|  | 

М

Биография Мефодий и Константин



Мефодий и младший брат его, Константин, в Монашестве наименованный Кирилл – Славянские Проведники Веры Христовой, хотя прямо не принадлежат к числу Славяно-Русских писателей, однако ж, поелику они почитаются изобретателями Славянских букв, у нас употребляемых, и первыми переводчиками Церковных наших Славенских Книг, то сведение о них и переводах их некоторым образом относится и к Славяно-Русской Церковной Истории.
Они жили около половины IX века и были родом из Греческого торгового города Солуня.
Мефодий служил при Константинопольском Императоре Михаиле III в Военной Службе Воеводой, и послан был в сопредельные Славянам страны, где и научился Славянскому языку. А Константин с детства воспитан при Константинопольском Дворе, потом, постригшись в Монахи, был Иеромонахом и Библиотекарем при Константинопольской Соборной Софийской Церкви, а сверх того Философии Учителем.
Император Михаил посылал его к Сарацинам на реку Евфрат для оправдания Веры Христовой, а потом вместе с братом к Козарам для обращения их ко Христу и, наконец, около 863 года, когда Моравские Князья Ростислав,
.biograph_middle { width: 300px; height: 250px; margin: 0px -10px; text-align: center } @media(min-width: 360px) { .biograph_middle { width: 336px; height: 280px; margin: 0px -10px; text-align: center} } @media(min-width: 800px) { .biograph_middle { width: 336px; height: 280px; float: right; margin: 20px; } } (adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});
Святополк и Коцель прислали в Константинополь просить себе Христианских Учителей; то по сему случаю от Императора и Константинопольского Духовенства отправлены были к ним оба брата Константин и Мефодий; первый, яко знаток многих Восточных языков, а последний, сведущий наипаче в Славянском.
Наш Летописатель Препод.
Нестор и многие Западные Писатели согласно свидетельствуют, что они изобрели Славянские буквы и первые перевели на Славянский язык Священное Писание и Церковные Книги. В их Жизнеописании, помещенном в Четьих Минеях, под 11 числом Майя сказано, что они до отъезда к Моравам в Константинополь изобрели Славянскую Азбуку, из тридцати восьми писмен составленную, и там начали переводить на Славянский язык для опыта первое Евангелие от Иоанна.
Хотя труды их были общие, но Азбука Славянская прозвана Кирилловой, может быть, потому, что Кирилл, по своему знанию многих Восточных языков, выбрал из оных для Славянского языка буквы, не достававшие в Греческой Азбуке, а Мефодий больше его трудился в переводе книг. Ибо Константин, или Кирилл, только 4 с половиной года был с братом в Моравии, а после отошел к Болгарам или, как Шлецер думает, в Рим и около 869 или 871 года, по вычислению Шлецера, а по мнению Миллера – 868 года, в Риме скончался;
Мефодиева же кончина полагается там же после 881 года. Но некоторые из Западных силились предвосхитить у них первенство сей чести и приписывали как изобретение Славянских букв, так и перевод Св. Писания Иерониму Стридонскому, Западному Отцу IV века. На сей конец еще с XIII века и не старее 1222 г., по замечанию Иосифа Добровского, вымышлена была особая Иеронимом якобы изобретенная, так называемая Глаголитская Азбука, Однако ж подлог сей уже довольно изобличен и опровержен.
Недавно Ганкенштейн, Моравский Дворянин, в напечатанной на Немецком языке в Офене 1804 г. своей Рецензии, найденной им Славянской якобы VIII века рукописи, старался так же доказывать, что Славяне еще до Кирилла и Мефодия с давних веков, и даже не позже Греков, имели свои буквы, составленные из разных Восточных Азбук. Но доказательства его никого не уверили.
Некоторые и у нас хвалились так же находкой якобы древних Славяно-Русских Рунических письмен разного рода, коими написан Боянов Гимн и несколько провещаний Новгородских языческих Жрецов, будто бы пятого века. Руны сии очень похожи на испорченные Славянские буквы, и потому некоторые заключали, якобы Славяне еще до Христианства издревле имели кем-нибудь составленную особую свою Рунную Азбуку, и что Константин и Мефодий уже из Рун сих с прибавлением некоторых букв из Греческой и иных Азбук составили нашу Славянскую, так как Епископ Улфила в IV веке для Готов, живших в Мизии и Фракии, составил особую Готическую Азбуку из Северных Рунных, Греческих и латинских букв. Такими Славяно-Русскими Рунами напечатана первая Строфа мнимого Боянова Гимна, и один Оракул жреца в 6-й книжке Чтения в Беседе любителей Русского Слова в С.-Петербурге 1812 г. Но и сие открытие никого не уверило.
Что касается до переведенных Константином и Мефодием для Моравов Славянских Книг, то Нестор свидетельствует, что они, во-первых, перевели с Греческого языка Апостол и Евангелие, а потом Псалтирь, Октоих и прочие книги,- разуметь здесь, конечно, должно нужнейшие, или хотя и все тогдашнего века для Церковной Службы.
Ибо их тогда столько еще не было, сколько ныне находится, а Четь Минея прибавляет только Часослов и Литургиарий.
Константин, по свидетельству Четьи Минеи и Западных историков, пробыл в Моравии вместе с братом только четыре года с небольшим и после того отошел к Болгарам, как выше уже сказано; а Мефодий, около 30 лет пребывая у Моравов и Паннонов, продолжал переводить на Славянский язык книги для Церковного употребления, и двумя Попами скорописцами кончил их сполна в шесть месяцев, как говорит Нестор.
Но какие сии книги, неизвестно.
Употребительнейшие для всегдашней Службы Церковные книги суть: Часослов с Псалтирью, Служебник с Требником, Апостол и Евангелие, Октоих, Ирмологий, две Триоди, Парамейник, Минея Месячная, или вместо ее Общая с Праздничной и Устав. Сих одних книг не только перевести, но и списать двумя скорописцами в шесть месяцов невозможно, а в тридцать лет своего пребывания у Моравов Мефодий мог все сие удобнее и лучше исполнить.
При сем предлежит вопрос: перевел ли он с братом своим и всю Библию на Славянский язык? – Шлецер и другие решительно сие утверждают, основываясь на свидетельстве двух Латинских Летописей, Диолесовой XI века и Блаубеирской Бенедиктинской, гораздо позднейшей.
Шлецер разумеет и под Нестеровым словом Книги прямо Библию, хотя она у Греков чаще называема была Писанием.
Некоторые и из наших ссылаются в сем на свидетельство Пресвитера Иоанна, Екзарха Болгарского (см. статью о нем), который в Предисловии к переводу своему Богословии Св. Иоанна Дамаскина, именуемой Небеса, говорит о трудах Мефодия и Константина следующее: “Понеже убо Святой человек Божий Кстянтин Философ река (рекомый) многы труды прия, строя письмена Словенских книг и от Евангелия и Апостола прелагая избор, иеликоже достиже живый в мире сем темном, толикоже прелож преступив бесконца и свет прият дел своих мзду. С симиже сый оставл него в житии сем Великий Божий Архиепискуп Мефодий брат него преложи вся Уставные Книги 60 от Елинская языка иеже иесть Греческ в Словянск.
Аз же слыша многошьды хотев вкусити Учительская сказания готова преложити в Словенск язык. Оны бо 60 преложил бяше уже Мефодий и проч.” Но здесь опять неизвестно, какие разумеются вся Уставные Книги 60, переведенные Мефодием.
Ибо Церковных Уставных столько не считается.
Для изъяснения сего ссылаются: 1) на Антиоха, Игумена Обители Св. Саввы, толкующего о Книгах Ветхого и Нового Завета (ст. 7, гл. VI Песни Песней и 60 О Царицах); 2) на один пергаменный Славянский Пролог XIII или XIV века, находящийся в библиотеке Канцлера Графа Н. П. Румянцова, писанный, по замечанию некоторых, где-нибудь либо в Болгарии, либо в Сербии, либо Хиландаре на Афонской Горе. В нем под числом 25 Августа есть статья с надписью: “Паметь в Святых по истинне Преподобною Отцу нашею Архиепископу Моравскою Костандина, нарицаемого Кирила Философа и Методия брата его и Учителе суща Словенску езыку. И творить же паметь иею 3 Априле месяца и вельми Церкви празднует в день паметь ею”. В сей же статье о Мефодие сказано: “Седеже в земли Моравстей преложив все 60 Книг Ветхого и Нового Закона от Греческа в Словянский в 3 Ендикт в Г сотное Т. ОУ. и третие лето Стополце Кнезы, Царь бе тгда Греком Василие, и Блгаром от Бога Кнезь Борыс и Краль Немечьским людем”; 3) Ссылаются на Славянский перевод книги Диоптры или Зерцала (сочиненной в стихах Греков Филиппом Пустынником, якобы даже в нашем городе Смоленске 1095 г. по пергаменному списку около XV века писанному и находящемуся в библиотеке Графа Толстого, в заключении коего сказано: “Дух Пресвятой упремудри Пророкы вдохновением своих тогда явствен, Апостолы же пакы по онех подобие, и упремудрени бывше от него и они и сии и соглашени написаша и рекоша, яже реша, вкупе совокуплены бо Книг, Ветхого 30 и три над сими, Нового же 20, и седмь ко инем”. Но на чем основан у сих писателей счет 60 Книг Библейских Книг неизвестно.
Ибо в Греческой Церкви считается их не 60, а 73 и даже без Апокрифических 64. Иные говорят еще, что Иоанн Екзарх счет Библейских книг заимствовал из Дамаскиновой же Богословии, но Дамаскин (Книга IV, в главе XVII о Св. Писании) по Еврейскому обычаю считает Ветхо-Заветных Книг только 22, а порознь 38; Ново-Заветных 28. Как бы то ни было, свидетельства о Переводе всей Библии Константином и Мефодием не подтвержены ни Нестором, ни Чет-Минеею в Жизнеописании сих Святых, ни остатками где-либо сих переводов их, которых и Екзарх Иоанн не видал, а только слышал о них, как сам признается.
До нас дошли не старее XI века харатейные или пергаменные только Евангелия, Апостолы, Псалтыри, Паремейники и некоторые другие в Церкви всегда употребляемые книги, вероятно, переводу сих Проповедников, принятые Российской Церковью со времен Владимира Великого при обращении Славяно-Руссов.
Ибо тогдашнее близкое еще, по свидетельству Нестора, сходство наречий Славяно-Русского с Моравским и готовность уже переводов сих могли убедить к принятию их. Правда, во всех списках сих Книг есть некоторые, хотя и невеликие, разноречия, доказывающие или различные переводы, или поправки оного; а потому нельзя уже определить, каковы точно были первоначальные Мефодиевы и Константиновы переводы.
Но в некоторых письменных Евангелиях, а в одном и печатном, бывшем у Профессора Баузе, а ныне в библиотеке Графа Толстого, неизвестно когда и где изданном, именно сказано, что оно Переводу Мефодия и Кирилла; так же и в одном издании Общей Минеи, напечатанной в Москве при Патриархе Иове и Царе Борисе 1600 г., означено, что книга сия Творение и Собрание Кирилла Философа, Учителя Славяном и Болгаром, для неимущих.
Но целой Библии древних харатеных списков не только переводу Кирилла и Мефодия, но и ничьих, у нас доныне еще не найдено.
Константин, Князь Острожский, в Предисловии к изданной им 1581 г. в Остроге Славянской Библии свидетельствует, что и ни в каком Славянском племени не отыскал он списка ее полного, а только получил таковый от Царя Ивана Васильевича, весьма сходный якобы с Греческим семидесяти Толковников переводом, а переведенной якобы еще во времена Владимира Великого, но оба сии уверения несправедливы.
Неверность Острожского издания с Греческим достаточно уже доказана в Предисловии к новоисправленной Славянской Библии, напечатанной 1751 г. в С.-Петербурге.
А доставленный Острожскому Князю от Царя Ивана Васильевича список был точно такой же, какой один, может быть, из старейших в России, находится доныне в Московской Патриаршей библиотеке, писанный 1538 г. полууставом, в листе, на полуалександрийской бумаге Монахом Иоакимом в Монастыре Иосифа Волоколамского.
Острожское издание, кроме малых и редких перемен обветшалых к простонародных слов на новейшие и Славенские, совершенно сходно с сим списком и даже во многих местах с теми же списками, пропусками и смешениями против Греческого подлинника.
Сверх всего сего, и в списке и в Острожском издании целые книги Товита, Юдифы и третьей Ездры переведены не с Греческого, а с Латинской Вульгаты, и многие места в Пророках правлены с сей последней.
Но сего не сделали бы ни Мефодий и Кирилл, ни Переводчики Владимирова века. Посему очевидно, что перевод сей Библии новейших времен.
Сие доказывается еще и тем, что Паремии в старых наших Церковных Книгах, и Законы Моисеевы, во 2-й части Кормчей Книги напечатанные, совсем другого перевода, нежели какой в Острожском издании.
Есть также и старше Иоакимовского списка один в Венской Имп. библиотеке, писанный Сербскими буквами в Молдавии 1535 г., как уверяет Линд. Но сходен ли он с Иоакимовским, неизвестно.
Не было бы здесь нужды спрашивать о том, на какой язык или Славянское наречие переводили свои книги Проповедники сии, если бы ученые и в сем не разделялись на разные толки. Известно, что Кирилл и Мефодий были Учителями особенно Моравских и Болгарских Славян.
Посему ближе всего заключать с Шлецером, что они должны были писать на их и для них внятном тогда наречии.
А Нестор свидетельствует, что и в его время, т. е., около 250 лет после Константина и Мефодия, и письмена и язык Славянский были еще общие у всех Славянских племен.
Может быть, сие должно разуметь о языке книжном, или Церковном, от которого простонародный в каждом племени мог уже многим отличаться.
Сам Нестор писал на сем Церковном языке со многими простонародными уже выражениями; а в слоге Русской Правды, до него еще писанной, были уже гораздо большие отличия.
Долее всех соплеменных народов писали свои книги Славянским Церковным языком Славяноруссы и Сербы; первые почти до XVIII века, а последние почти до новейших времен, хотя народный и Канцелярский язык давно уже у обоих изменился.
Посему-то некоторые Западные Ученые, как то: Бек, Енгель и Добровский, коим знакомее Сербские, нежели наши книги, заключили, что Константин и Мефодий переводили Славянские книги на коренное Древлесербское наречие.
Но на сие нет никаких прямых Исторических доказательств.
Даже если бы предположить, по мнению некоторых, ссылающихся на свидетельство Константина Багрянородного и Иоанна Кантакузина, что в Солунской Области были с VII века Сербские города, и посему якобы Константин и Мефодий в Солуне имели случай научиться сперва только Сербскому наречию; то по прибытии к Моравам долженствовали и могли бы они удобно перенять и Моравское, по причине тогдашнего еще недальнего разнства наречий Славянских, а не Моравов переучивать на Сербское.
Еще остается один спорный вопрос о сих Проповедниках.
Хотя, по Нестору и многим Западным Летописателям, приведенным у Шлецера, известно, что они пришли в Моравию из Константинополя, однакож некоторые западные Писатели силились доказывать, что они присланы туда из Рима от Папы, и что Мефодий поставлен от Папы же Архиепископом в Моравию или Паннонию, а после оба брата призваны были к ответу в Рим. Но все сии доказательства довольно основательно рассмотрел и опроверг еще Архиепископ Новгородский Феофан Прокопович в своем Рассмотрении Мавро-Урбиновой книги о Славянском народе, с Итальянского на Российский язык по повелению Государя Петра Великого переведенной и в С.-Петербург 1722 г. в 4 долю листа напечатанной. (См. в конце той книги припечатанное Рассмотрение Феофаново; а подробнейшее описание жизни и трудов Константина и Мефодия см. в Четъих-Минеях и Прологе под числом 11 Майя, и у Добровского в Исследовании о Кирилле и Мефодии, изданном и в Русском переводе 1825 г. в Москве с примечаниями переводчика).
Между рукописями библиотеки Монастыря Иосифа Волоколамского есть Молитва Скитскаго покаяния, Кирилла Философа, учителя Словеном и Болгаром, иже Греческую грамоту в Русскую преложи. {Болховитинов}



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...

князь оболенский григорий васильевич биография

Биография Мефодий и Константин