|  | 

О

Биография Оржешко Элиза

(Orzeszkowa) – выдающаяся польская писательница.
Род. в 1842 г. в селе Мильковщине Гродненской губернии, в богатой семье. Отец ее, Бенедикт Павловский, в молодости был масоном, собрал значительную библиотеку и был горячим поклонником просветительных идей. 10-и лет ее отдали в школу-пансион при одном из женских монастырей в Варшаве.
Никаких серьезных знаний эта школа не давала своим питомицам.
По выходе из школы, молодая девушка скоро вышла замуж за Петра О., зажиточного помещика Кобринского у., и переехала в его имение, где с увлечением отдавалась светским забавам.
С начала 60-х годов, в тесной связи с движением общественной мысли, в личном настроении О. совершается коренной переворот.
Она сознает пустоту и бесцельность своего образа жизни, ищет отрады в чтении, выписывает груду книг из Варшавы.
Процесс перерождения окончился победой врожденного творческого таланта: О. расстается с мужем и принимается за литературную деятельность.
Первые пробы пера (три больших романа и пространный этюд о Мирабо) не увидели света: сама О. сожгла их. В печати первым появился небольшой рассказ: “Obrazek z lat glodowych” (в “Tygodn. Illust.” за 1866 г.), где она берет сторону обездоленного и забитого хлопа и вступает в борьбу с равнодушной и холодной знатью.
Белорусский крестьянин, которому О. едва ли не первая отвела видное место в ряду своих героев, принадлежит к числу лучших типов новейшей польской литературы.
О. превосходно изучила его быт, с любовью заглянула в его приниженную душу (напр. в “Cham”, 1888). Эта сторона деятельности О. сближает ее с русскими писателями-народниками.
Средний класс польского общества (преимущественно помещичья среда) изображена О. с замечательной полнотой: перед читателем проходит вереница самых разнообразных типов, начиная с интеллигента, наводящего ужас на родную глушь своими новшествами (“Na prowincyi”) и кончая ординарным помещиком-обывателем, который забыл порывы молодости и не хочет ничего больше знать кроме своего поля и сенокоса (“Nad Niemnem”). О. чутко следит за “веяниями времени”. В целом ряде сцен она развертывает картину глухой борьбы старо-шляхетских понятий со свежими и молодыми силами.
Все симпатии О. лежат на стороне тех, кто словом и делом будит общественную мысль. Еврейский вопрос вызвал две лучших повести О. – “Еli Makower” и “Meir Ezofowicz”, в которых дана яркая картина еврейского быта и взаимных отношений между двумя племенными элементами.
Часто также О. останавливалась на наболевшем в польском обществе вопросе о воспитании юношества (“Pan Graba”, “Pamietmk Waclawy”, отчасти “Marta” и др., все – начала 70-х гг.). Наконец, О. одно из первых мест в своих произведениях отвела женщине, дав два противоположных типа: пустой светской куклы и женщины, с неясными порывами к самостоятельности и труду. Особняком стоит “Ascetka” – блестящий и глубокий психологический анализ женской души, в которой происходит мучительная борьба двух настроений: ожесточения от личной обиды и всепрощающей любви. К особенностям творчества О. нужно отнести мягкость и задушевность ее письма.
Большую прелесть повестей ее составляет также местный колорит, которым в одинаковой степени освещен и пейзаж, и жанр. С замечательной художественностью умеет О. передать рассказы простонародья о “делах давно минувших дней” (напр. легенда о предках Богатыровичей в “Nad Niemnem”). О. написала до 60 больших романов и повестей, не считая мелких рассказов.
Кроме перечисленных выше, из них выдаются: “Na dnie sumienia”, “Milord”, “Niziny”, “Pierwotni”, “Silny Samson”, “Stracony”, “Widma”, “Zefirek”, “Zlota nitka”, “Czciciel potegi”, “Cnotliwi”, “Sylwek cmentarnik”, “Bene nati” “Dwa bieguny”, “Australczyk”, “Melancholicy”, “Piesn przerwana”. Мелкие раcсказы собраны под загл. “Z roznych sfer” (1880-82). Публицистические и научные статьи О.: “О kobietach” (1870), “О patryotyzmie i cosmopolityzmie”, “O Zydach” (1882) и “Ernest Renan” (“Ateneum”, 1886). После гродненского пожара 1885 г. Оржешко разослала в газеты воззвания о помощи и, благодаря приливу пожертвований, прокормила немало пострадавших бедняков.
Одно время О. пробовала открыть книжную торговлю в Вильне, но вскоре принуждена была прекратить ее. В настоящее время О. живет в Гродно.
О. во второй раз вышла замуж и вновь овдовела.
Переводы ее сочинений появились на французском, венгерском, чешском и еврейском языках.
На русский язык переведены: “Хам” (“Русская Мысль”, “Русское Богатство” и отд. изд. с предисл.
Л. Н. Толстого – 1891); “Сильфида” (“Отечест.
Записки”, 1882), “Милорд” (“Отечеств.
Записки”, 1881), “Погибший” (ib., 1883), “Аскетка” (“Русская Мысль”, 1891), “Мейер Езофович” (ib. 1881 и “Газ. Гатцука”), “Могучий Самсон” (ib., 1886 и отд.), “Над Неманом” (ib., 1888) и мн. др.; всего до 40 названий.
Ср. “Eliza Orzeszkowa”, П. Хмелевского (предисловие к “Bene nati”, 1891); “Kraj” (1891, № 50), “Klosy” (1881, № 812-814, очерк Косцялковской); “О повестях Элизы Оржешковой”, В. А. Гольцева (“Русская Мысль”, 1891, сент.). К. Храневич. {Брокгауз} Оржешко, Элиза (Orzeszkowa) – польская писательница (1842-1910). Родилась неподалеку от Гродно, в помещичьей семье. Большую часть жизни провела в Гродно.
Начало литературной деятельности О. относится к 1867 г., когда она поместила в “Tygodnik Illustrowany” набросок “Obrazek z lat glodowych”. С этого времени О. неустанно работала; она издала около шестидесяти томов беллетристических произведений и брошюр.
О. изучала внимательно еврейскую историю, древнееврейский язык, читала Библию, была знакома с Талмудом.
Но эти занятия не носили кабинетного характера; ею руководил, главным образом, горячий интерес к окружающей ее современной жизни. О. принадлежала к литературной школе, выступившей на сцену в шестидесятых-семидесятых годах. Деятельность ее расцвела в эпоху реакции, когда под влиянием социальных и политических перемен место разбитого романтизма занял трезвый реализм, зовущий к органической работе, ставящий близкие цели, проповедующий “малые дела”. Но хотя О. примкнула к этому движению, предания романтизма жили в ней глубоко, и, рисуя средних людей, она не переставала тосковать по великому, героическому.
Она болела социальной несправедливостью и политическим угнетением родного края; в ее повестях проходят перед нами все общественные слои и группы, но особенно близки ей униженные и оскорбленные крестьяне, измученные веками нужды и неволи, и евреи, запертые в гетто. К еврейской жизни О. подошла с серьезным и любовным вниманием и запасом знаний.
По мере того как развивается и крепнет ее талант, все красочнее и оригинальнее становится изображение еврейства.
В первой вещи, посвященной еврейской жизни, – “Эли Маковер” (вскоре по выходе отдельные главы были переведены на русский язык Левандой), образы евреев еще несколько шаблонны; но и тут уже встает перед нами подмеченный О., впоследствии излюбленный ею тип еврея-идеалиста (отец Эли Маковера), для которого потребности духа выше практических забот. Более художественную отделку получил этот тип позднее в новелле “Гедали”, где О. с любовью рисует старого коробейника, сохранившего среди мелочных повседневных забот душевную чистоту и наивный идеализм.
В повести “Могучий Самсон” бедный ремесленник Шимшель вдруг чувствует, как оживают в нем древний героический дух и жажда жизни, заглохшие в будничной обстановке и вырвавшиеся наружу неожиданно, когда Шимшелю пришлось играть в пуримских мистериях роль богатыря Самсона.
Под покровом серых, одноцветных будней О. разглядела глубокую психическую сложность и разветвленность; синтезом долголетнего изучения, наблюдений и предчувствий явился богатый красками роман “Меер Езофович”, имевший громадное влияние на стремящуюся к просвещению еврейскую молодежь в Польше. “Меер Езофович” – психологически-бытовая эпопея, обнимающая жизнь еврейства семидесятых годов и объединяющая современность с историей, с процессом развития, ведущим от величавого представителя еврейской общины – Михаила Сениора, к дальнему потомку Мееру, неустрашимому борцу с косностью.
Содержание эпопеи – борьба старого и нового поколений.
Налицо три элемента: воинствующая хасидская ортодоксия со своим представителем, потомком древнего рода, раввином Тодросом, в душе которого О. разглядела наряду с фанатизмом черты детской красоты; пробуждающаяся к общечеловеческим идеалам еврейская молодежь, еще робкая и неуверенная в своих первых шагах, но уже окрыленная надеждой и жаждой борьбы; и народная масса, хранящая традиции, опирающаяся на могущественную основу – патриархальный семейный быт. На этом фоне О. создала ряд превосходных бытовых сцен. Роман заканчивается трагически, вынужденным уходом Меера из родного дома; но чувствуется глубокая вера автора в грядущую победу светлого начала.
Борьба поколений изображена и в историческом романе “Миртала”, переносящем нас в древнюю Иудею времен римского владычества.
Если “Меер Езофович” является венцом эпического творчества О., то лучшим лирическим ее произведением должна быть признана новелла “Звенья”, относящаяся к позднейшему периоду ее деятельности.
Идея этой новеллы – победа общечеловеческих уз, созданных природой, над национальными различиями.
Старый польский аристократ и бедный еврей-часовщик чувствуют себя братьями, когда их осеняет сознание старости, предчувствие близкой смерти.
Человечность побеждает национальную рознь, которой так болела О.: единое небо нерушимым звеном сковывает два кладбища, находящиеся на единой земле – католическое и еврейское. – Национальная рознь, национальное угнетение никогда не переставали мучить живую совесть О., и она деятельно искала разрешения “еврейского вопроса”. Это разрешение она нашла в ассимиляции и свой взгляд выразила в брошюре “Евреи и еврейский вопрос” в 1882 г. (“O zydach i kwestyi zydowskiej”). Просвещение и полное слияние с окружающим населением представлялись ей единственным исходом из ненормального положения, в котором находятся евреи. О. живо интересовалась пробуждением национального движения в еврействе, и в бумагах, изданных по ее смерти, О. высказывается по поводу этого движения в духе выраженных ею ранее ассимиляционных воззрений.
Авраам Абель Раковский перевел на древнееврейский язык исторический роман О. “Миртала”, под заглавием Al Admat Nechar (Ha-Asif, VI). Имеются русские переводы сочинений О. Ср.: Wilhelm Feldmann, Pismennictwo Polskie ostatnich lat dwudziestu, том I (Львов, 1902); Piotr Chmielowski, Historya Literatury Polskiej, т. VI (Варшава, 1900); Систематический указатель литературы о евреях.
С. Дубнова (Эрлих). {Евр. энц.} Оржешко, Элиза (точнее Ожешко, урожденная Павловская) [Orzeszkowa, 1842-1910] – выдающаяся польская писательница.
Род. в Гродненской губ. в семье крупного помещика.
Пережила и активно поддерживала восстание 1863-1864. Подвергалась преследованиям за свою национально-культурническую деятельность.
Все творчество О. проникнуто стремлением найти выход для разоряющегося землевладения в культурно-капиталистическом хозяйстве и сохранить гегемонию помещиков в буржуазном обществе путем своеобразной “смычки” с крестьянами, создания иллюзии общности интересов помещиков и крестьян.
Обуржуазившийся помещик был заинтересован в “свободе” деревни, поставлявшей ему арендаторов и дешевых вольнонаемных рабочих, и в известном поднятии материально-культурного уровня ее кулацкого крыла: ему необходима была его сознательная поддержка в борьбе за “общенациональные интересы”, за “дело спасения нации” (т. е. за установление культурного капиталистического строя), с одной стороны, против царского самодержавия и реакционного феодального крыла, с другой – против растущего рабочего движения.
Отсюда либерально-гуманистический подход О. к крестьянству, принятый некоторыми критиками за народнический.
Рисуя в самых мрачных тонах страдания “народа” с целью тронуть “сердца” богачей и толкнуть их на путь реформ, О. никогда не выступала против помещичьей собственности, за “американский” путь развития.
Враждебная идее классовой борьбы, она проповедовала массам пассивное выжидание результатов деятельности просвещенных одиночек из имущих классов, изображая крестьян как темную беспомощную массу, неспособную помочь себе собственными силами.
Этот подход сказался уже в первой повести О. (“Картинка из голодных лет”, 1866) и ряде позднейших произведений, в которых писательница после долгого перерыва возвращается к крестьянской тематике.
Так, в безнадежно-мрачном романе “Низы” [1883] показаны эксплуатация крестьянской массы пронырливьш “аблакатом” и преступное равнодушие дворян к участи младшей братии, погибающей от своего невежества.
Еще мрачнее повесть “Дзюрдзи” [1885], где темнота доводит крестьян-дзюрдзев до преступлений (убийство Петруси, подозреваемой в колдовстве).
Для помещичьей идеологии О. характерен положительный крестьянский образ – Павел из повести “Хам” [1887] – добрый, удовлетворяющийся немногим, прощающий всякую обиду “христианский” тип, т. е. менее всего способный к классовой борьбе.
В романе “Над Неманом” [1866] она изображает с симпатией Яна Богатыровича, зажиточного крестьянина из захудалых: дворян, за которого выходит замуж барышня из дворянской усадьбы, предпочтя его богатому, но беспутному помещику.
Осуждая светскую жизнь с ее пустотой, расточительством и упадочничеством, а также культ “золотого тельца” (финансовый капитал), О. призывает помещика в деревню к организационной работа в своем хозяйстве (“Австралиец”, 1894). С этой тенденцией у О. связана программа “органического труда”. Она восстает против традиционной системы женского воспитания, при которой девушка может быть лишь украшением салонов, но не способна к борьбе за существование (“Марфа”, 1872). Однако О. отнюдь не переходит на почву политической борьбы за расширение прав женщины, проповедуя лишь более умелое использование тех возможностей, которые существовали для женщин в то время. Характерно, что, ратуя за науку, О. в то же время всецело поддерживает христианскую религию.
В произведениях из еврейской жизни О. проповедует более терпимое и доброжелательное отношение поляков к еврейскому меньшинству, наиболее бесправному, а также освобождение еврейства от гнета клерикализма и традиций национальной обособленности.
Эта несомненно прогрессивная тенденция соответствовала потребностям экономического развития современной О. Польши.
В условиях угнетенной русским самодержавием Польши это означало союз капитализирующегося помещика, торгующего хлебом, с еврейской торговой буржуазией против царизма, отчасти также стремление к использованию помещиком еврейской рабочей силы. Самое характерное из этих произведений – знаменитый роман “Меер Иозефович” [1877], где молодой прогрессивно настроенный еврей, внук богатого купца, терпит поражение в борьбе с еврейским клерикализмом своего местечка.
Здесь в обрисовке борьбы бросается в глаза, игнорирование ее классовой подоплеки и апелляция к помощи неизвестных благотворителей, которые укажут Мееру, изгнанному из родного местечка, путь к знанию и правде.
Классовая ненависть помещика заставила.
О. дать памфлетно извращенное изображение социалистических идей и революционно-террористического движения 70-х гг. в России (“Привидение”, 1880, “Сильвек кладбищенский”, 1880, и др.); социализм представляется ей в виде свободной любви, неопрятности в одежде, оправдания воровства и т. п. На революцию 1905-1906 О. ответила бегством в патриотическое прошлое, издав том рассказов о восстании 1863 под заглавием “Горе побежденным” [1910]. Однако патриотизм Оржешко имел и известное прогрессивное значение как протест против национального угнетения Польши царизмом, как идеализация национально-освободительного движения и восстания.
Либерально-филантропическая тенденция творчества О. определила сентиментально-моралистический тон ее повествования, в котором неглубоко идущий реализм переплетается с подчас высокопарным пафосом.
Наибольшей художественной убедительности этот пафос достигает в стилизованном сказе романа “Меер Иозефович”. Библиография: I. На русск. яз. сочин. О. переводились много раз; некоторые из них (напр. “Меер Иозефович”, “Над Неманом”, “Хам”, “Могучий Самсон”) появились в нескольких переводах.
Собрание сочинений, под ред. С. С. Зелинского, 12 тт., СПб, 1905-1908, Собр. сочин., 3 тт., СПб, 1889; Полное собр. сочин., перев. А. Броновицкой, 8 тт., Киев, 1902-1911; Собр. сочин., 12 тт., “Просвещение”, СПб, 1909-1910; Мемуары, изд. “Орион”, М., 1911. Произведения О. вышли в 44 томах в Варшаве (1884-1888), избр. сочин. (“Pisma Е. O-j”) – в 4 тт., под ред. и с введением П. Хмелевского (Варшава, 1899), в 18 тт., под ред. и с предисловием А. Дрогошевского (Варшава, 1912-1914). После смерти отрывки из ее “Мемуаров” (Pamietniki) напечатаны А. Дрогошевским в журн. “Sfinks” (Варшава, 1911), Л. Мэетом в “Kurjer Warszawski” и в “Bibljoteka Warszawska” (1910). II. Гольцев В. А., О повестях Э. Оржешко, “Русская мысль”, 1891, IX; Бодуэн – де-Куртенэ Р., Э. Оржешко, “Северный вестник”, 1892, XII; Цебрикова М. К., Романы и повести Э. Ошешковой, “Русская мысль”, 1894, VI – VII; Колтоновская Е., Поборница справедливости.
Э. Ожешко, СПб, 1906 (“Б-ка юного читателя”); Marсіnowska J., E. Orzeszkowa, jej zycie i pisma, Warszawa, 1907; Gostomski W., Praca u podstaw w powiesciach E. O. Orzeszkowej, Krakow, 1909; Grabowski T., E. Orzeszkowa, Krakow, 1907; Drogoszewski A., E. Orzeszkowa, Krakow, 1912; Borkiewicz K., Eliza Orzeszkowa i Marja Konopnicka, Lwow, 1931; Kosolowski K., Elisa Orzeszkowa: Nad Niemnem. Komentarz, geneza, dokladna tese, charakterystyki osob., Lodz, [1931]. III. Библиографический указатель переводной беллетристики, СПб, 1897. {Лит. энц.}

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...

беография сергей грав

Биография Оржешко Элиза