|  | 

О

Биография Огильвий барон Георг Бенедикт фон

(Агвиллий, Огвилдий, Огивги, Ogilvi; по рус. документам Юрий Юрьевич; 1644-1710) – генерал-фельдмаршал, принадлежал к одной из старейш. фамилий Шотландии. 38 л. он провел на австр. воен. службе, участвуя в походах на Рейн и в Венгрию против турок, и дослужился до чина фельдм.-лейт-та. В 1702 г. О., при посредстве Паткуля и нашего посла в Вене кн. П. А. Голицына, был принят в рус. службу с жалованьем по 1000 ефимков в мес., “хлебн. кормов” в поле поденно в 100 чел. и конек. кормов на 70 лош. Кроме того, О. выговорил себе след. условия: 1) быть командиром корпуса рус. войск; 2) состоять под нач-вом рус. фельдм-ла с тем, однако же, чтобы главнокомандующий не препятствовал ему распоряжаться по службе, как в гарнизонах, так и на походе, в боях, нападениях или осадах; 3) в мирное время, зимой, дозволять ему отъезжать в Австрию.
Только 4 мая 1704 г. О. приехал в Москву, а в июне был послан царем в армию под Нарву с приказанием принять глав. начальствование над нею. Первонач. впечатление от О. получилось хорошее. “Зело во всем искусен и доброопасен”, – отозвался о нем А. Д. Меншиков.
Через неск. дней после прибытия к Нарве О. представил царю доклад, в котором писал, что “нашел войско в самом опасн. положении”, и просил немедленно рассмотреть свое мнение “в воен. совете из главн. генералов и мин-ров”. Рассмотрев мнение О., царь согласился с его мыслью – осаждать крепость из-за реки с прав. берега Наровы, но отвергнул предложение осаждать не Нарву, а Ивангород и совершенно не согласился покинуть осаду Дерпта, сосредоточив все под Нарвой. 13 июля 1704 г. Дерпт был взят Петром, который переехал затем к Нарве и сам стал руководить ее осадой, закончившейся штурмом и взятием Нарвы 9 авг. Роль О. в этих событиях, по-видимому, была не велика, п. ч. при щедр. раздаче наград О. не получил ничего. 8 ноябр. 1704 г. О. представил царю проект реорг-зации рус. армии. В нем он доказывал необходимость учредить в драг. полках 12 рот по 100 чел. в каждой, в пехотных – по 150 чел., чтобы сравнять их с непр-скими по числу людей. Пехоте О. предлагал раздать ружья одного клб., учредить полев. артиллерию, завести понтоны, перелить испорченную при осаде Нарвы артиллерию, заготовить в погранич. местах провиант, уменьшить обоз, призвать искусн. офицеров, а неспособных уволить и доверить гл. команду одному лицу. Если эта организац. работа О. заслуживает одобрения, то стратегич. соображения его страдают расплывчатостью и неумением вполне охватить обстановку.
Наряду с этим самоуверен-сть, самолюбие и самодов-во привели О. к ряду столкновений как с Меншиковым, так и с др. сослуживцами.
Наконец, после Нарвы вполне определились и побуждения, руководившие деятельностью О.: цинич. денеж. корысть и честолюбие.
С осени 1704 г. началось соср-чение рус. армии на З. Двине (Гродненская операция).
О. заболел и остался в Москве.
Но и оттуда он дает ряд советов Гос-рю и указывает на необходимые, по его мнению, мероприятия. 1705 г. был временем наибольш. развития организацион. деятельности О. Ко времени открытия камп. 1705-1706 гг., кроме введения в полев. армию разделения на бригады, было упорядочено командование, сформирована полев. артиллерия, сделана первая попытка к заведению штатн. обоза, приняты меры к устр-ву базы и проведены еще нек-рые организац. реформы.
Все это было бесспорн. заслугами О., но т. к. в деле осущ-ления его идей и приурочивания их по духу к армии работали и др. лица (Меншиков, Репнин, Шереметев, Рен и др.), то с этого времени начинается жесток. борьба самолюбий на почве воинск. местничества.
Разделение Петром власти над войсками, собираемыми на З. Двине, между О. и Шереметевым (О. была подчинена вся пехота, а Шереметеву вся к-ца) породило крупн. недоразумение между ними. К тому же при армии находился и Меншиков, негласный, но полномочный доверенный царя, “око царево”, без ведома и одобрения которого ничего не делалось. 27 мрт. 1705 г. О. выехал из Москвы в Полоцк к армии, а 8 июня в Витебск прибыл царь и здесь окончат-но определил план действий.
Камп. 1705 г. началась поздно; одной из причин запоздания, по словам профессора Масловского, были недоразумения между Шереметевым и О. Изучение Гродненской операции выдвигает ряд ошибок О. как полководца и выясняет, чем руководствовался Петр, ставя О. под контроль не только Меншикова, но и Репнина и тем как бы нарушая принцип единовластия в армии и полномочия главнокомандующего.
После неудачи Шереметева у Гемауэртгофа Петр сам решил с отрядом в 1700 чел. следовать к Митаве, а О. приказал сосредоточиться у Вильны, не торопиться движением на Неман, на котором О. должен был определить лишь наиболее удобн. для обороны пункт. Кроме того, О. должен был представить соображения на случай необход-сти общ. соср-чения на Немане до взятия Митавы.
План соср-чения на Немане, представленный О., требовал расположить пехоту “в Гродне, Мерече, Ковне, Вильне и даже до той части, которая в Курляндии остается”. Кав-рию он полагал выдвинуть как можно скорее на переправы по Нареву и по Бобру, от Тыкоцына в направлении к Неману, имея в кажд. пункте, удобном для переправы, по 1000 чел. и, пока не будет достигнута главн. цель – соединение с Августом II, сосредоточить все части у Мереча как важнейшего, по мнению О., пункта для обороны Немана.
Первонач-но Гос-рю понравился план О., но Меншиков во всех глав. пунктах резко с этим планом разошелся и, уверенный, что Петр одобрит его план, сделал именем Гос-ря все первые распоряжения о соср-чении армии к Гродно, а не к Меречу.
Он пошел еще дальше и, уезжая из Вильны, приказал Головину не посылать помимо него писем О. к царю, опасаясь, чтобы он “своим бездельн. письмами не принудил вас быть под сомнением”. С прибытием в Гродно кор. Августа II О. явно стал на страже его интересов.
Принужденный внутр. событиями покинуть Гродно, Петр 7 декабр. 1705 г. выехал в Москву, передав Августу II номинальное командование союзн. войсками и продолжая иметь во главе рус. армии в Гродно О. Предложения польско-саксон. стратегов вместе с О. сводились к необходимости перебросить рус. войска ближе к Висле (западнее Пултуска), в то время как Петр считал Неман пределом уступок.
Понятно, что при этих условиях Петр не м. спокойно оставить свою армию в распоряжении инозем. главнокомандующих – Августа II и О. Между тем как О., так и Август II (как общий главнокомандующий), во имя основн. начал. воен. службы потребовали себе полн. подчинения всех генералов рус. армии. Петр, находя требования О. и Августа II совершенно законными, отдал 30 ноябр. указ о подчинении младших старшим, но вместе с тем фактически вручил судьбу рус. войск Меншикову и Репнину, снабдив их особ. полномочиями, пользоваться каковыми они могли лишь в минуту крайн. необходимости. 15 янв. 1706 г. шведск. армия подошла к гродненск. укреплениям, а 17-го Август II, сдав нач-во О. и взяв с собою саксон. кав-рию и 4 пп. рус. драгун, направился в Варшаву, заявив, что вернется и приведет свое войско на выручку Гродно.
В то же время, когда Карл XII приближался к Гродно, Меншиков, передав все свои полномочия Репнину, выехал из Гродно навстречу царю, который спешил к армии из Москвы.
Т. обр., при армии остались О. в роли глав.-щего и снабженный особ. правами, но подчиненный ему Репнин.
Последний писал Меншикову: “О состоянии нашем доносит фельд-л (т. е. О.) Его Вел-ву иное и напрасно о пехоте, к-це и артиллерии, чему вы сами были свидетели.
А по отъезде короля с нашими 4 драг. пп. у фельдм-ла (О.) с ним беспрерыв. корресп-ция, которой нам не открывают, также не сказывают, что говорят языки. Если пойдем к Варшаве, как слух носится, по удалении неприятеля, мало будет прибыли нашему гос-ву”. В то же время и О. шлет царю жалобы на двойств-ть своего положения. 2 фвр. он жалуется на Рена, который своему генералу от кав-рии (т. е. Меншикову) доносит прежде, чем ему, а в письме от 6 фвр. жалуется на всеобщ. неповин-ние и отсутствие всякой дисц-ны: указов его не исполняют ни провиантм-р, ни кригскомиссар; штрафы, которые он назначает, не взыскивают; и просит Гос-ря дать указ о том, чтобы ему одному всем распоряжаться.
Петр, изучив театр и верно оценив обстановку, основ. идеей ставит вывести армию из Гродно без боя через Брест и Киев, а стратегич. соображения О. сводятся к тому, чтобы остаться с армией у Гродно, “без чего всю артиллерию и амуницию пришлось бы покинуть за недостатком полков. лошадей, вступить в бой в открыт. поле и разлучиться с саксон. войском”. Простая и понятная мысль царя – вывести армию, уклонившись от генеральн. боя, ибо не пришел еще час дать таковой, встречает упорн. сопр-ление со стороны иностранца-гл-щего. Соображения О. слабо обоснованы, а его отстаивание интересов союзн-в в ущерб русским начинает делаться подозрит-м. О. находится в деят. переписке с Августом II; в одном из писем к королю он, м. пр., пишет: “Того ради Вашей пользы всегда говорить буду со всяким постоянством и дискрецией, сколь моей силы будет, в надежде Вашей преблагой протекции”. И далее: “И могу Вашему Вел-ву обещать, что за всесветное богатство я б в Гродне более службу принимать не захотел, если б надежду не имел Ваше лицо вскоре увидеть и сей поход с лучшей сукцессией совершить по повелению и указам Вашим”. В еще более дружественной и не менее откров. переписке состоял О. с англ. посланником Витвортом.
О., не стесняясь, делился с ним впечатлением о состоянии рус. армии и сообщал ему свои стратегич. соображения. 2 фвр. 1706 г. саксон. армия потерпела поражение при Фрауштадте.
Петр, учитывая это обстоят-во, послал О. и Репнину решит. приказание вывести войска из Гродно с подробн. указанием порядка и способа выступления, но с оговоркой: “Все чинить по сему предложению, а паче по своему рассмотрению”. О. хотя и ответил Петру, что исполнит его приказ, но все же высказался, что лучше бы остаться в Гродно целое лето. 24 апр. 1706 г. уже из Ковеля О. доносил царю о движении армии из Гродно и в конце письма просил об увольнении со службы, а главное денег. Просьба была уважена, и 22 снт. 1706 г. Головкин донес царю из Киева: “Фельд-лу О. ефимки по договору (из 16 тыс. руб.) на абшид отдали, в чем он показал себя милостью вашей довольным и поехал”. О. уехал в Саксонию, где был принят Августом II на службу в чине генерал-фельдмаршала.
Через 4 г. он умер в Данциге и был торжест-но погребен в Варшаве.
Нельзя отрицать, что пребывание О. на рус. службе принесло значит. пользу в деле орг-зации нашей армии, но в общем оно завершилось мног. недоразумениями.
И если деятельность О. не привела к краху, подобному Нарве 1700 г. с друг. наемником – герц. де-Кроа, то лишь потому, что в 1704-1706 гг. фактич. руков-лем судеб рус. армии был сам царь. Связанный с рус. интересами лишь золотом, О. был носителем зап.-европ. новшеств и расплывчатых стратегич. идей. Он начал свою полев. деятельность в России, не изучив в должн. мере ни театра войны, ни рус. солдата, ни духа рус. армии. (Баиов. Курс истории рус. воен. иск-ва. СПб., 1909; Масловский.
Гродненская операция до соср-чения союзн-в на Немане. “Воен. Сб.”, 1894, № 12; Марченко.
Генерал-фельдм.-лейт. О. “Воен. Сб.”, 1900, № 9, 11 и 12). {Воен. энц.}

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...

иоганн даниил

Биография Огильвий барон Георг Бенедикт фон