|  | 

И

Биография Игнатий Семенов



(Матфей Афанасьевич) – архиепископ Воронежский и Задонский.
Родился 5 августа 1791 года в селе Покшеньге Пинегского уезда Архангельской губернии в семье бедного пономаря.
Детство его проходило в постоянной нужде и лишениях.
Однако бедные материально родители его были богаты духовно и воспитывали своего сына в духе благочестия.
Уже в младенческом возрасте в нем была замечена особая любовь к храму Божию. Как рассказывал впоследствии сам преосвященный, “мать при всех недосугах принуждаема была плачем дитяти нести его в церковь, когда там совершалась служба, и держать на руках до тех пор, пока она кончится”. Вместе с отцом он проводил в церкви целые дни, часто там и засыпал.
Мальчиком он читал и пел на клиросе и даже иногда по поручению своего деда-священника читал поучения.
Когда пришло время поступать ему в училище, родители не хотели расставаться с сыном и ввиду крайней нужды просили местного преосвященного епископа Парфения определить их сына в соседний приход причетником (дьячком, псаломщиком – прим. ред.). Но преосвященный Парфений, взглянув на мальчика, сказал: “Я вижу, что мальчик с дарованиями и хочет учиться”. Так юный Матфей был определен в семинарию.
Вскоре Матфей Семенов стал одним из лучших ее воспитанников.
Кроме обязательных уроков в семинарии, он занимался самообразованием, читал много книг, писал сочинения и с одним из лучших своих товарищей критически их разбирал.
Начальство семинарии обратило внимание на талантливого ученика.
В 1808 году, когда он был еще в философском классе, его назначили лектором, а затем учителем французского языка в семинарии.
В 1811 году Матфей Семенов окончил семинарию и был назначен учителем греческого языка и всеобщей истории в Архангельское уездное училище, а с 1814 года начал преподавать еще Священную историю, географию и катехизис.
В 1815 году Матфей Афанасьевич Семенов был назначен инспектором уездного и приходского училищ.
Ревностно принялся он за порученное ему дело и зарекомендовал себя с наилучшей стороны.
Он был строгим воспитателем, но воспитанники уважали и любили его. 14 июля 1816 года последовало повышение Матфея Семенова по службе – он был переведен в Архангельскую духовную семинарию и назначен профессором греческого и французского языков.
Преподавая иностранные языки, он не довольствовался своими знаниями, но все время совершенствовался путем самообразования.
Помимо занятия иностранными языками, Семенов в свободное время основательно изучал Священное Писание, святоотеческие творения, археологию, составлял трактаты по разным богословским вопросам, писал проповеди, исполнял должность секретаря Архангельского отделения Российского Библейского общества.
У него не проходило даром ни одной минуты.
Усидчивость и усердие к занятиям были так велики, что семинарский врач, наблюдавший за его здоровьем, вынужден был силой отвлекать его от занятий.
В сентябре 1817 года Семенов был назначен экономом семинарии с той лишь целью, чтобы он больше находился в движении. 15 июля 1820 года Матфей Семенов, согласно прошению, был пострижен в монашество с именем Игнатий; 20 июля рукоположен во иеродиакона, а 15 августа – во иеромонаха. 3 февраля 1821 года иеромонах Игнатий был возведен в сан игумена и назначен настоятелем третьеклассного Николаевского Корельского монастыря.
Отличавшийся особыми достоинствами, игумен Игнатий 6 марта 1821 года назначен преподавателем греческого языка Санкт-Петербургской духовной академии.
Поскольку новый преподаватель академии окончил только семинарию и не имел ученой степени, а это противоречило академическому уставу, то начальством академии было решено устроить ему экзамен.
Этот экзамен состоялся 12 июля 1821 года в присутствии всех членов академической конференции.
Экзаменующийся блестяще ответил на все вопросы по предметам богословия, философским и историческим.
После такого испытания игумену Игнатию была присвоена степень магистра богословия и представлена ему кафедра богословских наук. Вскоре он был избран действительным членом академической конференции и ему поручили должность библиотекаря академии.
Библиотеку изучил он в самое короткое время, так что на память знал, где какая книга находится, какое ее содержание.
Своей неутомимой деятельностью игумен Игнатий обращал на себя внимание начальства.
Особо покровительствовал ему сам Санкт-Петербургский митрополит Серафим, по ходатайству которого Игнатий 8 ноября 1822 года был возведен в сан архимандрита, а в июле 1823 года назначен ректором Новгородской духовной семинарии.
Назначение архимандрита Игнатия ректором имело своей целью наладить дело в Новгородской духовной семинарии, находившейся в то время из-за отсутствия достойного руководителя в состоянии упадка.
Митрополит Серафим не ошибся в своем выборе.
Строго исполняя свои обязанности, новый ректор вскоре привел дела в стройный порядок.
Обладая глубоким и проницательным умом, он и в своих питомцах пробуждал и развивал умственные силы, внушал им любовь к наукам, желая сделать их людьми достойными своего назначения.
Большое значение придавал он сочинениям учащихся, сам просматривал и поправлял работу каждого ученика.
Ректор архимандрит Игнатий интересовался не только учебным процессом, он строго следил за дисциплиной воспитанников, знал характер и наклонности каждого питомца.
Он значительно улучшил экономическое состояние Новгородской духовной семинарии, заботился и о бывших в ведении семинарии духовных училищах.
Ректор семинарии архимандрит Игнатий был и членом Новгородской консистории.
К этой своей обязанности он также относился с исключительным вниманием, ежедневно посещал консисторию и принимал активное участие в ее делах. Без его подписи сам митрополит считал дело нерешенным и возвращал его назад. Молодой энергичный ректор был известен всему Новгороду и как замечательный проповедник.
Недолго пришлось служить архимандриту Игнатию в Новгороде.
Через четыре года ему был предложен высший пост – архипастырский. 26 февраля 1828 года архимандрит Игнатий в Казанском соборе Санкт-Петербурга был хиротонисан во епископа Старорусского, викария Новгородской епархии.
Хиротонию совершали митрополиты: Серафим Новгородский и Филарет Московский, архиепископ Филарет Рязанский, епископы: Григорий Калужский, Никанор Ревельский и находившийся тогда в Санкт-Петербурге греческий митрополит Макарий (Сутцо). Мирно протекала жизнь епископа Игнатия в Новгороде.
Но этот период был очень непродолжительным, и говорить об архипастырских трудах его на это время нет возможности. 22 мая 1828 года епископ Игнатий был назначен на самостоятельную, вновь восстановленную Олонецкую кафедру.
Трудный путь предстояло пройти ему в связи с его новым назначением.
Епископ Игнатий апостольски трудился на данном поприще в течение 14 лет. Трудность порученного ему дела заключалась в том, что Олонецкий край был сильно заражен расколом, духовенство края, согласно официальным данным, в большинстве своем было неграмотным, отличалось исключительной бедностью, храмов было очень мало, да и те находились в запущенном состоянии.
Протяженность епархии была огромна, но из-за обилия озер, болот и лесов селения находились друг от друга на расстоянии 100-300 км, поэтому добираться до них было очень трудно.
Такое положение края значительно способствовало распространению и укоренению раскола.
С чувством и радости и грусти принял преосвященный Игнатий новое назначение.
Первым шагом в деятельности епископа Игнатия в Петрозаводске было наведение порядка в делах консистории, которая, по его мнению, должна была быть ближайшим помощником архипастыря.
В помощники себе он призывал и свою православную паству, стараясь установить с ней тесный духовный контакт.
В основном в Олонии (Олонецкий край – прим. ред.) епископ Игнатий трудился как миссионер, просвещая многочисленных раскольников края. “Я нахожу, – говорил он, – что они (старообрядцы) – жребий мой”. Все, что он делал сам или делали другие под его руководством, было направлено к одной цели – обращению заблуждающихся к Православию.
Первое, на что обратил внимание архипастырь, – это порядок совершения церковного богослужения, так как старообрядцы часто обвиняли православных в небрежности.
Богослужение епископа Игнатия было обставлено весьма торжественно, со строжайшим исполнением всех церковных постановлений.
Благодаря этому, служение его производило сильное впечатление на присутствовавших, в том числе и на старообрядцев.
Он и других учил совершать службу Божию точно, не спеша, со вниманием и благоговением.
От приходских священников он требовал, чтобы храмы были открыты и совершались в них службы во все предусмотренные дни независимо от количества людей, присутствовавших в них, а священники не отлучались бы никуда из прихода без ведома архипастыря.
Им даже был составлен “Порядок” совершения богослужения, состоявший из 18 параграфов.
Этот “Порядок” доводился до сведения паствы во избежание жалоб на духовенство о неправильном служении.
Почти каждое богослужение епископ Игнатий сопровождал беседою или поучением, что также производило большое впечатление на паству.
Говорить, проповедовать было для него любимейшим делом. Прекрасно зная Священное Писание, он никогда не затруднялся в выборе темы беседы.
Говорил он всегда с увлечением.
Он считал проповедь неотъемлемой частью богослужения и старался, чтобы эта обязанность исполнялась духовенством добросовестно.
Точное и торжественное совершение богослужения и постоянные беседы с паствой – вот первые и основные меры, которые предпринял епископ Игнатий по борьбе с расколом в епархии.
Не менее важное значение он придавал и своим поездкам по епархии.
Во время их он на месте знакомился с состоянием своей паствы, делал поучения, давал свои советы и наставления духовенству, заходил в часовни, в которых служили старообрядцы.
Почти при каждой поездке он посещал раскольнические скиты и вел с руководителями их продолжительные беседы.
В связи с обширностью епархии и разбросанностью приходов архипастырь не имел возможности долго задерживаться на одном месте, поэтому, собираясь в поездку, он заранее предупреждал те приходы, куда намеревался ехать, чтобы у них были готовы к его приезду все данные, которые ему были необходимы, а также и все нужды прихода.
Возвратившись из поездки, он обобщал весь собранный материал и на основании его собственных наблюдений составлял специальную записку, в которой предусматривал все, что необходимо было сделать для улучшения состояния паствы и духовенства.
Основное внимание в деятельности преосвященного Игнатия было направлено на искоренение раскола.
Кроме устных бесед с раскольниками при поездках по епархии, иногда он рассылал им и свои заочные беседы.
Им было написано и несколько работ по борьбе с расколом.
Характерной особенностью всех его работ был спокойный, выдержанный тон полемики без всяких грубых выпадов против раскольников.
Работы эти были встречены современниками по-разному.
Одни одобряли их, а другие нет. Но положительной особенностью их было то, что составлены они были на основании первоисточников, в частности на архивных материалах Соловецкой обители, на которые обычно ссылались раскольники.
Он доказал неопровержимо, что “челобитная Соловецкой обители”, которая служила главным козырем в руках раскольников, была составлена вовсе не Соловецким монастырем.
Однако, несмотря на такие усилия, раскольники с трудом поддавались обращению.
Епископ Игнатий понимал, что одни его усилия в деле борьбы с расколом недостаточны.
Важное место в решении этого вопроса он отводил приходскому духовенству, которое находилось в непосредственном общении с раскольниками и своей примерной жизнью, кротким и участливым обращением со всеми должно было оказывать архипастырю действенную помощь в укреплении Православия.
Однако духовенство епархии еще далеко не отвечало тем требованиям, которые к нему предъявлялись, и не могло быть образцом для пасомых.
Поэтому епископ Игнатий обратил главное внимание на нравственное состояние духовенства.
Основной мерой исправления духовенства от пороков он считал увещевания, но был строг и беспощаден к тем, кто не старался изменить порочную жизнь. Особенно тщательно подбирал архипастырь духовенство в приходы, зараженные расколом.
Заботясь о возвышении нравственной жизни духовенства, епископ Игнатий приложил немало усилий и к повышению их образования.
Известно, что большинство духовенства было неграмотным: из 249 священников в епархии только 28 окончили богословский курс. Для достижения поставленной перед собой задачи епископ Игнатий предпринял ряд мер. Первая из них состояла в том, что каждый желающий занять любое священно-церковнослужительское место должен был выдержать специальный экзамен, который проводился или самим епископом или специальным экзаменатором в. присутствии членов консистории.
Для самообразования духовенства он рассылал по приходам книги. Ввиду бедности епархии преосвященный ходатайствовал перед Святейшим Синодом о выделении средств на книги для духовенства.
Он сам намечал список книг, необходимых для приобретения.
В основном это были книги обличительного и поучительного характера.
Иногда он рассылал книги сельским священникам и из своей собственной библиотеки.
Однако все эти меры епископ Игнатий считал надостаточными.
В епархии требовалось образованное духовенство.
Поэтому он ходатайствовал перед Святейшим Синодом об открытии в Петрозаводске своей собственной семинарии.
Это желание преосвященного Игнатия исполнилось. 27 октября 1829 года состоялось торжественное открытие Олонецкой духовной семинарии.
Будучи первым организатором семинарии и, можно сказать, первым ее руководителем, епископ Игнатий всецело посвятил себя ее благу. Со свойственной ему энергией он вникал во все стороны семинарской жизни. Главное внимание обращал преосвященный Игнатий на педагогическую сторону: вникал в ход учебных занятий, постоянно бывал на уроках, не пропускал почти ни одного экзамена.
Для подготовки священников, способных исполнять пастырское служение в раскольнических карельских приходах, епископ Игнатий учредил в Олонецкой духовной семинарии кафедру карельского языка. При каждом удобном случае он вел беседы с наставниками семинарии, выслушивал их мнения и давал советы.
В отношении к воспитанникам он был очень строг и одновременно отечески заботлив, старался улучшить их материальное положение, жилищные условия, не оставлял без внимания даже внешнего вида воспитанников.
Благодаря таким неустанным заботам архипастыря, Олонецкая духовная семинария с первых же шагов стала на твердую почву. Немало внимания уделял епископ Игнатий уездным и приходским духовным училищам епархии, которые готовили питомцев для поступления в семинарию.
Важным средством в борьбе с расколом он считал создание приходских школ, в которых обучались и дети раскольников.
Много труда пришлось приложить в этом деле. Первая такая школа была открыта в 1836 году в Новенецком уезде. В ней обучалось в первое время всего около 10 учеников.
Но в 1836-1840 годах было открыто до 168 школ, в которых обучалось около 1000 учеников.
Повышая образовательный уровень духовенства епархии, епископ Игнатий улучшал и его материальное состояние.
Не имея возможности повысить заработок священства за счет епархиальных средств, он ходатайствовал перед Святейшим Синодом о выделении вспомогательных окладов духовенству.
Святейший Синод на запросы преосвященного Игнатия оказывал необходимую помощь.
Из местных средств помощи главным источником он считал обеспечение духовенства земельными участками.
Сравнивая Олонецкую епархию с другими по протяженности и по количеству храмов, можно сказать, что она занимала одно из последних мест. Поэтому преосвященный Игнатий с величайшим вниманием относился к делу строительства храмов и с неописуемой радостью встречал каждый новый храм. Вместе со строительством новых он тщательно занимался восстановлением и благоустройством старых храмов.
Оценивая миссионерские труды епископа Игнатия по обращению раскольников Олонецкого края, можно утверждать, что он достиг значительных результатов.
Хотя число раскольников в епархии было еще довольно значительное, но раскол перестал быть господствующим, основная сила его была почти сломлена.
Известный во всем крае своей приверженностью к расколу и оказывавший большое влияние на окружающие селения Даниловский скит потерял свое значение. 21 апреля 1835 года епископ Игнатий был возведен в сан архиепископа.
Таковы были достижения преосвященного Игнатия за 14-летний период его архипастырской деятельности в Олонецкой епархии.
За это время он сроднился с олонецкой паствой, полюбил ее и, как он говорил, готов был отдать за нее жизнь. Но в ноябре 1842 года последовало новое назначение преосвященного Игнатия – в Донскую епархию.
По пути в Новочеркасск он останавливался в Санкт-Петербурге, Новгороде, Твери, Москве, Воронеже.
Донская епархия была учреждена только в 1829 году. Население этого края состояло в основном из казачества.
Все дела в крае решались войсковой властью, которая ограничивала даже распоряжения епархиальной власти.
Население Донской епархии также было заражено расколом, причем, пользуясь отдаленностью и богатством этого края, сюда стекались представители самых различных сект. Поэтому характер деятельности преосвященного Игнатия имел здесь то же направление, что и в Олонецкой епархии.
Он не уставал поучать свою паству.
Но, по сравнению с Олонецким, этот край был богат, все храмы здесь были каменные, внутреннее убранство их, а также утварь и облачение отличались великолепием и богатством.
Поэтому заботиться о благоустройстве храмов не было необходимости.
Основное внимание архипастырь обращал на нравственное состояние паствы и, особенно, духовенства.
А оно в большинстве своем и в этой епархии было неграмотным.
Поэтому преосвященный Игнатий постоянно поучал его, устраивал экзамены.
По инициативе преосвященного в этой епархии также были открыты начальные школы. Казачество края охотно приняло это начинание, так что в первый же год число учеников в школах достигло более двух с половиной тысяч. Служение преосвященного Игнатия в Донской епархии продолжалось более 4-х лет. 13 января 1847 года он был назначен на новую кафедру – Воронежскую.
По сравнению с двумя предыдущими Воронежская епархия была наиболее благоустроенной и по количеству храмов, и по религиозно-нравственному состоянию паствы и духовенства.
Точное и постоянное служение, труды по устройству Митрофановской обители, поездки по епархии, заботы об улучшении административной части – вот направление деятельности преосвященного Игнатия в Воронеже.
С особой строгостью относился архиепископ Игнатий к Воронежской духовной семинарии, что объяснялось неудовлетворительным преподавательским составом семинарии в то время. В апреле 1848 года преосвященный Игнатий был вызван в Санкт-Петербург для присутствия в Святейшем Синоде и находился там в течение двух лет, управлял епархией только путем переписки.
Вернуться в Воронеж ему уже не удалось.
Почти с первых же дней жизни в Петербурге начались его болезни.
Усиление болезни наступило в январе 1850 года. Архипастырь чувствовал свою кончину и встречал ее с христианским смирением.
Особенно мучительным был для архиепископа Игнатия последний день его земной жизни. Страдания сделались невыносимыми, память помрачалась. “Пора, пора ехать, отправляться в путь”, – говорил он несколько раз. 20 января 1850 года в 4-м часу утра архиепископ Игнатий скончался.
Погребение его состоялось 23 января в Александро-Невской лавре. Труды: Беседы о мнимом старообрядстве. – 2-е изд. – 1846. Слова в воспоминание воскресения, кончины, скончавшихся в вере. – 1845. Беседы из псалма “На реках Вавилонских”. – 2-е изд. – 1849 г. Церковные слова о вере и средствах к ее познанию, исполнению и охранению.
Речи воинству донскому. – 1846. Краткое сказание о Климецком монастыре.
Слова относительно обязанностей христиан друг к другу. Рождество Иисуса Христа по изображению в Евангелии, пророчествах и Церкви. – 1846 г. Беседы: о покаянии; о вере и благочестии в жизни общественной; о мнимой старообрядности и поповщине. – 1847. Слова во время губительной болезни. – 1848. Поучения при мощах святителя Митрофана Воронежского. – 1848. О православном богослужении. – 1848. Вечер Пасхи (в собеседованиях из Святого Евангелия).
О таинствах Церкви (археологический опыт). – 1849. Чтения о святом апостоле Петре. – 1849. История о расколах в Церкви Российской. – СПб., 1862, ч. 1. Воспоминания о пришествиях императора Петра I в Олонец.
Литература: Артоболевский С, священник.
Игнатий, архиепископ Воронежский, и его пастырско-миссионерская деятельность. – Уфа, 1904. Никанор (Бровкович), архиепископ.
Минувшая жизнь: Из быта белого и монашествующего духовенства второй половины XIX века: в 2 т. – Одесса, 1913, т. 1, с. 116. Попов М. С, священник.
Святитель Димитрий Ростовский и его труды. – СПб., 1910, с. 121, 122,127,131,135. Ириней, архимандрит.
Воспоминания о преосвященном Игнатии, архиепископе Воронежском и Задонском. – СПб., 1851. Чистович И. А. История Санкт-Петербургской Духовной Академии. – СПб., 1857, с. 1857. Кириллов, протоиерей.
Монастырь святого архистратига Михаила в Архангельске. – Архангельск, 1914, с. 54-56. Строев П. М. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской Церкви. – СПб., 1877, с. 40, 61, 839, 991,1915. Денисов Л. И. Православные монастыри Российской империи: полный список всех 1105 ныне действующих в 75 губерниях и областях России. – М., 1908, с. 3, 613. Булгаков С. В. Настольная книга для священно-церковнослужителей. – Киев, 1913, с. 1398, 1400,1407. Толстой Ю. Списки архиереев и архиерейских кафедр иерархии Всероссийской со времени учреждения Святейшего Правительствующего Синода (1721-1871 гг.). – М., 1872, № 259. Н. Д[урново]. Девятисотлетие русской иерархии 988-1888. Епархии и архиереи. – М., 1888, с. 20, 62, 73. Списки архиереев иерархии Всероссийской и архиерейских кафедр со времени учреждения Святейшего Правительствующего Синода (1721-1895 гг.). – СПб., 1896, № 259. Летопись церковных событий и гражданских, поясняющих церковные, от Рождества Христова до 1898 года, епископа Арсения. – СПб., 1899, с. 807. Краткое историческое описание монастырей Архангелогородской епархии. – Архангельск, 1902, с. 272-275. Старческие советы некоторых отечественных подвижников благочестия XVIII-XIX вв. – М., изд. Афонского Русского Пантелеимонова монастыря, 1913, с. 242. Петербургский некрополь.
Сост. Сайтов В. И.: в 4 т. – СПб., 1912-1913, т. 2, с. 252. Русский инок. – 1911, октябрь, вып. 43, с. 64. Русский паломник. – 1904, № 48, с. 835. Церковный вестник. – 1904, № 44, с. 1396. Православный собеседник. – Казань, 1912, апрель, с. 174 (отчет). Известия по Казанской епархии. – 1884, № 6, с. 220. Христианское чтение. – СПб., 1850, март, с. 137-150. Миссионерское обозрение. – СПб., 1904, декабрь, с. 1572. Русская старина. – 1876, октябрь, с. 302. – 1879, апрель, с. 723. – 1881, апрель, с. 781. Филарет, архиепископ Черниговский – Русский архив. – 1887, кн. 3, с. 362. Жизнеописания отечественных подвижников благочестия XVIII и XIX веков: в 12 т. – М., 1903-1912, т. 11, с. 513-523. Письма митрополита Московского Филарета к С. Д. Нечаеву. – СПб., 1895, с. 145, пр. 294; 215, пр. 439. Православная богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь: в 12 т. – Под ред. А. П. Лопухина и Н. Н. Глубоковского. – СПб., 1900-1911, т. 2, с. 159-160; т. 3, с. 844; т. 5, с. 793. Полный православный богословский энциклопедический словарь: в 2 т. – Изд. П. П. Сойкина. – СПб., б. г., т. 1, с. 552, 767, 926; т. 2, с. 1698. Русский биографический словарь: в 25 т. – СПб.; М., 1896-1913, т. 3, с. 49-51.



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...

к.в. несельроде краткая биография

Биография Игнатий Семенов