|  | 

Г

Биография Гальберг Самуил Иванович (Самуил Фридрих)

– скульптор; род. в Эстляндской губернии 2 декабря 1787 г.; умер в Петербурге 10 мая 1839 г. Сын небогатого, но довольно образованного, трудолюбивого и набожного шведа, занимавшегося управлением имениями разных помещиков, Г. семи лет, в 1795 г., был отдан в Академию Художеств, где в это время уже обучался его старший брат Иван, бывший потом архитектором при Кабинете Его Величества; другой его брат, Карл, бывший после секретарем в Департаменте Герольдии, тоже учился в Петербурге – в Первом Сухопутном Шляхетском корпусе; кроме них была еще сестра Анна, годом моложе нашего художника, вышедшая впоследствии замуж за известного филолога А. X. Востокова.
Занятия Г. в Академии шли успешно.
В 1803 г. он получил серебряную медаль второго достоинства, а в 1806 г. – такую же медаль первого достоинства; кроме того, в том же году он конкурировал со своим товарищем Крыловым по программе, заданной М. Н. Муравьевым: изобразить в барельефах “заслуги и славу гр. А. А. Мусина-Пушкина”; эскизы обоих конкурентов оказались настолько равными по достоинству, что обоим им было выдано по золотой медали.
В следующем году он получил вторую золотую медаль за барельеф “Три отрока перед Навуходоносором” и первую серебряную медаль за лепление с натуры.
В 1808 г., за барельеф “Марфа Посадница приводит жениха своей дочери, Мирослава, к деду своему Феодосию, который дает тому свой родовой меч”, Г. получил первую золотую медаль.
Медаль эта давала право на заграничную поездку за казенный счет; но так как в это время недостаток средств и политические условия задерживали отправку пенсионеров, то их оставляли для усовершенствования при Академии, давая им квартиру и стол и поручая руководство их занятиями одному из профессоров, так что одно время таких пенсионеров скопилось до тридцати человек.
Таким же образом оставлен был и Г., работавший под руководством Мартоса.
Только 30 июня 1817 г. его решено было отправить за границу, куда он и поехал лишь в июле 1818 г. В Риме Г. много рисовал в музеях и посещал лекции анатомии во французской академии; руководителем по скульптуре он выбрал себе знаменитого Торвальдсена.
В феврале 1819 г. приехал в Рим Великий Князь Михаил Павлович.
Давая заказы для поддержки русских пенсионеров, он заказал двоим скульпторам, Крылову и Г., исполнить статуи Гектора и Ахиллеса, говоря, что “два скульптора – два соперника, – пусть они представят двух великих соперников, и увидим, кто победит”. За исполнение каждой статуи назначено было по 2500 руб. Крылов и Г. бросили жребий, кому взять которого из соперников, и нашему художнику достался Ахиллес.
В начале болезнь, а потом затруднения в материальных средствах задержали его работу, и он скоро охладел к ней, работал более головой, чем от сердца, работал долго и в конце сам остался неудовлетворен, хотя в Петербурге были ею очень довольны.
Прежде чем он мог приступить к статуе Ахиллеса, он вылепил (1819 г.) бюст своего товарища В. А. Глинки, вышедший настолько удачно, что вызвал большие похвалы римских скульпторов и доставил автору немало заказов в этом роде. Г. предлагал даже прислать его в виде отчетной пенсионерской работы в Академию.
По поводу этого бюста сам Г. писал, 7 ноября 1819 г.: “Наконец я кончил бюст Глинки.
Портрет не только без зрачков, даже без бровей.
Может быть, назовут меня нововводителем, и притом неудачным…” Бюст этот находится в Академии.
В 1820 г. им исполнены эскиз “Бойца”, мраморный бюст г-жи Мальцевой, только что умершей перед тем, и сделаны эскизы для ее надгробного памятника, но последний выполнен не был. Мартос советовал ему сделать бюст папы и через посланника поднести его государю, но на это художник не нашел времени.
Точно так же не воспользовался и другим его советом, относительно бюста Кановы, который думали заказать ему от Академии,- так как Канова сам только что перед тем сделал колоссальный свой бюст, то Г. нашел неудобным и самое обращение к Канове с просьбой позировать после этого; он предложил лучше сделать копию с упомянутого бюста, но ответ Академии нам не известен.
В 1821 г. Г. познакомился с кульмским героем, гр. А. И. Остерманом-Толстым.
Тот засыпал его множеством заказов; многие из них остались потом без исполнения, но некоторые были выполнены.
Так, он исполнил для него мраморный его бюст, статую, изображающую графа тяжело раненым (1822 г.), небольшую лежащую нимфу и бюст одной римской дамы. В 1824 г. оставлявший свой пост секретарь русского посольства, барон Ган, заказал Г. бюст посланника, или как тогда называли – министра, А. Я. Италинского, который был впервые высечен из мрамора самим художником и был потом повторен, тоже из мрамора, для князя Г. И. Гагарина.
В 1823 г. он исполнил бюсты: княжны А. П. Волконской, из мрамора, княгини Трубецкой, покойной дочери М. Я. Нарышкиной (с миниатюрных ее портретов) и графини А. Ф. Закревской, урожденной графини Толстой (по заказу ее отца). В 1824 г. он сделал из мрамора с натуры бюст князя М. Б. Барклая-де-Толли. Приехавший в это время в Рим граф Сен-При хотел поручить ему сделать надгробный памятник брату, генералу русской службы, павшему при взятии Лаона. Наш художник был очень польщен таким заказом из Франции, составил эскизы, которые были посланы заказчику, но результатов никаких не получилось.
За это же время он исполнил, по заказу князя И. А. Гагарина, свою лучшую работу – “Молодой сатир прислушивается к звуку ветра в тростнике, или Изобретение музыки”, высеченную из мрамора и находящуюся теперь в музее Александра III. Кроме того, он задумал было вылепить статую Евы, но почему-то не осуществил этого. К 1826 г. относится бюст младшей дочери А. М. Корсаковой, Варвары.
Тогда же он закончил небольшую статую “Мальчика, пускающего пузыри”. В 1827 г. он сделал мраморный бюст Григ. Никанор.
Оленина, зятя президента Академии, находящийся в музее Александра III. Граф Аракчеев, вознамерясь поставить в селе Грузине памятник Императору Александру І, обратился, по указанию Оленина, к Г. Памятник этот отлит из бронзы, и художник получил за него девять тысяч рублей.
Все эти работы очень задержали пребывание Г. в Риме, так что он прожил там целых десять лет. Наконец в 1828 г. состоялось Высочайшее повеление: “Скульпторов Г. и Орловского вызвать в Петербург для сочинения проектов статуям фельдмаршалов князей Кутузова и Барклая-де-Толли, доставя им на путевые издержки по 150 червонных; по приезде же их сюда производить им жалованья по 3000 руб. в год каждому из Кабинета”. Перед самым отъездом он успел еще сделать бюст графа Капо-д Истрия.
Исполнение памятников досталось Орловскому, а Г. вскоре (9 июля 1829 г.) был приглашен на должность профессора второй степени по классу скульптуры и орнаментов.
В это время он имел уже звание академика; на звание же профессора ему была задана, 3 февраля 1831 г., программа: “Группа, представляющая человека, который усмиряет борзого коня; величина фигур должна быть во весь рост”. Но художник, по-видимому, не стал работать этой программы.
По крайней мере, 24 сентября 1836 г., он был возведен в звание профессора, единогласно, без программы, за приобретенную им “в чужих краях всеобщую известность произведенными им статуями из мрамора, изображающими Начало музыки и Дитя, пускающее мыльные пузыри”. Как преподаватель Г. имел большое влияние на своих учеников, не только по своей специальности, но и на их общее развитие, так как, по тому времени, это был наиболее образованный художник во всей Академии.
Недаром над его могилой К. П. Брюллов сказал: “Сегодня мы похоронили пол-академии”. Его учениками были: Пименов, Ант. Иванов, Ставассер и Климченко.
В 1829 г. Г. получил Высочайшее повеление, через князя Волконского, заняться проектом статуи Александра І, и вылепил бюст В. А. Перовского; может быть, к этому же времени относится и бюст A. A. Перовского; оба эти бюста находятся в музее Александра III. К следующему году относится бюст И. А. Крылова, находящийся в Румянцевском музее. В 1831 г. исполнен бюст А. Н. Оленина, находящийся в собрании С. С. Боткина, и бюст барона Дельвига, статуя Еврипида для Имп. Публичной Библиотеки и небольшая статуя Екатерины II для Академии Художеств, где, кроме нее, есть еще исполненная им же вскоре колоссальная гипсовая модель той же императрицы и вырубленная с этой модели в 1862 г. Бродским мраморная статуя; маленькие модели этой статуи имеются также в Зимнем дворце и в собрании И. И. Ваулина. 2 марта 1832 г. Государь выразил желание, чтобы Демут-Малиновский, Г. и Орловский занялись сочинениями барельефов и евангелистов для академической церкви, и для нее наш художник сделал барельеф “Явление Аврааму трех ангелов у дуба Мамврийского” и двух коленопреклоненных ангелов.
В 1833 г. поручено ему, вместе с Мартосом и Демутом-Малиновским, заняться сочинением памятника Императрице Марий Феодоровне, который предполагалось воздвигнуть в церкви при Смольном монастыре; модель этого памятника работы Г. находится в собственной Его Величества Канцелярии по учреждениям Императрицы Марии. В этом же году Академия поручила ему сделать для конференц-зала мраморный бюст Николая I. В это же время он работал и над памятником Державину для Казани и представил в Совет Академии подробное изложение своего проекта.
Впоследствии самый памятник выполнен был, уже после его смерти, Рамазановым и Климченко.
В следующем году он сделал бюст И. П. Мартоса, отлитый в 1839 г. из бронзы бароном П. К. Клодтом и находящийся в музее Александра III. В это время он работал над памятником H. M. Карамзину для Симбирска, причем представил в Академию два проекта: один – с фигурой Карамзина, а другой – с Клио. Академия предпочла второй, и в таком виде он и был исполнен, уже по смерти Гальберга, Ставассером, Ант. Ивановым, Рамазановым, Климченко и бароном П. К. Клодтом.
К 1837 г. относятся бюсты графа Ферзена и А. С. Пушкина.
Кроме перечисленных работ, им же исполнены: бюсты П. Е. Доброхотова и П. А. Кикина (последний находится в Обществе Поощрения Художеств), барельеф Богоматери с Апостолами, в виде фриза (украшает одну из зал музея Александра III), два ангела в портике Троицкого собора в Петербурге и голова Изиды. Им же составлен проект надмогильного памятника С. Ф. Щедрину, законченный Ант. Ивановым и Ставассером и отлитый бароном П. К. Клодтом.
Г. был женат на дочери ректора скульптуры В. И. Демута-Малиновского, Елизавете Васильевне, и имел от нее двух дочерей: Елизавету, вышедшую за И. Ф. Эвальда, и Анну – за X. П. Носова.
Погребен он на Волковом лютеранском кладбище, а жена его, умершая менее чем через год после него, – на Смоленском православном кладбище. “Журнал Изящных Искусств”, 1825; Оленин А. Н., “Краткое историческое сведение о состоянии Императорской Академии Художеств”, СПб., 1829; Отчет Академии Художеств за 1830 г.; “Художественная газета”, 1837, 1838 и 1841 гг.; Фишер, “Указатель находящихся в Академии произведений”, СПб., 1842; Рамазанов Н. А., “П. A. Ставассер.
Оттиск из Русского Вестника”, 1863; его же, “Материалы для истории художеств в России”, М., 1863; “Сборник материалов для истории Императорской Академии Художеств”, СПб., 1864-1866; Эвальд В. Д., “Скульптор С. И. Гальберг в его заграничных письмах и записках (прил. к “Вестнику Изящных Искусств”, 1884 г.); Энциклопедический Словарь Брокгауза-Ефрона (ст. А. И. Сомова);
Архив Брюлловых, СПб., 1900; Барон Врангель H. H., “Русский музей Императора Александра III”, СПб., 1904; его же, “Каталог старинных произведений искусств, хранящихся в Имп. Академии Художеств (прил. к “Старым годам”, 1908 г.); Грабарь И., “История русского искусства”, вып. 10; Петербургский Некрополь, СПб., 1912, т. I. А. Новицкий. {Половцов}


фатеев вячеслав филиппович

Биография Гальберг Самуил Иванович (Самуил Фридрих)