|  | 

Л

Биография Лавров Петр Лаврович

– философ позитивистического направления, русский эмигрант.
Род. в 1823 г.; окончил курс в артиллерийском училище; был преподавателем математики, помощником редактора “Артиллерийского Журнала”, в 1861-64 гг. – редактором выходившего тогда “Энциклопедического Словаря”, негласным редактором “Заграничного Вестника”. В конце шестидесятых годов Л. подвергся административной ссылке и бежал за границу, где редактировал социалистические издания на русском языке. Помимо множества статей по философии, педагогии, антропологии, истории, литературе, политической экономии, помещенных в разных журналах и газетах, Л. издал отдельно: “Очерки вопросов практической философии” (СПб., 1860); “Три беседы о современном значении философии” (СПб., 1861); “Очерк истории физико-математических наук” (вып. 1, СПб., 1866; в “Мор. Сборнике” 1865-66 г. напечатано гораздо больше, чем в отдельном издании); “Исторические письма” (СПб., 1870); “Опыт истории мысли” (вып. 1, СПб., 1874); “L idee du progres dans l anthropologie” (П., 1873); “Опыт истории мысли нового времени” (т. I, Женева, 1888 и сл.); “Государственный элемент в будущем обществе” (Л., 1876). Л. называет свое учение антропологизмом и видит элементы его у Протагора, древних скептиков, сенсуалистов, Конта и особенно у Фейербаха.
Философская мысль есть специально мысль объединяющая, теоретически-творческая.
Она черпает весь свой материал из знания, верования и практических побуждений, но вносит во все эти элементы требование единства и последовательности.
Всякое мышление и действие предполагает, с одной стороны, мир, как он есть, с законом причинности, связывающим явления, с другой – возможность постановки вами целей и выбора средств по критериям приятнейшего, полезнейшего, должного.
Но то и другое существует не само по себе, а для нас; следовательно, исходной точкой философского построения является человек, проверяющий себя теоретически и практически и развивающийся в общежитии.
Антропологизм допускает три здоровые области зрелого теоретического мышления: знание, свободное сознательное творчество искусства, критически-объединяющее творчество философское.
Нравственность не прирождена человеку: далеко не все вырабатывают себе нравственные побуждения, точно так же как далеко не все доходят до научного мышления.
Прирождено человеку лишь стремление к наслаждению; развитой человек вырабатывает наслаждение нравственной жизнью и ставит его на высшую ступень в иерархии наслаждений.
Большинство останавливается на способности расчета пользы.
Нравственная жизнь начинается в элементарной форме выработкой представления о личном достоинстве и стремлением воплотить его в жизни; она получает прочную основу, когда человек сознает, что процессу этой жизни присуще развитие, вырабатывает в себе способность наслаждения собственным развитием и потребность развиваться.
По самой сущности этого процесса с ним нераздельна критика.
Дальнейшим признаком нравственного убеждения является требование нравственности общественной, заключающейся в укреплении и расширении общественной солидарности.
Отсюда признание за другими личностями человеческого достоинства и требование поступать с ними сообразно их достоинству.
Вся этика исчерпывается основными понятиями достоинства, развития, критического убеждения и справедливости.
Для развитого человека они так же определенны и обязательны, как понятия геометрии.
Социология исследует формы проявления, стремления и ослабления солидарности между сознательными органическими особями и потому охватывает, с одной стороны, все животные общества, в которых особи выработали в себе некоторую степень индивидуального сознания, с другой – не только существующие уже формы человеческого общежития, но и те общественные идеалы, в которых человек надеется осуществить более солидарное, а вместе и более справедливое общежитие, и те практические задачи, которые вытекают из стремления осуществить эти идеалы.
Прогрессом Л. считает одновременное усиление сознательных процессов в особи и солидарности в обществе.
Прогрессивное движение прочно лишь тогда, когда интересы большинства совпадают с убеждениями наиболее развитого меньшинства.
История, как процесс, есть процесс развития, обусловленный положительным или отрицательным проявлением прогресса.
История, как наука, есть отыскание закона последовательности в развитии индивидуального сознания и в фазисах солидарности между личностями.
Главная ее задача – отделение для каждой эпохи, в области сознания и солидарности, характеристических черт от переживаний старого и от зародышевых состояний нового.
О Л. см. Антонович, “Два типа современных философов” (“Совр.” 1861, 4), Д. Писарев. “Схоластика XIX в.” (“Рус. Сл.” 1861, 5); H. Шелгунов, “Историческая сила критической личности” (“Дело”, 1870, 11); П. Щебальский, в “Русском Вестнике” (1871, 2); A. A. Козлов, в “Знании” (1871, 3); С. Южаков, “Субъективный метод в социологии” (“Знание”, 1873,10); П. Никитин (Ткачев), “Роль мысли в истории” (“Дело”, 1875, 9 и 12); В. А. Попов, “О самозарождении организмов” (“Прав. Собес.” 1877, 5); В. К., “Позитивизм в русской литературе” (“Рус. Бог.” 1889, 4-6); H. Г. Дебольский. “О высшем благе” (стр. 2-7, 26-51); J. Kolubowsky, “Philosophie in Russland” (“Zeitschr. f. Philos.”, т. 103). {Брокгауз} Лавров, Петр Лаврович (дополнение к статье) – русский политический деятель, философ и публицист (дополнительная статья о той стороне деятельности Л., о которой ранее нельзя было писать по цензурным условиям).
В 1866 г., после покушения Каракозова, Л. был арестован и предан военному суду. Непричастность его к Каракозовскому делу не подлежала ни малейшему сомнению; суд признал его виновным только в сочинении нескольких революционных стихотворений, в близости к людям преступного направления (Чернышевскому, Михайлову и др.) и в проведении вредных идей путем легальной печати.
Л. был приговорен к увольнению со службы (в чине полковника) и ссылке в Кадников Вологодской губернии.
Оттуда он сотрудничал в “Отечественных Записках” и “Неделе”; в последней им были напечатаны в 1868-69 гг. его знаменитые “Исторические Письма”, подписанные псевдонимом: Миртов.
В феврале 1870 г. Герман Лопатин организовал побег Л. из Кадникова.
Л. поселился в Париже, где его застала осада города германскими войсками и коммуна; во время последней он сблизился со многими коммунарами, в особенности с Варленом.
Из Парижа Л. отправился в Лондон, где познакомился с Марксом и Энгельсоном, с которыми сохранял дружеские отношения до их смерти.
Там он вступил в международное общество рабочих.
В 1872 г. делегаты от русских революционных кружков предложили Л. организовать издание русского заграничного журнала.
Л. согласился, переехал в Цюрих и с 1873 по 1875 г. издал 3 тома непериодического издания “Вперед” (см. доп. ст.), при котором в 1875-77 гг. выходила двухнедельная газета под тем же названием. “Вперед” выступил с программой рабочего и в особенности крестьянского социализма, выставив своей задачей подготовление социальной революции.
Программа была построена на признании двух родов борьбы, которую должен вести всякий мыслящий человек: “борьбы реального миросозерцания против миросозерцания богословского, науки против религии”, и “борьбы труда против праздного пользования благами жизни, борьбы равноправности личности против монополии во всех ее формах и проявлениях, борьбы рабочего против классов, его эксплуатирующих, борьбы свободной ассоциации против обязательной государственности, короче говоря, борьбы за реализацию справедливейшего строя общества”. Главным классом, на который рассчитывал “Вперед”, был тем не менее не класс рабочий, а класс крестьянский; социализм журнала “Вперед” был вполне окрашен в крестьянский оттенок.
Журнал, редактированный Л. (кроме последнего, 5-го тома), был органом революционного народничества, выразившегося в так называемом хождении в народ в 1870-х гг. Он вел борьбу не только с русским правительством, но и с анархизмом Бакунина.
Л. не вполне разделял надежды тогдашних народников на революцию и ее торжество в скором времени, самое большее в 2 – 3 года, но все же был не очень далек от подобных верований.
Вера в близость революции создала в России благоприятную почву для идеи Бакунина и Ткачева, находившей сильный отголосок даже в кругах народников (напр. у Мышкина), что живому человеку теперь поздно учиться, что он все свои силы должен посвятить активной деятельности, довольствуясь тем запасом знания, какой у него имеется, подобно тому как, находясь у постели умирающего, поздно отправляться в медицинскую школу, а нужно лечить на основании имеющихся знаний.
Л., напротив, очень высоко ценил науку и знание и потому энергично боролся с этой идеей, требуя от молодежи ученья.
Арест почти всех деятелей народнической фазы революционного движения в России (1874-5 гг.), за которым последовал ряд политических процессов (так называемый процесс 50-ти в Москве и 193-х в Петербурге 1877-78), нанес сильный удар народническому направлению, особенно в практической его деятельности, и последняя должна была изменить свой характер.
Под влиянием событий в России произошло изменение и в политическом миросозерцании Л. Увлекаемый ходом революционной мысли в России, ни в каком случае не идя впереди ее, он в конце 1870-х гг. сделался, хотя и не безусловным и несколько колеблющимся, сторонником нового революционного направления, известного под именем народовольчества (см. Народная Воля). В 1882 г. Л. был одним из основателей в Париже “Красного Креста Народной Воли” (см.), за что был выслан из Франции; в 1883 г. он получил возможность вернуться в Париж, где и жил до самой смерти.
С 1883 по 1886 гг. он был одним из редакторов непериодического издания: “Вестник Народной Воли”. В 1892-96 гг. Л. принимал участие в издании ” Материалов для истории русского социально-революционного движения”, в которых поместил две статьи: “История социализма и русское движение” и “Народники 1873-78 гг.”. Вообще Л. писал чрезвычайно много как в легальных, так и в нелегальных изданиях.
Его псевдонимы в легальной литературе Миртов, Щукин, П. Кедров, П. Угрюмов, П. Крюков, С. Кошкин, П – ский и многие др. Библиографию его сочинений см. в “Вопросах психологии и философии” (1890), в “Материалах для истории философии в России” Я. Н. Колубовского и во “Введении в изучение социологии” Н. И. Кареева.
Библиографии его нелегальных сочинений нет. Начиная с конца 1890-х гг. стали появляться также в России частью старые, частью новые работы Л., выходившие под разными псевдонимами.
Так появились: С. С. Арнольди, “Задачи понимания истории.
Проект введения в изучение эволюции человеческой мысли”, издание М. Ковалевского (Москва, 1898); Арнольди, “Современные учения о нравственности и ее истории” (СПб., 1904); Арнольди, “I. Кому принадлежит будущее. II. Из рукописей 1890-х гг.” (СПб., 1905); Доленга, “Важнейшие моменты в истории мысли” (М., 1903; несколько сокращенная по цензурным причинам перепечатка самого замечательного из философских сочинений Л., изданного за границей и оставшегося неоконченным: “Опыт истории мысли”); “Исторические письма” (издание редакции “Русское Богатство”, СПб., 1905). Л. писал и на иностранных языках, преимущественно статьи о России.
В первом томе “Jahrbuch fur Sozialwissenschaft und Sozialpolitik, herausgegeben von Dr. Ludwig Richter” (Цюрих, 1879) ему принадлежит обозрение истории революционного движения в России.
В “Neue Zeit” 1889 г. он напечатал биографию и характеристику своего друга Германа Лопатина.
Умер Л. 25 января 1900 г. См. П. Н. Милюков, “П. Л. Л.” (некролог, “Мир Божий”, 1900, № 3); С. Ан-ский, “П. Л. Л.” (“Русское Богатство”, 1905, № 8); “Воспоминания педагога”, В. Г. фон Бооля (“Русская Старина”, 1904, № 9); “Страничка из воспоминаний”, Лесевича, в сборнике “На Славном Посту”; Засодимский, “Страничка из литературных воспоминаний” (“Исторический Вестник”, 1904, № 5); “Семидесятилетие П. Л. Л. Отчет о праздновании 14 июля 1893 г.” (издание группы старых народовольцев, Женева, 1898); Кареев, “Теория личности П. Л. Л.” (“Историческое Обозрение”, 1901); М. Негрескул (дочь Л.), “Отрывки из воспоминаний” (о бегстве П. Л. Л. из Кадникова, “Сын Отечества”, 1905, № 245); J. Halaida, “Peter Lаwrow” (“Socialistische Monatshefte”, 1900). В. В-в. {Брокгауз} Лавров, Петр Лаврович (1823-1900) – бывш. преподаватель Мих. арт. училища и ред-р “Арт. Журн.”, впоследствии известн. рус. эмигрант и философ позитив. направления.
Окончив курс Мих. арт. училища в 1842 г. прап-ком, Л. был сейчас же перечислен в офиц. классы его (ныне Мих. арт. академия), по окончании которых в 1844 г. был оставлен репет-ром, а в 1849 г. утвержден в должности преподавателя математики.
В 1853 г. в чине штабс-капитана зачислен в лейб-гвардии 2-ю арт. бригаду и утвержден чл. конф-ции Мих. арт. академии.
В 1855 г., во время Крымск. кампании в чине кап. был командирован летом в крепость Нарву в помощь начальнику гарнизона.
В 1858 г. произв. в полк., а в 1860 г. утвержден, кроме того, в должности наставника-наблюдателя в Конст. воен. училище.
В апр. 1866 г. был арестован по подозрению в соучастии в деле Каракозова, но на воен. суде, которому он был передан в авг. того же года, ясно была установлена его непричаст-ть к делу, а “за хранение у себя сочинений преступного содержания и за близкие сношения с людьми, известными правительству своим преступным направлением”, он был приговорен к 3-мес. аресту, причем генерал-аудиториат нашел, что Л. не может быть терпим на службе; в начале 1867 г. он был уволен в отставку с чином полковника и сослан на поселение внутрь России под строг. надзор полиции.
Вскоре ему удалось скрыться за границу, где он оставался до смерти, посвятив себя всецело философской, литературной, а отчасти и революц. деятельности, оставив после себя много крупных сочинений, гл. обр., по философии.
Как препод-тель, Л. пользовался больш. уважением слушателей (В. К. Позитивизм в рус. лит-ре. “Рус. Бог.”, 1889). {Воен. энц.} Лавров, Петр Лаврович изв. социолог и философ, теоретический вождь революц. движений 1870-х гг., б. проф. Михайловск. артилл. акад., р. 2 июня 1823 в с. Мелехове, Псковск. г., в двор. семье, † 25 июня 1900 в Париже (псевд. Арнольди, Доленги, Кедров, Миртов). {Венгеров} Лавров, Петр Лаврович [1823-1900] – социолог, философ, публицист и критик.
По происхождению дворянин.
Образование получил в артиллерийском училище в Петербурге, – был профессором математики в Артиллерийской академии.
В 60-х гг. принимал деятельное участие в литературе и общественной работе и в студенческом движении, сблизился с Чернышевским, входил в состав первой “Земли и воли”. После покушения Каракозова Л. был арестован и сослан в Вологодскую губ. В ссылке Л. было написано самое известное его произведение – “Исторические письма”. В 1870 он при помощи Лопатина бежал в Париж, где связался с зап.-европейским рабочим движением и вступил в число членов I Интернационала.
В целях организации помощи осажденной Парижской Коммуне ездил в Лондон, где познакомился с Марксом и Энгельсом.
В 1873-1877 редактирует журн. “Вперед” и одноименную двухнедельную газету [в 1875-1876] – органы возглавлявшегося Л. направления русского народничества, так наз. лавризма.
После убийства Александра II сближается с народовольцами и в 1883-1886 редактирует вместе с Тихомировым “Вестник Народной воли”. Л. умер в Париже, где и похоронен.
По философским своим воззрениям JI. был эклектиком, пытавшимся сочетать в одно учение системы Гегеля, Фейербаха, Ф. Лангe, Конта, Спенсера, Прудона, Чернышевского, Бакунина, Маркса.
Основной чертом его мозаичного миросозерцания был позитивистический агностицизм.
Как историк и социолог Л. был идеалистом и субъективистом.
Процесс исторического развития он оценивал с точки зрения субъективно выбранного нравственного идеала.
Историю в конечном счете делает по своей воле образованное и нравственное меньшинство (“критически мыслящие личности”). Поэтому первой задачей революционных деятелей является выработка нравственного идеала, к осуществлению которого им и надлежит стремиться в своей практической деятельности.
Своему идеалу Л. дал следующую формулировку: “Развитие личности в физическом, умственном и нравственном отношении, воплощение в общественных формах истины и справедливости”. Морализующий и академический характер социально-политической программы Л. сделал его вождем правого крыла русских революционеров 70-х гг. Революционный подъем 70-х гг. привел к быстрой потере Л. его популярности и переходу гегемонии в революционном движении к бакунизму.
Призывая к единству всех социалистических направлений, Л. стремился к включению в свою систему и элементов марксизма.
Несмотря на это, социализм Л. носил типично народнический характер (учение об особых путях развития России, о крестьянстве как носителе социалистического идеала и т. д.). Однако связь лавристов с международным рабочим движением, их большое внимание к работе среди городских рабочих привели к тому, что лавризм сыграл некоторую роль в деле подготовки кадров для первых соц.-дем. кружков в России.
В вопросах искусства Л. первоначально [в 50-60-х гг.] стоял на позиции чистого искусства.
В 70-80-х годах Л. стал ценить искусство с точки зрения соответствия его содержания идеалам революционной интеллигенции (ст. “Два старика”, 1872, – о Гюго и Мишле – и др.), не переставая говорить о “стройности формы”. Реакционное искусство признается им не только вредным, но и не имеющим эстетической ценности.
Л. один из первых занялся изучением революционной и рабочей поэзии (статьи “Лирики тридцатых и сороковых годов” – о Гервеге, Эб. Эллиоте и др., 1877). В 90-х гг. Л. становится на точку зрения отрицания искусства как самостоятельной надстройки: единственная задача, которая по его мнению останется за искусством, – это “украшение жизненных и научных потребностей”. Эта динамика воззрений Л. на литературу дала себя знать в статьях, посвященных явлениям зап.-европейской литературы (помимо упомянутых статей – “Лаокоон Лессинга”, 1860, “Мишле и его Колдунья”, 1863, “Г. Карлейль”, 1881, “Лонгфелло” и “Шекспир в наше время”, 1882), представляющих интерес и в том отношении, что в них раскрывается литературно-критический метод Л. (см. “Критика”). Порицая писателя за “отсутствие страстного и живого участия в интересах и вопросах современности” (статья “Лонгфелло”), Л. преимущественно базировался на творчестве таких авторов с социальным уклоном, как Гюго, Гервег, Уитмен и др., давая им не лишенные социальной и политической остроты характеристики.
Л. был дворянином, ушедшим от своего класса и перешедшим на сторону крестьянства.
Дворянское прошлое внесло в народническую идеологию Л. своеобразные ноты – теорию уплаты долга народу за привилегированное положение свое и своих предков.
Библиография: II. Русанов Н., Лавров, Очерк его жизни и деятельности, в кн. “Социалисты Запада и России”, СПб, 1908; “П. Л. Лавров”, Сборн. статей, изд. “Колос”, П., 1922; Энгельс о П. Лаврове и П. Ткачеве, с предисл.
Рязанова, “Под знаменем марксизма”, 1922, май – июнь; Плеханов Г. В., Наши разногласия, Собр., сочин., т. II; Его же, К вопросу о развитии монистического взгляда на историю, Собр. сочин., т. VII; Его же, О социальной демократии в России, Собр. сочин., т. IX; Горев. Б., Лавров и утопический социализм, “Под знаменем марксизма”, 1923, № 6-7; Фриче В., Лавров и чистое искусство, там же; Козьмин В., Ткачев и Лавров, сборн. “воинствующий материалист”, кн. I, М., 1924; Ладоха Г., Исторические и социологические воззрения П. Л, Лаврова, в сборн. “Русская историческая литература в классовом освещении”, т. I, М., 1927; Книжник-Ветров Ив. С., II. Л. Лавров, М., 1930. В. Кирпотин. {Лит. энц.}

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...

каримуллин абрар гибадуллович

Биография Лавров Петр Лаврович