, в 1776 г. избранной Великому Князю невесте, Виттенберг-Штутгартской Принцессе Марии Федоровне.
В начале 1775 г., когда Императрица с Великим Князем путешествовала в Москву, то он встречал Ее в Твери и сопровождал в Столицу, где Января 21 того же года пожалован Московским Архиепископом, с предоставлением ему по-прежнему титула Архимандрита Сергиевской Лавры. По вступлении в сию Епархию, ему ноября 18 того же года препоручена была в полную Дирекцию Московская Славено-Греко-Латинская Академия, состоявшая дотоль под непосредственным ведением Св. Синода, и он с того же года немедленно завел в пособие сему Высшему Училищу три малых: на Перерве, в Звенигороде и Дмитрове.
В следующем 1778 году он вызван был в С.-Петербург и того же года возвратился в Москву.
В другой раз опять он ездил туда в 1782 г. и пробыл с Января до осени. В оба сии приезда говорил он Проповеди в Придворной Церкви при Высочайшем присутствии.
По возвращении оттуда большую часть времени жил в Сергиевой Лавре и в строившемся с 1783 г. на его собственном иждивении близ Лавры Вифанском Монастыре.
В 1787 году, когда Императрица возвращалась из путешествия своего, предприниманного по Южным Провинциям Российским, то он встречал Ее в Москве и 29 Июня во время Литургии в Успенском Соборе пожалован Митрополитом.
По вступлении на Престол Государя Императора Павла I, он получил 1797 г. Марта 21 Ордена Александровский и Андреевский, и в том же году последний раз приезжал в С.-Петербург.
В 1801 г. при Коронации Государя Императора Александра I между Духовенством первенствовал он при сем Обряде и совершал оный Сентября 15 дня в Московском Успенском Соборе.
В 1809 г. Августа 30 пожалован Владимирским Орденом I класса.
В 1811 году испросил себе по умножившимся болезням увольнение от Епархиальных дел, которые до выздоровления его поручены были его Викарию, и жил в Спасовифанском своем Монастыре, где он еще с 1797 г. завел и особую Семинарию.
Однако ж весною, летом и осенью в Августе 1812 г., пред самым нашествием французов, приезжал в Москву, но того же года Ноября 11 скончался в Спасовифанском Монастыре и там погребен 18 числа. Проповеднические сочинения сего Пастыря сперва издаваемы были порознь с 1763 по 1782 гг. по Имянному повелению Славянскими и Гражданскими буквами в 4 долю листа под названием Поучительные Слова при Высочайшем Дворе Ее Императорского Величества и проч., сказыванные Его Императорского Величества Учителем и Придворным Проповедником и проч. Таковых Отделений с продолжениями вышло 12. А с 1779 г. Московской Академии Ректор, Архимандрит Дамаскин и Префект, Иеромонах Амвросий, испросили у Сочинителя позволение издать оные совокупно для желающих по подписке, на счет Академии в пользу и пособие бедным ученикам.
Они предположили заключить в 9-ти томах все им написанное до 1779 г. Однако ж в 5-й и 6-й тома включили и говоренные им с 1779 г. по 22 Октября 1780 г. Поучения.
С тех пор в разные времена печатаемо было продолжение оных, и доныне издано их 20 томов. Содержание их есть следующее: том 1-й, напечатанный в Московской Сенатской типографии у Гиппиуса 1779 г., заключает, во-первых, Посвящение Императрице от Издателей и их Предисловие, также Письмо их к Сочинителю и Ответ его, потом Предисловие Сочинителево и его Посвящение Императрице, напечатанное еще при первом издании его начальных Поучений.
За сим следуют сами Поучения, числом 32, говоренные с 19 Мая 1763 г. по 20 Ноября 1765 г. В начале сего тома приложено графированное изображение Сочинителя, и в некоторых экземплярах припечатано было и краткое Жизнеописание его. В конце книги Объявление издателей о подписке на 9 томов. Сие издание начало выходить под названием: Его Императорского Высочества Учителя в Законе и Проповедника Придворного, Св. Правительствующего Синода Члена, Преосвященнейшего Платона, Архиепископа Московского и Калужского и Святотроицкой Сергиевой Лавры Священно-Архимандрита Поучительные Слова и другие сочинения, от Московской Академии выпечатанные.
Том II содержит 35 Поучений, говоренных с 1766 г. по Октябрь 1773 г. К сей книге после заглавия припечатано также Посвящение из первого издания Императрице от Сочинителя, и вместе с подлинником напечатан Греческий простого языка перевод Слова, говоренного им над гробом Петра I в 1770 г. Сентября 15, сделанный Волошским Архимандритом Кесарием.
Том III содержит 38 Поучений, с 2 февраля 1775 г. до Недели Ваий 1779 г. говоренных.
Том IV содержит 44 Поучения, от Пасхи 1777 г. до 15 Мая 1779 г. Том V содержит 31 Поучение, с 19 Мая 1779 по 7 Июня 1780 г. В сем томе, яко последнем до 1780 г., припечатаны 33 Поздравительные Речи Императрице и Великому Князю, в разные времена и на разные случаи говоренные с 1763 г. Там же приобщено Предисловие к благочестивому читателю на Беседы Иоанна Златоустого на Бытия, изданные в Москве 1769 г. и переведенные с Еллино-Греческого сим же Сочинителем; а в заключении роспись всех, в 5 томах находящихся, Поучительных Слов и Речей, с означением случаев и дней, когда говорены.
Том VI содержит: 1) Увещание Раскольникам, сочиненное по Имянному Высочайшему Указу и по препоручению Св. Синода по случаю сожегшихся самовольно 4 Июля 1765 г. в Зеленецком Монастыре мятежных Раскольников.
Оно в первый раз напечатано было особо Славенскими буквами в 8 долю листа 1766 г. при Св. Синоде с Чиноположением, как принимать Раскольников, обращающихся к Православной Церкви; 2) Инструкцию Благочинным Священникам.
Она в первый раз напечатана была 1775 г. в Москве для одной Тверской Епархии, но ныне принята уже Св. Синодом в общее Законоположение Российской Церкви; 3) Краткий Катихизис для обучения малых детей Христианскому Закону, расположенный по Вопросам и Ответам, с приложением на конце молитв.
Он в первый раз напечатан был 1775 г. в Москве; а в 1783 г. и в Вене в Придворной Иллирийской типографии Славенскими буквами; 4) Сокращенный Катехизис для обучения отроков, расположенный также по Вопросам и Ответам, с присовокуплением Молитв и краткого Христианского нравоучения.
Он печатан прежде и после многократно; 5) Сокращенный Катехизис для Священно-церковнослужителей, как для всегдашнего их занятия, так особливо для изучения при вступлении их в Церковные Должности, с прибавлением мест из Слова Божия, Правил Св. Апостолов и Св. Отцов и из Духовного Регламента, особливо для Священства принадлежащих, и с присовокуплением Присяг.
В 1-й раз напечатан он 1775 г. в Москве для Тверской Епархии; а потом многократно и для прочих.
В конце сего тома напечатано 8 Поучений, говоренных по издании V тома с 4 Июля по 22 Октября 1780 г. Том VII содержит Православное учение, или Сокращенную Христианскую Богословию, сочиненную для употребления Великого Князя, с прибавлением Молитв и Рассуждения о Мельхиседеке, сочиненного на Вопрос самого Великого Князя, и Ответа его на оный. Сия книга в 1-й раз напечатана была в С.-Петербурге в 4 долю листа 1765 г. при Академии наук Гражданскими буквами и в том же году в Москве славянскими, а потом многократно.
Она переведена на латинский, немецкий, английский, французский, голландский, греческий, армянский и грузинский языки. Латинский перевод, сделанный в Геттингене студентом Димитрием Семеновым-Рудневым (после бывшим Дамаскином, Ректором Московской Академии и потом Епископом Нижегородским, Издателем сих сочинений), напечатан в С.-Петербурге при Академии Наук 1774 г.; немецкий, сделанный в Риге переводчиком Родо, напечатан в Лейпциге 1770 г.; французский, сделанный бывшим при Парижском Посольстве русским Священником Семеном Матфеевым, напечатан в С.-Петербурге 1776 г.; греческий, простого языка, с многими примечаниями, напечатан в Вене 1786 г.; английский – Г. Пинкертоном, напечатан в Эдинбурге 1814 г.; голландский перевод, сделанный, как утверждают, с английского, напечатан в Нидерландском Королевстве незадолго до бракосочетания Государыни Великой Княжны Анны Павловны с тамошним Наследным Принцем Вильгельмом; а грузинский и армянский доныне еще не изданы.
Томы VIII и IX содержат Катехизис, или первоначальное наставление в Христианском законе, преподаванное публично в Московской Академии во время бытности там Сочинителя Учителем Поэзии, с Сентября 1757 г. по 13 Июля 1758 г. Сим томом кончится подписное издание Ректора Дамаскина и Префекта Амвросия.
Однако ж, они в 1782 г. издали и еще том X, содержащий 33 Поучения, говоренных с 8 Ноября 1780 по 28 Июня 1782 г., с присовокуплением: 1) Двух Речей, говоренных Императрице Сочинителем в 1782 г. во время бытности его тогда в С.-Петербурге и 2) Жития Преподобного Сергия Радонежского Чудотворца, напечатанного тогда же и особо, а вторично 1784 г. Все сии 10 томов печатаны с 1779 г. по 1782 г. в Сенатской типографии содержателем оные Гиппиусом.
Том XI печатан в Московской вольной типографии у Мейера в 1784 г. и содержит 35 Поучений, говоренных с 29 Августа 1782 г. по 6 Января 1784 г., 4 Речи на открытие Московской Губернии по новому Учреждению в 1782 г. С сего тома все последующие выходили под названием: Поучительные Слова Св. Правительствующего Синода Члена и проч. Том XII, напечатано 1786 г. иждивением Типографической Компании в ее же типографии, содержит 40 Поучений, говоренных с 2 февраля 1784 г. по 25 Декабря 1785 г. и одну Речь Приветственную на прибытие Императрицы в Москву 1784 г. Том XIII, напечатано 1792 г. в Московской Синодальной типографии, содержит 36 Поучений, говоренных с 6 Января 1786 г. по 8 Сентября 1787 г. и 6 Речей Приветственных Императрице при возвращении Ее из Южного путешествия в Москву 1787 г. Последнее в сем томе Поучение, говоренное на Рождество Богородицы, выбрано из Слова, говоренного Фенелоном на день Успения Пресвятой Богородицы, как изъяснил под оным сам Проповедник.
Из сего тома Великопостные Поучения напечатаны были особо в 4 долю листа славенскими буквами в Московской Синодальной типографии.
Том XIV, напечатанный там же 1792 г., содержит 39 Поучений, говоренных с 14 Сентября 1787 г. по 28 Апреля 1790 г. В том числе 2 Надгробных Слова, Графу Петру Борисовичу Шереметеву и Князю Михайле Никитичу Волконскому.
Том XV, напечатанный там же 1792 г., содержит 31 Поучение, говоренных с 2 Мая 1790 г. по 25 Декабря 1791 г. Том XVI, напечатанный в Университетской типографии 1797 г., содержит 40 Поучений, говоренных с 2 Февраля 1792 г. по 12 Февраля 1794 г. Том XVII, напечатанный там же 1797 г., содержит 40 Поучений, говоренных с 26 Февраля 1794 г. по 30 Декабря 1795 г. В сем Томе напечатано его на память Преподобного Сергия Радонежского, 25 Сентября 1795 г., говоренное на Утрени вместо Синаксаря в Сергиевой Лавре Историческое Слово, в коем исчислены знаки усердия Российских Государей к Обители Св. Сергия, а пред Обеднею говорил Сочинитель Речь пред Мощами Сергиевыми, держа в руках присланные тогда от Императрицы драгоценные с антиками Сосуды в дар Лавре, Том XVIII, напечатанный там же 1798 г., содержит 22 Поучения, говоренных с 1 Января 1796 г. по 5 Июля 1797 г., и 5 Речей Приветственных Императору Павлу I; потом 3 Слова Златоустовы, сокращенно и яснее переложенные, и говоренные на Утренях в Лавре; после того одно Слово Св. Иоанна Дамаскина на Успение Богородицы; одно Слово Св. Епифания Кипрского на Праздник Ваий; три Слова Св. Григория Богослова на разные дни; все (кроме Григорьевых Слов) говорены в Сергиевой Лавре на Утренях; а наконец 21 Письмо Св. Григория Богослова к разным особам, все переведены с Еллино-греческого самим им. Том XIX, напечатанный в Московской Синодальной типографии 1803 г., содержит 51 Поучение, говоренные с 15 Августа 1797 г. по 25 Декабря 1802 г., и 8 Речей Приветственных при Коронации Императора Александра I, кои и особо трижды были напечатаны, а одна из оных, говоренная при совершении Коронации в Успенском Соборе, переведена и напечатана тогда же на латинском, греческом, французском, немецком, английском, итальянском и армянском языках.
Латинский перевод самим Сочинителем сделан, а греческий Евгением Болгаром, Архиепископом бывшим Славенским; из немецких переводов почитается лучшим, сделанный знаменитым немецким писателем, бывшим Президентом Императорской Академии Наук, Г. Тайным Советником, Бароном А. Л. Николаем.
Том XX, напечатанный там же 1806 г., содержит 48 Поучений и одну Речь перед Мощами Преподобного Сергия, говоренные с 1803 г. по 1 Января 1807 г. Из всех сих Сочинений один Московский Священник сделал выбор лучших мест и издал 1805 г. в Москве в 2 частях под названием Дух, или избранные мысли из всех Творений Преосвященного Митрополита Платона.
Сверх того сей Пастырь сочинил еще Преподобному Сергию Радонежскому Акафист, напечатанный в 1-й раз при Службе сему Преподобному в 1795 г. и Краткую Церковную Российскую Историю, изданную в Московской Синодальной типографии 1805 г. в 2-х частях гражданскими буквами.
Второе издание напечатано 1824 г. в Москве, с прибавлением Речи на Коронацию Государя Императора Александра I и Духовного Завещания.
В 1813 г. напечатаны еще в С.-Петербурге собственные его Записки Путешествия, предпринятого им в 1804 г. по Белорусским и Малороссийским Губерниям до Киева. Он вел ученую переписку с некоторыми иностранными и российскими учеными о разных предметах.
Из сей переписки 63 Письма Латинских к нему от чужестранцев и русских, с несколькими его Ответами, изданы в 1776 г. при С.-Петербургской Академии Наук под названием Fasciculus Litterarum, guas variae conditionis extranei, praecipue Russi eruditione et doctrina praeclari viri dederunt ad Eminentissimum D. Platonem D. G. Archiepiscopum Mosguensem (Собрание писем, которые различные иностранные, а также русские ученостью знаменитые мужи направили Преподобному Платону, Архиепископу Московскому. – лат.). При сей книжке напечатано на латинском же языке и краткое Жизнеописание его. Из сочинений его по достоинству наилучшими признаются: Краткая Богословия, Инструкция Благочинным, Увещевания Раскольникам, краткие Катехизисы и многие Речи и Поучения.
О сих последних сам он в Предисловии к 1 тому написал: “Признаюсь, что о витийственном и испещренном слоге я никогда много не заботился.
Таковый словами играющий и надменный слог может быть для светских сочинений когда-либо пристоен и нужен: но на Священном месте, где устами Проповедника беседует вечная Истина, почитал я, что оный есть излишен, рассуждая, что Слово Божие есть подобно сановитой жене, которая сама собою заставляет себя почитать, не требуя прикрас жены нецеломудренныя.
Притом Проповедник должен беседовать к людям различного состояния и понятия; а потому необходимость требует, дабы Духовная Беседа была всякому удопонятна, удаляя от себя, сколько возможно, то подозрение, что будто Проповедник более ищет хвалы слушателей за свое красноречивое Слово, нежели ревнует о насаждении добродетели и страха Божия в сердцах слушателевых.
По сим причинам о витийственном и испещренном слоге я никогда много не заботился: а все мое внимание и старание обращал на то, дабы в Слове моем ничего не было темнаго, невразумительнаго, или сомнительнаго, или обоюдный разум имеющаго; чтобы притом все было поставлено в своем месте, сходственно с порядком естественным; доказательства на всякое предложение были б приличные, убедительные, неоспоримые и ничего б такого между ими не было, что бы слушателю показалось сомнительным, или бы он на что мог возражение сделать.
К сему единственно простиралось всегда все мое внимание, и притом я всегда себя уверял, что есть ли Слово с таковым духом будет сочинено и произнесено, более может подействовать в сердце слушателя и больше к его пользе послужить, нежели то, которое надымается одною разновидных выражений пестротою и токмо производить один громкий слове шум, ни силы, ни духа не имеющий.
Естьли же я и в сем не успел, не для того, чтоб не доставало моего к тому намерения и тщания, но не доставало сил и возможности.
Не всяк все дары стяжати может. Комуждо бо, да со Апостолом скажу, дается явление Духа на пользу, овому дается Слово Премудрости, иному Слово Разума, иному роди Языков, другому же сказания Языков.
Всяже действует един и той же Дух, разделяя Властию коемуждо, якоже хощет. Почему извинит меня читатель, естьли каковые в чем-либо усмотрит в моих сочинениях недостатки; только 6 удостоилось его одобрения мое намерение.
Впрочем, по Апостолу, много согрешаем вси и проч.”. К сему можно заметить, что при столь частом Проповедовании, как занимался оным сей Пастырь, и при многократном рассуждении об одних и тех же предметах, нельзя всегда употреблять равного внимания на изобретение, расположение и украшение доводов, и трудно избежать повторений сказанного уже прежде.
Сему подвержены были всегда и другие знаменитейшие в свете Проповедники, у коих не все, и даже не многие только Поучения почитаются совершейнейшими образцами красноречия.
Впрочем, первые, в молодости, особливо при Дворе, сим Пастырем говоренные Поучения, отличаются возвышением и плодовитостью собственных мыслей, а последние больше напитаны Словом Божиим.
Он с Преосвященным Гавриилом, Митрополитом Новгородским, издал в 1775 г. на все годовые Воскресные и Праздничные дни три части Поучений, в Церквах Российских доныне читаемых, и между ними поместил многие из своих прежде говоренных, а иные и нарочно для сего издания сочинил.
Подробнейшее Описание Жизни сего Пастыря с приложением Духовного его Завещания, некоторых Речей, Поучений и Писем к нему от Императорских Особ, издано в Москве 1818 г. в 8 долю листа. {Болховитинов} Платон Левшин законоучитель Павла I, знаменитый проповедник времен Екатерины II, Павла I и Александра I, митрополит московский; род. 1737 г. 20 июня, † 1812 ноября. {Половцов} Платон Левшин [в миру Петр Егорович; 12(23).07.1737 – 24.11(06.12).1812)] – митрополит Московский, богослов, философ.
Учился в Коломенской семинарии и в Славяно-греко-латинской академии (с 1814 – Моск. Дух. академия).
Являлся законоучителем цесаревича Павла, принимал участие в ред. “Наказа” Екатерины II. С 1770 – Тверской архиепископ, с 1787 – митрополит Московский.
В 1772 благословил открытие Оптиной пустыни.
Труды П. уже при его жизни переиздавались в Оксфордском ун-те. Среди почитателей его трудов и проповеднического дара были Екатерина II, императоры Павел и Александр I. О “русском Платоне” с уважением писали Пушкин, Чаадаев, Достоевский, Вл. Соловьев, Бердяев, Флоренский, Розанов.
П., отдавая дань святоотеческой традиции, настаивал на необходимости свободы личного дух. опыта в постижении основ христ. вероучения.
Будучи прекрасным знатоком Священного Писания, он использовал при его метафиз. интерпретации ряд своеобразных герменевтических приемов.
Однако в отличие от протестантской традиции рационалистической интерпретации библейских текстов П. ратовал за постижение божественных дух. глубин Библии прежде всего посредством уразумения и преображения своей собственной души, как образа Божия. “Слово Божие,- писал П.,- поучает нас истинному самих себя познанию”. Многие богословско-филос. изыскания П. выполнены в краткоафористической, нравоучительной манере.
Соч.: Собр соч. Т.1-20. М., 1779-1806; Полн. собр. соч. тт. 1-2. СПб., [б. г.]; Наставление для учеников философии в Cnaco-Вифанской семинарии – Смирнов С. Cnaco-Вифанский монастырь.
М., 1889; Избранные мысли – Калитин П. В. Распятие миром. М., 1992.



валентина беднова википедия

Биография Платон Левшин