|  | 

Л

Биография Ласси граф Петр Петрович



(Р. Lacy, Петерлесий, как подписывался он по-русски) – генерал-фельдмаршал; род. 30 октября 1678 г., ум. 19 апреля 1751 г.; в 1697 г., служа во французской армии и участвуя в савойской войне, получил первый офицерский чин, в 1698 г. поступил в австрийскую службу, был в походе против турок, а в 1700 г. принят в русскую службу и под начальством герцога де Кроа участвовал в бою под Нарвою; в 1701 г., после похода на Кокенгузен и Ригу, фельдмаршал Шереметев произвел Ласси в капитаны и назначил командиром гренадерской роты; в 1702 г. он участвовал с ней в деле под Гуммельсгофом; в 1703 г. назначен командиром “дворянской роты”, был с ней в лифляндских походах этого года, а в 1704 г. про осаде и штурме Дерпта, в 1705 г. переведен майором в полк графа Шереметева и участвовал в гродненской операции; в 1706 г. именным указом Петра І назначен подполковником в новонабранный полк Куликова (теперь 1-й пехотный Невский); был при взятии Старого Быхова, за что в 1708 г. произведен в полковники; командуя Сибирским полком, был опасно ранен в голову при переправе через Десну, но остался в строю; после занятия Ромен Петр Великий назначил Ласси “комендантом с полками и казаками, и оные Ромны [Ласси] укрепил боями и палисадами и в прочем во всем управил по инструкции, данной от Его Императорского Величества; за которую службу пожалован в гренадерский полк”; командуя последним, был в походе под Решетиловку и в полтавском бою, где вторично тяжело ранен; в 1711 г., участвуя в прутском походе, произведен в бригадиры; в 1713 г., под непосредственным начальством Петра І, был в бою под Фридрихштатом и в 1719 г. принимал ближайшее участие в осаде Риги, и по взятии Риги был назначен комендантом города; принимал деятельное участие при осаде Штетина.
В июле 1719 г. принимал участие в экспедиции к берегам Швеции.
Высадившись с отрядом недалеко от Стокгольма, Ласси ужасно опустошил окрестности; добыча, вывезенная русскими из этой экспедиции, оценивалась в миллион талеров, а опустошения – в 12 млн.; нападение русских на саму Швецию сломило последнее сопротивление; с этого времени мирные переговоры шли уже непрерывно, шведы делали почти все требуемые от них уступки.
Ласси был в 1720 г. произведен в генерал-поручики; с 1723 г. по 1725 г. он состоял членом Военной Коллегии.
В 1727 г. Ласси исполнял военное и вместе дипломатическое дело: он был отправлен с корпусом войск к границам Курляндии, чтобы не допустить Морица Саксонского утвердиться в герцогстве, и вместе с тем чтобы не дать и полякам слишком проявлять там свое влияние.
Ласси действовал энергично и довольно ловко и выполнил возложенное на него поручение.
После этого Ласси оставлен был в Лифляндии губернатором; в 1733 г. послан начальником отряда в 16000 человек, отправленного в Польшу для поддержки Августа III против Станислава Лещинского; в начале августа Ласси перешел границу, 19 занял Ковну, 27 августа Гродну, 20 сентября Прагу; тогда на польский престол был избран Август.
Назначение Ласси надо считать очень удачным, так как он имел все редко совместимые, но необходимые для этого поручения свойства: он обладал недюжинным талантом дипломата, был хорошим военачальником и особенно умело подготавливал такие предприятия, которые были связаны с трудностями передвижения и продовольствования армии в диких, малонаселенных местах.
Кампания 1733-1734 г. была именно таковой.
Еще когда Ласси находился в Риге, Кабинет, уведомив его (23 февраля) о решении Совета министров, Сената и Генералитета об отправлении к польской границе армии, возложил на него встретить у границы польского посланника Рудамина, делать вид, будто всячески ускоряет его путь к Петербургу, но на самом деле чинить ему всевозможные оттяжки и замедления.
Во все, предшествовавшее войне, время Кабинет держал Ласси в курсе дел: он подбирал для действующей армии рослых, здоровых солдат и готовил провиант. 2 июля из генерального кригскомиссариата ему перевели 50000 руб.; свои дела по управлению губернией он передал Фелькерзаму и, оставив семью на постоянное жительство в рижском губернаторском доме, отбыл к войскам: ему было предписано 6 августа вступить в пределы Польши.
Июль месяц он потратил на окончательное устройство продовольственной части, сбор лошадей, амуниции и т. п. Ласси предстояло выйти из большого затруднения: пройти через страну, не вооружив мирного населения против России, не мародерствуя и не грабя. По условиям ХVIII века, необычайно жестокого в войне, не грабить на войне было почти немыслимо.
К тому же русское правительство увеличило эту трудность, предписав Ласси за все платить русскими деньгами; когда же поляки отказались их принимать, повелело все брать силой, уплачивая русской монетой.
При приближении армии Ласси паны оставляли свои поместья и бежали к Варшаве.
Крестьянство оставалось, и главнокомандующему удавалось настолько сдерживать порядок в войске, что население не страдало от него. Вскоре после начала кампании к нему стали прибывать польские вельможи, сторонники России, за поддержкой и покровительством.
Это было кстати, так как армия находилась в трудном положений.
Ее движение было медленно и тяжко. Та самая грязь, о которой с ужасом писал в 1812 г. Наполеон, связывала и Ласси. Генерал Загряский, выступивший к нему на подмогу, попал в такое же положение и так замешкался, что получил от Кабинета выговор.
По его словам, грязь, разлившиеся реки и леса были едва проходимы.
Ласси их преодолел и, ведя сношения с благоприятелями России, верно, хотя и медленно, щадя солдат, двигался к Гродне.
Пытался он держать в курсе своих дел и Кабинет, но из-за невозможных путей сообщения это ему не всегда удавалось, и 13 сентября министры справлялись: “где Лассий обретается и что с ним происходит”. 11 сентября он рапортовал в Петербург об избрании Станислава Лещинского польским королем и о своих распоряжениях в соответствии с этим: хватать в плен сторонников Станислава и поддерживавших его татарских уланов.
Кабинет ответил на это рескриптом на имя нашего посла в Польше Карла-Густава Левенвольде, предписав Ласси рапортовать ему “по часту” о походе и состоянии войска: главнокомандующий ставился в тяжкую зависимость от посла. Впрочем, до прибытия в Варшаву она была неощутительна, так как сторонники Лещинского перехватывали русских курьеров и ведомости не доходили.
Особенно невыносимо и опасно было положение Левенвольде, отрезанного от России среди ненавистников ее. 14 сентября Ласси приблизился к Варшаве, 20-го подступил к самому предместью ее Праге, где к нему собрались польские вельможи, сторонники России. 22-го в урочище Грохове был собран под защитой русских штыков сейм, который выбрал королем Польши Фридриха-Августа, курфюрста Саксонского. 93 пушечных выстрела из русских орудий возвестили это избрание Варшаве. 24 сентября Ласси уведомил Кабинет о взятии Праги и избрании короля.
Не вся Польша, однако, признала его, и прежде всего Варшава была в руках сторонников Лещинского.
Переправив войска у Сохотина, Ласси заставил неприятеля отступить к Кракову и 5 октября занял своими отрядами столицу и ее окрестности.
Враг был сокрушен, но у Ласси хлопот и забот не убавилось.
Все его распоряжения и предприятия задерживались и портились вмешательством Левенвольде.
Особенно страдали от этого нижние чины. Армия слабела и расстраивалась.
Вдобавок и Кабинет прислал указ от 30 октября поспешить с окончанием польской кампании, чаще обо всем доносить и действовать, согласно рескриптам, посланным Левенвольде.
К концу 1733 г. на севере Польши образовались новые конфедерации, приглашавшие, между прочим, и русских восстать против немецкого засилья: они поддерживали Лещинского, который засел в Данциге. 5 ноября с 12 тысячным войском против конфедератов и Лещинского был послан Ласси. 22 ноября он стоял у с. Ловичи, поджидая денег и амуницию. 30 января 1734 г. он был в 6 милях от Данцига. 21 февраля доносил Кабинету о блокаде города и расположении войск. По мнению Ласси, Данциг, снабженный хорошей артиллерией, 30 тысячным войском, защищаемый французскими инженерами и гарнизоном, нельзя было штурмовать с такой ничтожной артиллерией и армией, как та, что была в его распоряжении.
Медленность и осторожность его не понравились в Петербурге, где к тому же хотели сплавить Миниха; последнему поручили ускорить взятие Данцига.
На военном совете Ласси был против немедленного приступа, но восторжествовало мнение Миниха за штурм. Еще до него, впрочем, Ласси удалось одно важное предприятие: он разбил шедшего на помощь Данцигу Любельского воеводу Тарло, сторонника Лещинского, и помешал французскому фрегату войти в устье Вислы. 19 апреля последовал Высочайший рескрипт на имя Ласси: всемилостивейшая благодарность за “показанную верную и знатную службу” – “совершенную викторию” над войском Тарло. Во время штурма Данцига обнаружилось громадное влияние Ласси на солдат.
В штурмующей колонне все офицеры оказались перебитыми, и она остановилась под убийственным огнем неприятеля.
Миних приказал отступать, но ему никто не повиновался.
Только личное появление Ласси и его уговоры подействовали, и солдаты отступили в порядке, конечно, с огромным уроном.
Из контрибуции, взятой с Данцига, на долю Ласси досталось довольно много. Из денег за “колокольный звон” он получил 5000 руб., 2083 червонца, 2 талера и 20 грошей.
Польские дела не были еще доведены до конца, когда на долю Ласси выпало новое поручение.
В 1735 году французы напали на императора Карла VІ, и он, согласно договору, потребовал от России союзнической помощи; она выразилась в посылке 20 тысячной армии под начальством Ласси. Опять ему пришлось вести войска через малонаселенные или бедные области, охраняя солдат от голода и изнурения, а население от мародерства и насилий.
Особенно тяжело было его положение при марше через Силезию: терпели недостаток во всем и множество солдат дезертировало.
Зато в Богемии все пришло в порядок: ни в чем не было нужды, и бегство прекратилось; армия была приведена в такой вид, что вызывала удивление и восторг союзников. 8 июня 1735 г. Ласси вступил в Силезию, но ему не пришлось принять участия в военных действиях: появление русских в Германии заставило врагов Австрии склониться к миру. Французский министр д Аржансон вполне определенно писал, что действия России в Польше, их мощное движение к Рейну, дают понятие о той внушительной силе, какой располагает эта держава.
В марте 1736 года Ласси был в Вене. Цесарь удостоил его отличного приема, обласкал и одарил: украсил портретом осыпанным бриллиантами и вручил 5000 червонцев в красном бархатном мешке. В России еще раньше показали Ласси знаки удовольствия и одобрения. 17 февраля 1736 года Кабинет уведомил Сенат о Высочайшем указе, назначавшем Ласси генерал-фельдмаршалом.
Вскоре для него нашлось новое военное предприятие – война против турок. 17 апреля 1736 года он прибыл уже из Рейнского похода в Царицынку, где находился его товарищ по командованию, тоже генерал-фельдмаршал, Миних, и совещался с ним о будущих действиях против неприятеля.
Ласси двинулся к Азову – Миних к Крыму. Во время этой поездки к армии Ласси на себе испытал, как плохо охраняются русские границы.
В степи он подвергся нападению татар; вещи его были ограблены и сам он едва спасся. 17 июня Ласси начал штурм азовского палисада, 19 город сдался.
Такая быстрая удача объяснялась отчасти умелым и энергичным воинским поиском, а отчасти тем, что Ласси раздобыл несколько армян-шпионов, указавших ему самые слабые места крепости.
По взятий ее она была приведена в способный для обороны вид, а осадная артиллерия отослана в Изюм. Сам Ласси стал готовить армию для движения в Крым, но встретил неожиданное препятствие в виде неудовольствия со стороны Миниха, Ласси по чинам и по выслуге лет был старше его, но никогда этим не чванился и даже всегда подчинялся распоряжениям Миниха.
По возвращении из Азовского похода, он получил из Петербурга распоряжение узнать под рукой о состоянии миниховской армии, которая потерпела неудачу.
Миних объяснял ее медленностью в поддержке со стороны Ласси, его недоброжелатели – изнурением солдат, жестокостью командира, его нераспорядительностью.
Не желая или не умея понять выражения “под рукой”, Ласси обратился прямо к Миниху.
Тот обиделся и просил об отставке, рекомендуя поручить команду над действующей армией одному Ласси. Императрица была недовольна на него за несоблюдение тайны и с трудом уладила дело и успокоила обиженного Миниха.
Всю осень и зиму 1736 года продолжалась подготовка к походу. 7 октября Ласси получил указ из Кабинета о назначении добрых и здоровых комендантов вместо старых и дряхлых в пограничные крепости и о лучшей обороне границ.
На него же возлагался сбор к походу Донских казаков, малороссийских и слободских полков, а также башкирцев.
Такое поручение шло вразрез с личными намерениями Ласси. Прошло уже четыре года, как он покинул свою семью, не видал детей, и даже из-за постоянных передвижений почти не получал писем. По его словам, дети его были “без науки и призрения”. Желая повидаться со своими, Ласси просился на всю зиму в отпуск в Ригу. Вместо него он получил приказание обсудить совместно с Минихом план будущей кампании и, должно быть в виде утешения, награжден был орденом св. Андрея Первозванного. 12 января 1737 г. в Глухове был военный совет в присутствии двух фельдмаршалов.
После него Ласси вернулся в Азов и стал готовиться.
По Дону к нему свозили провиант, амуницию, артиллерию и всякие припасы.
Сюда же шли полки башкирцев, донцов, малороссиян.
Кабинет строгими указами подтверждал, что “над полками, обретающимися по Дону и близ оного, а также и в Азове, главная команда и все тамошние дела и употребление новостроющихся на Дону судов, по указу Е. И. В., поручено генерал-фельдмаршалу Лессию”. Кн. И. Ф. Барятинскому, командующему в Малороссии, предписано было озаботиться присылкой казаков, подготовкой волов, продовольствия и вообще подмогой Ласси. В распоряжение его было назначено 12 тысяч донцов, снабженных от России вооружением и деньгами, и 10 тысяч башкирцев.
Главнокомандующему в поощрение верной службы 1 апреля 1737 г. пожаловано было в Лифляндии 37 гаков земли. 3 мая Ласси выступил из Азова к Крыму со стороны Гнилого моря, откуда его никак не ждали и, перейдя его, вторгся на полуостров, опустошая все на пути и двигаясь к Карасубазару.
У этого городка он разбил ханское войско в двух битвах 12 и 14 июня, но не мог оставаться в стране вследствие недостатка провизии, а особенно конских кормов.
Ласси еще дольше продержался бы в Крыму и достиг бы большего успеха, если бы к нему вовремя подоспела помощь от Барятинского, которого он 11 июля просил учинить диверсию из Малороссии к Перекопу.
Не видя своевременной поддержки, Ласси отступил к Молочным водам. Он жаловался в Кабинет на плохой личный состав казачьих полков, на недостаток продовольствия и амуниции, и Кабинет, в свою очередь, делал представления, выговоры и замечания тем, кто заведовал этими делами. 13 ноября 1737 г., съездив в Петербург для совещания и согласования действий русской и австрийской армии, Ласси вернулся на юг и стал готовиться к новому весеннему походу.
Его регулярная армия, по примеру прошлого года, была усилена казацкими и калмыцкими полками и опять от Ласси посыпались жалобы на недоставление денег, рекрутов, лошадей, амуниции, о недостатке телег, роспусков, извозчиков, конской сбруи, артиллерийских припасов и т. д. 15 мая Кабинет выражал сожаление об этих недостатках, препятствующих маршу, извещал Ласси о мерах, принятых к устранению их, и предоставлял его собственному рассуждению все, что касается его марша и похода калмыков.
Уладив несогласия среди начальников Донского войска и насколько было возможно изготовившись, Ласси двинулся к Перекопу. 26 июня 1738 г. он перешел пересохший Сиваш, оставив обоз под охраной пристойной команды. 40 тысячная турецко-татарская армия отступила за вал, при конце которого находилась крепость Чиваш-Кале. Ласси ее осадил.
Проливной дождь помешал началу решительных действий.
На предложение сдаться турки ответили пушечной пальбой. 28 и 29 “из нескольких мортир и несколько пушек, на способном к тому кургане постановленных, оная крепость посещена”. Русские гости, посетившие крепость, заставили коменданта ее Абубекра и сотню янычар, прибывших из Каффы, капитулировать (29 июня после полудня).
Гарнизон ее, около 1000 человек, был объявлен военнопленным, 80 орудий сняты со стен. Этим, впрочем, здесь окончились успехи Ласси. Недостаток припасов и засуха принудили его отступить к Донцу; неудача так сильно подействовала на Ласси, что он послал императрице прошение об отставке, но в Петербурге были им довольны.
Государыня благодарила его за службу и желала ее продолжения;
Кабинет сообщил Сенату распоряжение о распубликовании донесения Ласси о сдаче русским Перекопа и тамошней крепости.
Такая Высочайшая апробация растрогала его несказанно и в ответном благодарственном письме он обещал ревностно служить до конца своей жизни. Большим утешением для Ласси должен был быть и указ Кабинета от 24 сентября.
В нем говорилось о сношениях с Венским двором по поводу отступления армий Миниха и Ласси. Русское правительство писало: “Понеже подлинно искусство уже показано, что такие дальние степные походы не токмо как людям, так и лошадям зело трудны и убыточны, но и весьма ненадежны, так что на счастливые происхождения и успехи таких операций никоим образом с надежностью какою полагаться нельзя, как и цесарский двор сам то признавает”. Ласси обелялся в своей неудаче – она относилась к трудности самого предприятия: предполагалось, что он, изготовившись в течение зимы 1738-39 гг., достигнет большего. 30 октября 1738 г., ему, между прочим, поручили склонить главного владельца ногайских татар султана Мамбетая перейти со всеми ногайцами из Крыма в Россию, обещая всякие вольности и жалованье, а равно и охрану со стороны русских в случае нападения других татар. К лету 1739 г. под начальством Ласси, кроме регулярных, должно было собраться 6000 донских, 3000 слободских конных и 3000 – пеших на суда казаков и 10000 калмыков.
Ему же была подчинена днепровская флотилия и Запорожские казаки.
В апреле предполагалось начало кампании.
Подготовкой ее Ласси был крайне недоволен.
Он доносил Кабинету, что по прибытии своем к армии 27 апреля все нашел “в очень худом состоянии и малом исполнении”, почему и о произведении сей экспедиции малая надежда остается”. Кабинет был в негодовании, посланы были строгие указы выполнить все под угрозою жестокого ответа генералам Румянцеву, Игнатьеву и Шипову, а Ласси 2 мая сообщены копии всех указов, посланных относительно снабжения армии всем необходимым, с предоставлением на его благоусмотрение вопроса об отложении на некоторое время похода, но с указанием, что “у неприятеля ныне великие конфузии происходят”. Заключение Белогородского мира сделало этот поход излишним.
Регулярные войска, бывшие под командой Ласси, двинуты были к Москве ввиду возможности войны со шведами. 13 февраля 1740 г. петербургская полицмейстерская канцелярия получила приказ отвести квартиры штабу Ласси. Сам он указом 19 февраля был назначен генерал-губернатором Лифляндским и Рижским. 4 ноября Кабинет сообщил о пожаловании Ласси с потомством в рейхс-графы Римской Империи.
Вообще это время надо считать расцветом его влияния.
В протоколах Кабинета рассеяны во множестве его представления о разных лицах для повышения их в чинах и для назначения на должности с благосклонными пометами кабинет-министров.
Состоящий при нем Николай Волынский был зачислен в фурьерский штат. 8 августа 1741 г. Ласси был назначен к присутствованию в Военной Коллегии.
Ему же совместно с Кейтом пришлось вести Шведскую войну 1741-1743 гг. В середине мая в его петербургском доме состоялся относительно ее военный совет. В распоряжении Ласси назначалась армия около 30 тыс. человек.
Кейт командовал корпусом войск у Выборга. 13 июля 1741 г. части, сосредоточенные у Осиновой рощи, двинулись в Финляндию, но объявление войны со Швецией в приказе Ласси было сделано лишь 4 августа. 16 августа он прибыл в Выборг и совещался с Кейтом о плане действий в предстоящей кампании.
Узнав о том, что 4000-ный отряд шведов разбит на части, разделенные 40 верстным расстоянием одна от другой, Ласси решил нанести удар каждой части в отдельности, и 20 августа велел Кейту двинуться к Вильманстранду навстречу шведскому двухтысячному отряду под командой Врангеля. 23 августа Ласси прибыл туда же, придя позже Врангеля на 18 часов. Шведы заняли крепость, укрепили свою позицию валом и орудиями из Вильманстранда.
Несмотря на стойкое и мужественное сопротивление Врангеля и отряда Вестерботнийцев, шведы были разбиты наголову, Вильмандстранд сдался и был разграблен.
В плен было взято 16 знамен, 13 орудий, 39 офицеров и 1500 солдат.
Вильманстрандское дело произвело в неприятельских войсках панику.
Не имея осадной артиллерии, Ласси отказался от немедленного движения к Фридрихсгаму, где находились главные силы шведов, и вернулся в Выборг, продолжая лишь мелкую войну. Донские казаки прорывались вглубь Финляндии и разоряли население.
К зиме Ласси вернулся в Петербург, быть может имея сведения о готовящемся в пользу Елизаветы перевороте.
Впрочем, ввиду его постоянного уклонения от дел внутренней политики, вряд ли он намеревался принимать в нем какое бы то ни было активное участие.
В ночь переворота он в числе первых явился во дворец и присягнул Елизавете; в качестве вельможного и верного сторонника она привлекла его в совет, управлявший первые дни ее царствования всеми делами.
В этот совет он представил план будущей кампании и проект распределения генералитета.
Затем он подготавливал все нужное для похода, встречая противодействие среди придворных; особенно враждебен ему был кн. Н. Ю. Трубецкой, говоривший, что Ласси от старости не знает, что делает.
Однако кампания 1742 г. показала неправоту этого мнения.
Удачными передвижениями армии ему удалось овладеть Фридрихсгамом (26-29 июня), в июле он с армией в 17500 чел. окружил, пройдя дорогою, некогда проложенной Петром Великим у Гельсингфорса, гр. Левенгаупта и Буденброка со всею их 17 тысячною армиею и после того, как эти командиры были отозваны в Стокгольм, принудил 26 августа армию к капитуляции. 9 финских полков сдали оружие и были отпущены по деревням; шведская пехота, сохранив оружие, отправлена морем на родину с паспортами от Ласси. Русские взяли в плен 30 знамен, 90 орудий, 94 офицера и 7000 нижних чинов. Этим разгромом война, собственно говоря, была покончена.
В октябре Ласси вернулся в Петербург и принял участие в совещаниях о возможных условиях мира. Они не могли быть благоприятны для шведов.
Современник писал, что “поведение их было так странно и так противно тому, что обыкновенно делается, что потомство с трудом поверит известиям об этой войне”. Другой (швед) находил, что “вся эта война со стороны Швеции представляется цепью глупостей, чтобы не назвать ее изменой”. Так как шведы все же не принимали русских условий, Ласси стал готовиться к кампании 1743 г., подготовил план ее и начал выполнение.
Но уже само отправление его (8 мая) носило праздничный торжественный характер, не похожий на сборы в опасное воинское предприятие: никто не верил в сопротивление шведов.
Когда Ласси, с флотом миновал Ганге, шведские уполномоченные в Або согласились на мирные условия, предложенные русскими (1-27 августа 1743 г.). Шведская война своей успешностью во многом обязана энергии, распорядительности и заботливости о войске Ласси. Ведя ее, он показал себя верным и умным учеником Петра Великого и в производстве операций в Финляндии пользовался как его опытом, так и своим прошлым личным.
Дисциплиной в войсках и умением ладить с населением он приобрел в Финляндии многих доброжелателей и сторонников России.
Вернувшись в Петербург, 5 октября Ласси был назначен по Высочайшем отбытии в Москву главным командиром над всеми делами, с повелением присутствовать ему в С.-Петербургской сенатской конторе, а при праздновании мира 25 июля 1744 г. был награжден брильянтовою шпагой, табакеркой и увеличением содержания на 3000 руб. в год. 27 июля он был назначен командующим войсками в Лифляндии.
Войной со Швецией закончилась боевая деятельность Ласси, но он продолжал быть видным военным деятелем, и к нему обращались за советами при осложнении внешних дел. Он присутствовал на совещаниях в сентябре и октябре 1745 года по поводу мер для сокращения сил прусского короля и высказался в смысле надобности его, поддерживая польского короля.
Был он и на совещаниях в декабре 1746 г., когда успехи французов в Нидерландах снова подняли вопрос о “перепущении” русских войск на Рейн. По мнению Ласси, 30 тысячная русская армия должна была присоединиться к союзным войскам и действовать согласно с ними. Двинуться она должна была через Курляндию, Литву, Польшу и Силезию.
Кампания должна была длиться, по его расчету, не менее трех месяцев и для произвождения ее надо было взять у англичан вперед 150 тысяч субсидий.
Командиром этой армии назначался Репнин, а инструкцию ему писал Ласси. Умер Ласси в 1751 г., оставив после себя добрую память особенно среди солдат.
Ласси был из числа тех рыцарских натур, какие еще встречались в первой половине XVIII века. Он по нужде должен был продавать свою шпагу, но верно и честно служил тому, кто платил.
Воин по природе и склонностям он любил и знал свое дело и выгодно отличался от других русских полководцев из иноземцев тем, что всегда и всюду преследовал интересы России, а не свои. Он никогда на проявлял наклонности прославиться напрасным пролитием чужой для него русской крови и никогда не отваживался на такие отчаянные дела, какими прогремел Миних. Солдаты хорошо знали отличие этих двух фельдмаршалов и называли Ласси “добрый человек”. Еще в одном Ласси выгодно отличался от иноземцев, наводнивших Россию после Петра Великого: он не вмешивался во внутреннюю политику и не интриговал при дворе. Деловитость, распорядительность и скромность были его постоянными качествами.
Дела, касающиеся Ласси, хранятся главным образом в Московском Архиве Министерства Иностранных дел, Сенатском Архиве, Государственном Архиве и Военно-ученом Архиве Главного Штаба. – Бантыш-Каменский, “Биографии Российских генералов и генерал-фельдмаршалов”. – Соловьев С., “История России”, тт. IV, V. – Полное Собрание Законов (по указателю). – “Сборник Императорского Русского Исторического Общества”. Тома: 25, 34, 40, 49, 50, 52, 55, 58, 61, 63, 64, 66, 69, 76, 76, 79-81, 84-86, 91, 92, 94, 96, 99-106, 108, 110, 111, 114, 117, 120, 124, 126, 130, 138. – Сенатский Архив, книга V, СПб. 1892 г. (Участие Ласси в заседаниях Совета при дворе 1741 г.). – Архив кн. Воронцова, книги І, II, III, IV и passim, по указателю. – “Опись Высочайших указов и повелений, хранящихся в С.-Петербургском Сенатском Архиве за ХVIII век”. Томa I-III. – Пекарский, “Маркиз де ла Шетарди в России”. – “С.-Петербургские Ведомости” 1741-1743 гг. – Шпилевская Н., “Описание войны между Россией и Швецией в 1741, 1742 и 1743 гг.”. Компилятивная работа по шведским источникам. “Военный Журнал” 1859 г. и отдельно. – Бородкин М., “История Финляндии.
Время Елисаветы Петровны”, СПб. 1910. При книге подробная и хорошая библиография вопроса.
Здесь же помещено несколько портретов Ласси. {Половцов} Ласси, граф Петр Петрович – генерал-фельдмаршал (1678-1751), уроженец Ирландии.
Служил сначала на родине, потом в армиях французской и австрийской; в 1700 г. перешел в русские войска.
Во время Северной войны был дважды опасно ранен. С 1723 по 1725 гг. он состоял членом военной коллегии, позже – рижским генерал-губернатором.
В 1733 г. Л., во главе русской армии, послан был в Польшу, для поддержания притязаний Августа III на польский престол.
Действия его там были настолько удачны, что соперник Августа, Станислав Лещинский, вынужден был бежать в Данциг, который вскоре затем (1734) был осажден русскими войсками.
Л. было поручено обеспечение тыла осадного корпуса от покушений конфедератов, что и было им исполнено с успехом.
В 1735 г. из числа русских войск, находившихся в Польше, выделен был особый отряд (около 13? тыс.) в помощь императору Карлу VI, и начальство над ним вверено Л., который 16 августа соединился, близ Гейдельберга, с австр. армией принца Евгения Савойского (см.), а по заключении мира возвратился на зимние квартиры в Моравию.
Движение русских войск через Германию было совершено в примерном порядке и с соблюдением строжайшей дисциплины.
Произведенный в ген.-фельдмаршалы, Л. участвовал в турецкой войне 1736-1739 гг., почти всегда начальствуя отдельным корпусом.
В 1740 г. за ним утвержден графский титул, пожалованный ему императором Карлом VI. В шведскую войну 1741-43 гг. был главнокомандующим русской армии. По собственным его словам, он “находился везде на воинских потребах, именно: в 31 кампании, на генеральных 3 баталиях, в 15 акциях и 18 осадах и при взятии крепостей, где немало и ранен”. Удаляясь от борьбы политических партий, Л. сосредоточивал все свое внимание на хорошей организации вверенных ему войск и, как член военной коллегии, провел много полезных преобразований в устройстве и обучении армии. Ср. Дела Л. в московском отделении архива главного штаба, Бантыш-Каменский, Манштейн, Бутурлин. {Брокгауз} Ласси, граф Петр Петрович 12-й генерал-фельдмаршал.
Граф Петр Петрович Ласси родился в Ирландии 30 октября 1678 года от благородных родителей древней фамилии.
Сначала он находился во французской службе, участвовал под знаменами славного фельдмаршала Катината в Савойской войне, потом сражался против турок в армии императора и, наконец, предложил услуги свои Петру Великому, в 1700 году. Он явил опыты своей храбрости в разных битвах против шведов; пожалован в 1705 году майором; тяжело ранен в Полтавском сражении; первый вступил в Ригу (1710 г.), будучи уже полковником; назначен комендантом тамошней крепости; снова обнажил меч (1711 г.): находился в Прутском походе; преследовал потом до Позена Грасинского, приверженца Карла XII; произведен в генерал-майоры (1712 г.); служил под знаменами Меншикова в Померании и Голштинии; участвовал во взятии крепости Тенингена (1713 г.), в разбитии шведского генерала графа Штейнбока, в занятии города Штетина.
Вслед за тем Ласси продолжал службу свою в армии графа Шереметева: находился в Польше, Померании и Мекленбургии; отправясь в 1719 году на галерах к шведским берегам, произвел страшные опустошения в тех местах, заставил, вместе с генерал-адмиралом графом Апраксиным, королеву Ульрику-Элеонору согласиться на предложенные ей Петром Великим условия о мире; пожалован за свои военные подвиги генерал-лейтенантом (1720 г.). Вскоре открылась новая война с Персией: Ласси, по причине расстроенного здоровья, пребывал тогда в небольшой деревне, ему принадлежавшей.
Бездействие его продолжалось до вступления на престол Императрицы Екатерины I: она пожаловала Ласси кавалером ордена Св. Александра Невского, в самый день учреждения этого знака отличия, 21 мая 1725 года; генерал-аншефом, членом Военной коллегии (в августе) и вскоре главнокомандующим армией, расположенной в Петербурге, в Ингрии, Новгородской губернии, Эстляндии и Карелии;
Рижским генерал-губернатором (1726 г.). Когда юный Петр II-й наследовал Екатерине, князь Меншиков, управлявший кормилом государства, возобновил усилия свои к получению герцогства Курляндского и, не успев в своем предприятии посредством переговоров, вознамерился силой достигнуть желаемого.
Любопытно, что герцог Фердинанд находился еще в живых, не думал о смерти, а о женитьбе [Герцог Фердинанд, по низвержении Меншикова, искал руки цесаревны Елисаветы Петровны (за которую также сватался в 1728 году принц Мориц Саксонский) или вдовствовавшей герцогини Анны Иоанновны.
Последняя его ненавидела; первая желала сохранить свою независимость.
Он вступил (1730 г.) в супружество с принцессой Саксен-Вейсенфельдской Яганною-Магдалиною.], скончался спустя десять лет, имел уже наследника, принца Морица Саксонского, избранного (1726 г.) на Сейме курляндскими и семигальскими государственными чинами! Ласси вступил в Курляндию с тремя пехотными полками и двумя конными (1727 г.). Ему поручено было выслать из герцогства укрывавшегося в нем Морица: полковник Функ получил приказание от российского генерала арестовать принца на острове Осмагене; но он успел скрыться на рыбачьей лодке от нашего отряда.
Функ захватил его свиту, состоявшую из ста шести человек, имущество и бумаги.
Мориц обратился к Ласси с письменным предложением: “Ежегодно выдавать Меншикову по сорока тысяч ефимков, если он откажется от своего требования, которое может вовлечь в войну Российский Двор с Польским, отчего возмутится тишина всей Европы”. Обещал две тысячи червонных тому, кто возьмет на себя содействие в этом деле и, на словах, через посланного, вызвался даже удвоить предлагаемую им сумму князю Ижорскому.
Записка Морица привезена в Петербург 9 сентября, в тот самый день, когда Меншиков, лишенный чинов и знаков отличия, был выслан из столицы; но Ласси успел, однако, уничтожить избрание Морица (26 числа). Доселе полководец Петра Великого был только исполнителем распоряжений других вождей, не имел случая оказать во всем блеске приобретенного им навыка в военном ремесле.
Императрица Анна Иоанновна вверила ему (1733 г.) начальство над двадцатитысячной армией, с которой двинулся он к берегам Вислы против приверженцев Станислава Лещинского. 4 января прибыл Ласси к Торну; этот город покорился новоизбранному королю Августу III и впустил русский гарнизон.
Ласси держал в осаде Данциг, когда сменил его граф Миних. Оставаясь под командой фельдмаршала, он рассеял десятитысячный корпус графа Тарло и кастелана Терского, поспешавший на помощь Станиславу к Данцигу, содействовал сдаче этого города, истребил войска Мощинского, овладел Краковом, награжден от Августа III орденом Белого Орла (1734 г.). В 1735 году Ласси выступил к Рейну с 12000 человек для соединения с армией принца Савойского: прошел Богемию и Верхний Палатинат, возбуждая везде удивление устройством и дисциплиной предводимых им полков, заслужил похвалу славного Евгения.
Вспомогательное войско наше возвратилось назад с берегов Рейна, по причине заключенного тогда мира между Францией и Австрией: император Карл VI пожаловал Ласси портрет свой, осыпанный бриллиантами, и пять тысяч червонных; государыня препроводила к нему фельдмаршальский жезл, 17 февраля 1736 года, поручила отправиться к Азову. Между Изюмом и Украинскими линиями в степи татары напали на казаков, сопровождавших Ласси, рассеяли их и часть взяли в плен; сам фельдмаршал едва успел ускакать; экипажи его были остановлены и ограблены. 20 мая Азов сдался ему на капитуляцию.
Императрица наградила верные и радетельные службы Ласси орденом Св. Апостола Андрея Первозванного 5 марта 1737 года. Он обессмертил имя свое славным походом на Крым. Хан со всем войском расположился сзади Перекопской линии, им значительно укрепленной, но Ласси повел сорокатысячную армию новой дорогой.
Согласясь в военных операциях с контр-адмиралом Бредалем [Бредаль Петр умер вице-адмиралом и кавалером ордена Св. Александра Невского в 1756 году.], который должен был помогать ему флотилией на Черном море, фельдмаршал двинулся от реки Берды со всеми силами к Молочным водам, держась как можно ближе берега Азовского моря. 14-го июня (1737 г.) армия расположилась лагерем вдоль рукава этого моря, который продолжается до Перекопа, имея флотилию Бредаля на расстоянии пушечного выстрела от себя. Ласси тотчас приказал навести мост; вся армия, перейдя через него 18-го июня, продолжала поход вдоль Азовского моря по косе, ведущей к Арабату; к ней присоединились четыре тысячи калмыков, под предводительством Голдан-Нармы, сына Дундук-Омбо. Удивленный хан поспешил к Арабату, чтобы остановить россиян в этом тесном проходе; но Ласси, узнав о приближении его, приказал вымерить глубину рукава морского, отделяющего косу от Крыма, и нашел удобное место для переправы, велел сделать плоты из пустых бочек, бревен и рогаток, при армии найденных.
Таким образом пехота переправилась через рукав на плотах, а кавалерия вплавь.
Не один хан считал дерзновенным намерение Ласси идти по косе к Арабату.
Все генералы, кроме Шпигеля [Карл Людвиг Шпигель награжден в 1738 году орденом Св. Александра Невского за добрую ревность и похвальные поступки], пришли к нему в палатку с представлением, что он подвергает гибели армию. [Под начальством Ласси находились тогда следующие генералы: генерал-аншеф Левашов; генерал-лейтенанты: граф Дуглас, Шпигель и Брилли; генерал-майоры: Брини, младший Еропкин, Девиц и проч. – См. Записки Манштейна.] Ласси отвечал, что военные предприятия обыкновенно бывают сопряжены с опасностью и что, хотя он тут и не видит оной, однако просит у них совета, каким образом поступить в этом случае? Генералы советовали идти назад. “Ежели вы хотите, – возразил фельдмаршал, – то я прикажу снабдить вас видами для отъезда”. – и велел секретарю своему изготовить таковые, назначив двести драгун для сопровождения генералов на Украину, чтобы они ждали там его возвращения.
Едва смогли они через три дня смягчить Ласси и испросить позволения остаться при нем. Хан узнав, что русская армия вошла не через Арабатский проход, у которого он ее ждал, но через залив, и что она идет прямо к нему, ушел в горы, будучи потревожен казаками и калмыками.
Тогда фельдмаршал повернул вправо к горам, чтобы настичь хана. В двадцати шести верстах от Карасубазара повелитель крымцев с лучшими своими войсками атаковал русскую армию, но был прогнан с потерей.
После этого Ласси пошел к Карасубазару; отряды неприятельские, старавшиеся препятствовать шествию русских, были рассеяны.
На возвышенности, близ города, открылся последним укрепленный лагерь, в котором было до пятнадцати тысяч турок. Обозрев его, фельдмаршал приказал генерал-лейтенанту Дугласу, начальствовавшему авангардом, атаковать неприятеля и овладеть городом.
Дуглас исполнил это поручение с совершенным успехом: после сражения, продолжавшегося не более часа, турки обратились в бегство; город был разграблен и сожжен. [Граф Дуглас был потом губернатором в Ревеле и арестован в июне месяце 1740 года за подозрительную переписку со Швецией.] Фельдмаршал расположился лагерем в двух верстах от него. Казакам и калмыкам приказано было проникнуть как можно далее в горы и жечь жилища татар: около тысячи селений обращены в пепел; более тридцати тысяч быков и до ста тысяч баранов сделались добычей победителей. 15 июля, Ласси собрал военный совет, в котором решено идти назад из Крыма, ибо план операции, состоявший в наказании татар за набеги их на Россию, был выполнен, и дальнейших действий не предстояло.
В следующем году (1738) фельдмаршал Ласси покрыл себя новой славой: вступил в Крым с тридцатипятитысячной армией, не потеряв ни одного человека.
Хан стоял у Перекопской линии с сорокатысячным корпусом для ее защиты.
В летние жаркие дни часть Азовского моря высыхает, и западный ветер так выгоняет из него воду, что по дну можно достигнуть полуострова.
Фельдмаршал воспользовался этим ветром и до прилива успел перейти море. Перекоп сдался 26 июня с двухтысячным гарнизоном янычар.
В нем найдено до ста пушек. Ласси пошел далее в Крым, который оказался почти пустым.
Взорвав все укрепления Перекопской линии, он возвратился в октябре месяце на Украину.
В 1739 году Ласси был возведен в графское достоинство Российской Империи (в ноябре); в 1740 году, по случаю празднества установленного мира с Портою Оттоманской, за мужественные подвиги награжден шпагой, осыпанною бриллиантами, и пенсионом в три тысячи рублей, пожалован Лифляндским генерал-губернатором.
Вскоре разгорелась война со Швецией (1741 г.). Правительница Анна Леопольдовна вверила Ласси главное начальство над армией.
Разбив (23 августа) четырехтысячный шведский отряд, под командованием генерал-майора Врангеля, взяв его самого в плен и вместе с ним 1200 человек нижних чинов, также захватив у неприятеля двенадцать пушек, фельдмаршал овладел укрепленным городом Вильманстрандтом.
Российская армия расположилась на зимних квартирах.
В 1742 году завоеваны города: Фридрихсгам (29 июня); Борго (30 числа); Нейшлот (7 августа);
Таваст (16 числа); Гельсингсфорс сдался (24 числа) на капитуляцию.
Узнав здесь от финляндского поселянина, что шведы намерены идти к Або, Ласси предупредил их лесной дорогой, проложенной еще Петром Великим, которую очистил тогда своими солдатами; вступил (в сентябре) в столицу Княжества Финляндского; пресек неприятелю сообщение с сушей; принудил семнадцать тысяч шведов сдаться военнопленными. [Замечательно, что армия Ласси превосходила шведскую только на 500 человек.] Военные действия возобновились в 1743 году: прощаясь с фельдмаршалом, Императрица Елисавета Петровна пожаловала ему драгоценный бриллиантовый перстень, возложила на него золотой крестик с мощами, обняла Ласси и пожелала ему новых успехов.
Противные ветры воспрепятствовали российской эскадре прибыть к Гельсингсфорсу прежде 2-го июня: море было еще покрыто льдинами во многих местах около берега и чрезвычайный холод увеличил число больных в войске нашем. Между тем генерал Кейт [Яков Вадимович Кейт, генерал, лейб-гвардии подполковник и кавалер ордена Св. Апостола Андрея Первозванного, уволен, по прошению, от российской службы в 1747 году, поехал в Англию, отечество свое, и скончался в 1758 году, будучи прусским генерал-фельдмаршалом] одержал верх над шведскими галерами.
Флот неприятельский, состоявший из восемнадцати кораблей и галер, расположился на выгодном месте вблизи Гангута для воспрепятствования Ласси соединиться с Кейтом. 6 числа фельдмаршал подвинулся к Тверминду и обозрел неприятеля.
Два корабля шведских были поставлены на пути, по коему надлежало проходить русским галерам. 8 числа держан военный совет: решено ожидать флот наш, предводимый адмиралом графом Головиным.
Вскоре шведы были поставлены среди галер и военных российских кораблей: если бы Головин исполнил безотговорочно приказание фельдмаршала, не ссылаясь на регламент Петра Великого, неприятель потерпел бы тогда страшное поражение.
Ласси отправил к нему, 18-го июня, четырнадцать мелких судов с войсками; шведы подняли паруса и готовились воспрепятствовать соединению их с кораблями;
Головин сделал подобное движение, вошел также в открытое море; но оба флота не решились вступить в бой, и после нескольких выстрелов наш отплыл к острову Гохланду, вблизи Ревеля, где простоял спокойно до заключения мира, а шведский удалился в Карле-Крону. [Адмирал граф Николай Федорович Головин, сын генерал-фельдмаршала графа Федора Алексеевича, обратил на себя справедливое недовольство Императрицы, вышел в отставку, поехал в чужие края, избрал местопребыванием своим Гамбург и вскоре умер в этом городе, 15 июля 1745 года. Дочь его была за принцем Голштейн-Бекским.
См. его биографию.] 23 июня фельдмаршал прибыл в Суттонгу: там нашел он эскадру генерала Кейта. Неприятельские галеры удалились к Стокгольму; наши подходили к острову Дегерби. 26 числа был держан военный совет, на котором решено было плыть до Руденгама, последнего острова из финляндских шкер, и при первом попутном ветре идти к берегам Швеции и сделать на них высадку; 29-го, фельдмаршал намеревался выступить в море, как получил известие из Або от наших министров, что предварительные статьи о мире были ими подписаны со шведскими полномочными и постановлено перемирие.
Императрица прислала к графу Ласси собственную свою яхту для въезда его в С.-Петербург, пожаловала ему потом несколько деревень, шпагу и табакерку, осыпанные бриллиантами, и три тысячи рублей прибавочного жалованья.
После военных трудов он вступил снова в должность лифляндского генерал-губернатора; скончался в Риге 19 апреля 1751 года, на семьдесят четвертом году от рождения.
Граф Петр Петрович Ласси, опытный, неустрашимый полководец, отличался быстротою своей на ратном поле, с просвещенным умом соединял доброе сердце, возвышенные чувства; пользовался общей любовью и уважением; был решителен в военных предприятиях, осторожен в мирное время; не знал придворных интриг и потому сохранил свое звание среди разных государственных переворотов.
Россия обязана этим славным военачальником герцогу Крои, разбитому под Нарвой: он представил Ласси Петру Великому.
Отмена смертной казни в общем порядке судопроизводства в России является, в первый раз, в Высочайшем Указе, последовавшем 2 августа 1743 года на имя Ласси. Императрица Елисавета Петровна повелела ему тогда: “Всех преступников из шведов за убийства и грабеж не казнить натуральною смертию, но, по отсечении правой руки у виновного, вырезав ноздри, ссылать его в вечную работу”. [См. Полное Собрание Законов, 1753 год, № 10086. – О запрещении отсекать руки см. в биографии князя Никиты Юрьевича Трубецкого.] Граф Франц Мавриций Ласси, сын графа Петра Петровича, находившийся сначала в нашей службе генерал-майором, получивший в 1743 году орден Св. Александра Невского, служил потом с отличием в Австрии и, будучи генерал-фельдмаршалом, умер в Вене в 1801 г., на 77-м году от рождения. {Бантыш-Каменский} Ласси, граф Петр Петрович – рус. ген.-фельдм-л, род. в 1678 г. в Ирландии.
В 1691 г. он вместе со своим дядей полк. Ласси, несмотря на то, что уже был записан прап-ком в полк гр. Валлийского, покинул родину и перешел во франц. службу.
Здесь под нач-вом марш. Катина Л. участвовал в походе против Савойск. герцога, сражался при Val de Marsaille (1693) и после 3 незначит. кампаний вместе с франц. армией вернулся (1697) к берегам Рейна. По заключении мира Л. предложил свои услуги находившемуся тогда в Венгрии герц. де-Кроа. В рядах австр. армии он был в походе против турок, а в 1700 г. вместе с герцогом прибыл в Россию, поступил в ряды рус. армии и принял участие в сраж. под Нарвой, командуя ротой Брюсова полка. В составе корпуса кн. Репнина участвовал в походе к Риге для содействия польск. кор. Августу II. В 1702 г. Л. в чине кап-на, командуя гренадерской ротой, был в деле под Гуммельсгофом.
В 1703 г., назначенный командиром “Дворянской роты”, которую он обучал. пеш. и кон. строю, участвовал в лифляндск. походах, а в 1704 г. – во взятии Дерпта.
В 1705 г. был произведен в майоры, в полк гр. Шереметева, и участвовал в гродненск. операции, а в 1706 г. произв. в подполк.
Затем в составе отряда Репнина Л. был при взятии Ст. Быхова, за что в 1708 г. получил чин полк. с назначением в Сибир. п. Будучи командиром этого полка, Л. в бою у Пирогова был опасно ранен, но не покинул строя. В бою под Полтавой он был вторично тяж. ранен, но, несмотря на это, в составе армии Шереметева выступил со своим полком к Риге. При осаде Риги Шереметев предоставил Л. широкую самостоят-ть, поставив ему целью с особой колонной вести атаку со стороны Динамюнде; при штурме сев. форштадта Л. первым со своим полком вступил в Ригу и был назначен ее комендантом.
За участие в Прутск. походе 1711 г. он был произведен в бриг-ры, а в 1712 г. за успешное обеспечение запасов в Познани – в генерал-майоры.
В 1713 г., под непосредств. нач-вом Петра В., Л. был в бою под Фридрихштадтом и при осаде Штеттина.
В 1715 г., ком-дуя 2 полками гвардии и Астраханским, Л. находился в Либаве “для сдержания оного места от неприятеля”, а в 1716 г. вместе с этими же полками на галерах был доставлен в Висмар, где участвовал при осаде его, а затем был “при транспорте под Копенгагеном”. В 1717 г. он командовал отдел. отрядом, оставленным Петром в Мекленбурге “для без-опас-ти герцога”. В 1719 г. принял участие в морск. эксп-ции к бер. Швеции с гр. Апраксиным. 17 июля 1720 г. Л. был произведен в генерал-пор. и пожалован поместьем в Лифляндии.
В 1725 г. Л. получил орд. св. Александра Невского и произв. в генерал-аншефы, а в 1726 г. был назначен командующим войсками петерб. района, а вскоре затем и всеми частями, расположенными в Остзейск. крае. В 1730 г. Л. был назначен Рижск. генерал-губернатором.
Кроме того, с 1725 г. и до конца службы он оставался бессмен. членом воен. коллегии.
В 1727 г. с 3 пех. и 2 кон. пп. он вступил в Курляндию, чтобы помешать избранию на курляндск. престол пр. Морица Саксонского.
До 1733 г. Л. являлся лишь исполнителем распоряжений старш. начальников и не имел случая действовать вполне самостоятельно.
С воцарением Имп-цы Анны Иоанновны ему пришлось командовать отдел. отрядами и армиями.
Возникшие в Польше после кончины Августа II волнения принудили направить в Польшу в 1733 г. 16-тыс. корпус под началом Л. для поддержания прав на польск. престол Августа III против Станислава Лещинского. 19 авг. Л. занял Ковну, 27-го – Гродну, а 20 снт. – Прагу, после чего под его влиянием был избран польск. кор. Август III. 29 снт. Л. вынудил конфедератов очистить Варшаву, а кор. Станислава бежать в Данциг.
Смененный гр. Минихом, он в 1734 г. обеспечивает тыл осадн. корпуса Миниха у Данцига, рассеяв 10-тыс. отряд конф-тов гр. Тарло и Кастеляна Черского.
Л. успел принять участие и в действиях под Данцигом.
В 1735 г. Л., во главе 13,5 тыс. был двинут к Рейну на помощь Карлу VI для соединения с австр. армией пр. Евгения Савойского, но ввиду заключения мира в конце 1735 г. возвратился на зимн. квартиры в Моравию.
Орг-зация марша рус. войск к Рейну и обратно, полный порядок в снабжении, дисц-на частей вызывали всеобщее удивление и похвалу самого пр. Евгения.
Имп. Карл VI пожаловал Л. свой портрет, осыпанный бриллиантами, а на обратном пути из Вены 17 фвр. 1736 г. Л. получил с курьером фельдмарш. жезл и вместе с тем повеление немедленно двигаться к Азову. 20 мая Азов сдался на кап-цию. Во время осады Л. был ранен. 5 мрт. 1737 г. Имп-ца наградила “верныя и рыдательныя службы” Л. орд. св. Андрея Первозванного.
Согласно общему плану кампании 1737 г., Л. должен был с 40-тыс. регул. армией и 15-тыс. нерегул. войск вторгнуться в Крым. Желая избежать атаки укрепл.
Перекопской линии, Л. решил ее обойти по Арабатск. косе. 18 июня армия Л. сосредоточилась к Генчи, а 25-го окончилась переправа на Арабатск. косу. Движение значит. армии по узкой косе естественно должно было представить серьез. затруднения.
И эти затруднения почти для всех старш. начальников армии Л. казались непреодолимыми.
Еще переправа армии не была окончена, как все генералы, за исключ.
Шпигеля, явились к Л. и заявили ему, что при этом движении он слишком рискует войсками и что армии надлежит вернуться к границам.
Ответ Л. был крайне характерен: возразив, что все воен. предприятия всегда сопряжены с опасностью и что настоящее, по его мнению, не представляется более опасным, Л. предложил генералам, не желавшим идти с ним, отправиться в Украину, для чего был готов снабдить их видами для отъезда и конвоем.
Спокойствие и твердость фельдм-ла подействовали, и генералам ничего не оставалось более, как упросить Л. не отсылать их из армии. В общем, участвуя в тур. войне 1736-1739 гг. и находясь в подчинении Миниха, Л. все время начальствует отдельн. армией и проявляет себя крупной воен. величиной.
Он тщательно изучает обстановку и умело распоряжается имеющимися у него средствами, удачно комбинируя действия сухопутной армии с действиями флотилий.
В 1-ю половину войны Л. особенно энергичен и решителен, но при этом старается достичь наибольш. рез-тов с наименьш. потерями людей и времени, для чего искусно пользуется демонстрациями.
Боя Л. не избегает, а, наоборот, всегда старается атаковать прот-ка. Во 2-ю половину войны, в камп. 1738-1739 гг., Л. действует менее решит-но и энергично. 1 декабр. 1740 г. состоялось постановление сената, утвердившее пожалованный Л. со всем потомством титул графа. По окончании тур. войны (с 1740 г.) Л. занял свое прежнее место лифлянд. генерал-губернатора и командующего войсками Остзейск. края, на каковых должностях и оставался до назначения главнокомандующим рус. армией в швед. войну 1741-1743 гг. 20 авг. Л. прибыл к армии. Узнав о разбросанном расположении шведов, он приказал генералу Кейту немедленно выступить с 10-тыс. корпусом к Вильманстранду, имея в виду разбить противника по частям. 23 авг. шведы под начальством генерала Врангеля были разбиты наголову, Вильманстранд сожжен, а Врангель и ок. 1500 офицеров и нижн. чин. захвачены в плен. Но первым успехом 1741 г. Л. не воспользовался и отвел войска к Выборгу на зимн. квартиры.
Прав-ство осталось недовольным этой “ретирадой” Л., находя, что он пропустил момент для истребления швед. корпуса генерала Будденброка, пока к нему не успели еще прибыть подкр-ния. Сам Л. обьясняет свое отступление: 1) отсутствием тяж. артиллерии для осады Фридрихсгама, 2) огранич-стью сил, 3) затрудн-стью продовольствовать армию при неимении гребн. фл-лии и при условии отст-ния генерала Будденброка внутрь страны.
Кроме того, имеются основания думать, что Л. знал о готовящемся перевороте в Петербурге, а потому желал держать войска ближе к столице.
Зима 1741/42 г. прошла в орг-зации армии и пополнении запасов.
В ноябр. 1741 г. произошел госуд. переворот: на престол взошла Имп-ца Елизавета Петровна; многие из иностранцев, заполонивших собою рус. армию и Россию, были отправлены в ссылку, но Л. удержался на посту. Когда фельдм-ла разбудили в 3-м часу ночи и спросили, к какой партии он принадлежит, Л. дал простой и ясный ответ солдата “к ныне царствующей” и этим ответом сберег себе завидное положение, а себя для России.
Возобновившаяся в фвр. 1742 г. война покрыла новой славой армию Л. 29 июня был взят Фридрихсгам, 30 июля занят Борго, 7 авг. без осады сдался Нейшлот.
В авг. борьба сосредоточилась у Гельсингфорса и окончилась кап-цией шведов 24-го. Наконец, 26 авг. сдался Тавастгуст. последний укрепл. пункт Финляндии. “И тако, – писал Л. в своей реляции, – милостью всех благ Подателя, Творца Бога, и Высочайшим Вашего Имп. Вел-ва тщанием, сие Великое Княж-во в Высочайшее Вашего Вел-ва подданство, с великим вероломному неприятелю пред всем умным светом вечном стыдом и с зело чувствит-ным убытком, напро-тиву же того, с нашей стороны без всякого в людях урону и кровопролития, покорено и ов-ладено”. Проект плана кампании 1743 г. составлен Л. Основная его идея заключалась в том, чтобы после сосредоточения войск в окрепостях Або высадить пехоту гребной фл-лии в Швецию, на “стокгольмскую сторону”, под прикрытием корабел. флота. Воен. операции в 1743 г. свелись гл. обр. к действию нашего флота. Имп-ца прислала Л. собств. яхту для его въезда в СПб., пожаловала ему неск. деревень, шпагу и табакерку, осыпанные бриллиантами, и 3 тыс. руб. добав. жалованья.
Кампанией 1743 г. заканчивается боев. деятельность Л., он снова вернулся к своему посту в Остзейск. крае. В последующие годы жизни Л. выступает как опытный орг-затор и в.-администр. реформ-р. На него же возлагается и составление оперативных планов на случай борьбы с Пруссией и при отпр-нии (1748) вспомогат. корпуса Репнина к бер. Рейна на помощь Марии-Терезии. 19 апр. 1751 г. Л. умер в Риге. Л. принадлежал к числу тех “птенцов Петровых”, которые прошли его суровую школу, привязались к воен. делу всем своим сущ-вом и были прежде всего солдатами и по призванию и по симпатиям.
Л. с гордостью в послед. годы своей жизни заявлял, что “находился везде на воин. потребах, именно: в 31 кампании, на генеральных баталиях, 15 акциях и 18 осадах и при взятии крепостей, где не мало и ранен”. Более полустолетия Л. служил исключительно “воинским потребам России”, совершенно удаляясь от борьбы политич. партий того времени.
Оценивая личность Л., ирландца по происхождению, необходимо отметить, что он всецело принадлежал к той немногочисленной категории иностранцев, которые, прибыв в Россию, посвятили все свои силы, разум и знания приютившей их стране.
Талантливость боев. генерала соединяется у Л. с выдающимися дост-вами воен. админ-ра. Но наряду с этим, пользуясь среди соврем-ков репутацией выдающ. полк-ца, он выделялся просвещен. умом и добр. сердцем.
В 1891 г. имя Л. присвоено 13-му пех. Белозер. п. (Бантыш-Каменский.
Биографии рос. генералис-сов и генерал-фельдмаршалов, Ч. I, СПб., 1840; Бородкин.
История Финляндии.
Время Елизаветы Петровны, СПб., 1910; Баиов. Рус. армия в царствование Имп-цы Анны Иоанновны, СПб., 1906). {Воен. энц.}



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...

губанов владимир васильевич

Биография Ласси граф Петр Петрович