|  | 

В

Биография Вересаев

– псевдоним В. В. Смидовича (см.). {Брокгауз} Вересаев [1867-] – псевдоним известного современного писателя Викентия Викентьевича Смидовича.
Род. в гор. Туле в семье врача-общественника.
Окончив классическую гимназию, он поступает на историко-филологический факультет СПб. университета и в 1888 получает звание кандидата исторических наук. Едет потом в Дерпт изучать медицину.
В 1894 – он врач и приступает в родном городе к медицинской деятельности.
Скоро переезжает в Петербург.
В годы бездорожья, разочарований, пессимизма находит путь к марксизму и рабочим, примыкает к литому кружку марксистов (Струве, Туган-Барановский, Неведомский, Маслов, Калмыкова и др.) и сотрудничает в журналах: “Новое слово”, “Начало”, “Жизнь”. В 1904, во время русско-японской войны, его призывают на военную службу, и он отправляется на поля далекой Манджурии.
Началом лит-ой деятельности В. следует считать конец 1885, когда он помещает в “Модном журнале” стихотворение “Раздумье”. Писатель сложился на грани двух эпох: он начал писать, когда потерпели крушение и утратили свою обаятельную силу идеалы народничества, а в жизнь стало упорно внедряться марксистское мировоззрение, когда дворянско-крестьянской культуре была противопоставлена буржуазно-городская культура, когда город был противопоставлен деревне, а пролетариат – крестьянству.
Творчество писателя этого времени – переход от 80-х гг. к 900-м, от Чехова к Горькому.
В своей автобиографии В. пишет: “Пришли новые люди, бодрые и верящие.
Отказавшись от надежд на крестьянство, они указали на быстро растущую и организующуюся силу в виде фабричного рабочего, приветствовали капитализм, создающий условия для развития этой новой силы. Кипела подпольная работа, шла агитация на фабриках и заводах, велись кружковые занятия с рабочими, ярко дебатировались вопросы тактики… Многих, кого не убеждала теория, убедила практика, в том числе и. меня… Летом 1896 вспыхнула знаменитая стачка ткачей, поразившая всех своей многочисленностью, выдержанностью и организованностью”. Ближе к 1905 общество и литературу охватил революционный романтизм и зазвучала песнь “безумству храбрых”; В. не увлекся “возвышающим обманом”, он не убоялся “тьмы низких истин”. Во имя жизни он дорожит истиной и без всякого романтизма рисует те пути и дороги, которыми шла демократическая интеллигенция, связанная с прогрессивно-демократической мыслью и революционным движением.
Поэтому В. и зовут художником-историком русской интеллигенции.
Его творчество действительно отражает этап за этапом в развитии русской интеллигенции.
Эти этапы отмечены даже в самом заглавии его произведений.
В 1894 была написана повесть “Без дороги”. Автор дает картину мучительных и страстных поисков молодым поколением (Наташа) смысла и путей жизни, обращается за разрешением “проклятых вопросов” к старшему поколению (врач Чеканов) и ждет ясного, твердого ответа, а Чеканов бросает Наташе тяжелые, как камни, слова: “Ведь у меня ничего нет. К чему мне честное и гордое миросозерцание, что оно мне дает? Оно уже давно мертво”. Чеканов не хочет признать, “что он безжизненно нем и холоден; однако обмануть себя он не в состоянии” и погибает.
В годы бездорожья, когда героически пала после уничтожения Александра II “Народная воля”, интеллигенция действительно мучилась угрызениями совести, особенно под вопрошающим натиском молодежи, жаждущей полезной и разумной общественной деятельности, но не знающей, с чего и как начать.
Такая полоса длилась целое десятилетие.
За 90-е годы происходят события: создаются марксистские кружки, появляются “Критические заметки об экономическом развитии России” Струве, выходит книга Бельтова “К вопросу о развитии монистического взгляда на историю”, вспыхивает известная стачка ткачей в Петербурге, выходит марксистское “Новое слово”, потом “Начало” и “Жизнь”. В 1897 В. дает повесть “Поветрие”. Наташа уже не томится “беспокойными исканиями”, “она нашла дорогу и верит в жизнь”, “от нее так и веет бодростью, энергией, счастьем”. Повесть зарисовывает полосу, когда молодежь в своих кружках набросилась на изучение марксизма и пошла с пропагандой идей социал-демократии в рабочие массы, – на заводы и фабрики.
К началу столетия развертывается борьба между революционным и легальным марксизмом, между ортодоксами и ревизионистами, между “политиками” и “экономистами”. В декабре 1900 начинает выходить “Искра”. Организуются группы социалистов-революционеров, раздаются выстрелы Карповича и Балмашева.
Выходит “Освобождение” – орган либеральной буржуазии.
Общество увлекается индивидуалистической философией Ф. Ницше, частью зачитывается кадетско-идеалистическим сборником “Проблемы идеализма”. Происходит идеологическое и психологическое расслоение интеллигенции.
Этот процесс нашел свое отображение в повести “На повороте”, вышедшей в конце 1902. Варвара Васильевна не мирится с медленным и стихийным подъемом рабочего движения, историческая закономерность ее раздражает, хотя она и сознает: “я – ничто, если не захочу признать этого стихийного и его стихийности”. Она не хочет чувствовать себя второстепенной, подчиненной силой, придатком к рабочему классу, каковым в свое время были народники по отношению к крестьянству.
Правда, теоретически Варя остается прежней марксисткой, но мироощущение ее надломилось, изменилось.
Она глубоко страдает и, как человек большой, глубокой искренности и совести, кончает самоубийством, сознательно заразившись у постели больного.
В Токареве психологический распад выражен сильнее, ярче. Он мечтает об изящной жене, усадьбе, уютном кабинете и “чтобы все это покрывалось широким общественным делом” и не требовало больших жертв. В нем нет внутреннего мужества Вари, свое отступление он прикрывает ревизионистской теорией, философствуя, что в учении Бернштейна “больше настоящего реалистического марксизма, чем в правоверном марксизме”. Сергей – с налетом ницшеанства, он верит в пролетариат, чтит его, “но он хочет прежде всего верить в себя”. Ой, как и Варя, гневно обрушивается на стихийность.
Таня – полна энтузиазма, самоотверженности, она готова на борьбу со всем жаром своего молодого сердца.
Без особого анализа отчетливо видны психологические сдвиги в рядах интеллигенции: примиряющийся Токарев, усомнившаяся Варя, уверенная Таня; чувствуется столкновение марксистской, эсеровской и ницшеанской идеологий.
Бернштейн спорит с Марксом.
Война и пятый год нашли отражение в записках “На войне”. Пронеслась революционная буря пятого года. Наступила реакция.
Началась переоценка ценностей.
Многие из интеллигенции разочарованно отошли от революционной работы.
Крайний индивидуализм, пессимизм, мистика и церковность, эротизм окрасили эти годы. В 1908, в дни торжества Санина и Передонова, выходит повесть “К жизни”. Чердынцев, видный и деятельный социал-демократ, в момент распада, утратив ценность и смысл человеческого существования, страдает и ищет утешения в чувственном наслаждении, но все напрасно.
Внутренняя сумятица проходит лишь в общении с природой и при связи с рабочими массами.
Поставлен острый вопрос тех лет о взаимоотношениях интеллигенции и массы, “Я” и человечества вообще.
В первые годы Октябрьской революций интеллигенция настолько растерялась, что совершенно не поняла смысла совершившегося переворота и пошла за контрреволюцией.
Эту смутную и печальную пору писатель отразил, выпустив в 1922 роман “В тупике”. Дано семейство Сартановых.
Иван Иванович, ученый, демократ, вообще ничего не понимает в развернувшейся исторической драме; дочь его Катя, меньшевичка, беспомощно шатается из стороны в сторону, не зная, что делать.
Оба – по одну сторону баррикады.
Другая дочь, Вера, и племянник Леонид – коммунисты, они – по другую сторону.
Трагедия, столкновения, споры, беспомощность, тупик. Такова написанная В. художественная история русской интеллигенции за последние сорок лет. В. – историк интеллигенции, но у него есть вещи о рабочих и крестьянах, правда случайные и для его творчества не характерные.
В повести “Конец Андрея Ивановича”, в очерке “На мертвой дороге” и в ряде других произведений писатель дает изображение рабочего на первой стадии развития его классовой сознательности.
В прекрасном очерке “Лизар” рисуется власть денег над деревней.
Деревне посвящено еще несколько очерков.
Особо стоят нашумевшие в свое время “Записки врача”, в которых автор с величайшей искренностью анализирует нравственные мучения молодого врача и вскрывает его сомнения, затруднения и беспомощность на работе.
Большой интерес представляет работа о Достоевском, Толстом и Ницше, озаглавленная “Живая жизнь” (две части). Это теоретическое оправдание повести “К жизни”; здесь автор вместе с Толстым проповедует: “Жизнь человечества – это не темная яма, из которой оно выберется в отдаленном будущем.
Это светлая, солнечная дорога, поднимающаяся все выше и выше к источнику жизни, света и целостного общения с миром!..” “Не прочь от жизни, а в жизнь, – в самую глубь ее, в самые недра”. Единство с целым, связь с миром и людьми, любовь – вот основа жизни. За годы революции вышли работы В.: “В юные годы” (Воспоминания); “Пушкин в жизни”; переводы с древнегреческого: “Гомеровы гимны”, “Работы и дни” Гезиода.
По манере письма В. – реалист.
Выдающимся художественным мастерством он не обладает, нередко публицистика вытесняет образ, а разговор заменяет действие.
Что особенно ценно в творчестве писателя, – это его глубокая правдивость в отображении среды, лиц, а также любовь ко всем, мятежно ищущим разрешения социального вопроса.
Его герои даны не столько в процессе борьбы, работы, сколько в поисках путей жизни. Библиография: II. Кpанихфельд В., В. В. Смидович, “История русской литературы”, под ред. Овсянико-Куликовского, т. V, М., 1908-1912; Львов-Рогачевский, В. В. Вересаев, “Русская литература XX в.”, под редакцией С. Венгерова, т. I, М., 1914; Неведомский М., Зачинатели и продолжатели, П., 1919; Луначарский А. В., Этюды, М. – П., 1922. Валерьян Полянский. {Лит. энц.}

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...

тюрюканов анатолий никифорович

Биография Вересаев