|  | 

Г

Биография Герд Яков Иванович

(James Arthur Heard) – педагог.
О первых годах и юности Я. И. сохранилось очень мало данных.
Отец его родился в городе Корке на южном берегу Ирландии.
Был он моряк и умер, когда Я. И. было всего восемь лет. Старший брат Вильям командовал английским фрегатом “Alert” и был убит в 1812 году, во время войны с Соединенными Штатами, в сражении близ Филадельфии.
Второй брат Джон отправился в Индию, а затем в Австралию, занялся китоловством в Южном океане, где открыл остров, названный в его честь островом Heard а; дальнейшая его участь неизвестна.
Я. И. родился в Гринвиче 30 ноября 1799 или 1800 года (по надгробию – 12 декабря 1799 г.). С малолетства он мечтал также сделаться моряком, на что его мать, потерявшая мужа и двух сыновей, ни за что не соглашалась.
В 1815 году многие заинтересовались новым методом первоначального обучения, который разработал квакер Ланкастер.
Он открыл школу в той части Лондона, которая была населена самым бедным людом. Там дети по целым дням копошились на улице и, за неимением средств, вырастали при полном невежестве.
Его школа быстро наполнилась, и сотни еще ждали вакансий.
Известный филантроп Вильям Аллен дал средства на устройство зала на 300 мальчиков.
Ланкастер стал обдумывать, как, не тратясь на наем помощников, успешно обучать одновременно такую массу детей. Эту задачу он решил чрезвычайно успешно.
Всех детей он разделил на группы, причем каждою группой заведовал один из наиболее успешных первых его учеников.
Выработав особенный систематический курс, он ввел таким образом взаимное обучение, давшее прекрасные результаты, хотя, правда, при этом, для соблюдения полного порядка, не прибегая ни к каким взысканиям, пришлось ввести некоторые формальности и особые приемы.
Подобные же школы были учреждены в разных частях Англии и требования на учителей, знакомых с ланкастерским методом обучения, стали поступать из разных стран в образовавшееся в Лондоне общество под названием “British and Foreign School Society”. Я. И., тогда еще 16-летний юноша, сильно заинтересовался новым методом обучения и стал посещать Лондонскую школу Ланкастера.
Изучив основательно метод обучения, он 6 июня 1817 г. получил особое свидетельство на право преподавать и учреждать школы по ланкастерскому методу взаимного обучения.
Несколько раньше он случайно познакомился с первым секретарем Русского посольства Штрандманом, который предложил ему сделать выписки из документов, касающихся России, хранящихся в Британском Музее. Работая там, Я. И. познакомился с некоторыми историческими данными о России, что его заинтересовало так, что когда в Англию были присланы четверо молодых людей, окончивших курс в Спб. Педагогическом институте, – Буссе, Свенске, Ободовский и Тимаев, он предложил им заниматься английским языком, взамен получая от них уроки русского языка, изучение которого было в то время чрезвычайно трудно за отсутствием каких бы то ни было пособий.
Весть об успешности ланкастерских школ дошла и до графа Румянцева, который выразил желание устроить подобную школу в своем имении Гомель и написал о том в Англию.
По рекомендации Штрандмана Яков Иванович был приглашен для устройства этой первой ланкастерской школы в России. 6 июля 1817 г. он выехал в Петербург, куда и прибыл 29 июля. Граф Румянцев в то время был в Гомеле, но, уезжая из Петербурга, сделал распоряжение об отправке туда же Я. И. После 22-дневного очень утомительного путешествия Я. И. прибыл в Гомель, где ему временно была отведена комната в квартире архитектора англичанина г. Клерка.
На следующий день Клерк представил Я. И. графу, который принял его очень любовно и пригласил к обеду. Кроме г. Клерка в Гомеле жило еще несколько англичан.
Главноуправляющим же состоял отставной генерал Дерябин, бывший директор Горного корпуса, хорошо владевший английским языком.
Я. И. принялся чрезвычайно усердно за изучение русского языка. Тогда еще не было русско-английского словаря, и он пользовался русско-французским, так как французский язык он знал основательно.
Через три недели после приезда Я. И. в Гомель, граф Румянцев выехал в Петербург.
Вообще Гомель он посещал преимущественно летом и на короткое время. К этому времени был приготовлен небольшой домик в две комнаты с кухнею для Я. И., и в услужение дали ему крестьянского мальчика.
Зажил он своим хозяйством, по временам посещая дружественную семью г. Клерка, а по воскресеньям обедая у ген. Дерябина.
Но вот прошло более года, а еще ничего не было сделано для открытия училища.
При объяснении с ген. Дерябиным, тот высказал, что Гомель населен исключительно евреями, а граф хотел устроить училище для своих крестьян; собрать же 200 крестьянских мальчиков из близлежащих графских поместий было невозможно.
Тогда Я. И. указал на то, что из 6000 душ, принадлежащих графу, наверно найдется 200 сирот, для которых можно устроить интернат в Гомеле.
В этом смысле им была составлена записка, которую граф вполне одобрил и приказал сейчас же приступить к возведению необходимого здания.
План этого здания был выработан архитектором совместно с Я. И. Между тем было собрано 45 мальчиков сирот. Они были помещены в пустовавшем флигеле главного графского дома, где была отведена и квартира Я. И., а зал в нижнем этаже превращен в класс. Я. И., владевший в это время уже порядочно русским языком, стал готовить этих первых учеников в мониторы для будущего училища взаимного обучения.
После молебна, совершенного в присутствии 45 учеников, ген. Дерябина и нескольких местных властей, было открыто первое ядро ланкастерских училищ в России.
Ученики приступили с явною боязнью различных наказаний, но вскоре убедились в самом гуманном отношении к ним и в безусловном отсутствии всяких наказаний.
Успехи их были поразительны, и они быстро усвоили все те эволюции, которые требовались этою новою системою.
Через три месяца после открытия школу посетил князь Голицын, который был поражен тем, что ученики писали уже правильно односложные и двусложные слова под диктовку.
В начале ноября здание для школы было окончено; в присутствии графа и других лиц, после молебна, 200 учеников сели на свои места, и начался первый урок в этой школе. Граф остался очень доволен всем виденным и тут же вручил Я. И. денежную награду.
Кроме чтения и письма, ученики обучались арифметике и каждый какому-нибудь ремеслу.
Одна группа занималась переплетным, другая швальным, третья столярным, а некоторые ходили на ферму знакомиться со скотоводством и молочным хозяйством.
С так называемыми мониторами Я. И. занимался особо, старался приохотить их к чтению, много беседовал с ними, старался развить их, подготовив таким образом из лучших мониторов нескольких учителей, хорошо ознакомившихся с ланкастерским методом взаимного обучения.
Весть об этой образцовой школе распространялась все шире и шире, и она часто посещалась приезжими лицами.
Полковник Белингаузен, начальник близстоявшей батареи, прислал 15 молодых солдат для обучения грамоте, и через три месяца они вернулись в свою часть, умея читать и порядочно писать.
Виленский университет командировал приват-доцента Кадовича в Гомель для ознакомления с ланкастерским методом.
Исполнив принятые на себя обязанности, Я. И. порешил возвратиться в Англию.
В это время он получил очень любезное письмо от князя Барятинского, который, предлагая ему прекрасные условия, приглашал его устроить подобное же училище на 300 мальчиков в его имении в Курской губернии, но Я. И., по настоянию своей матери, отказался от этого заманчивого предложения и отправился в Англию.
В Петербурге он простился с графом Румянцевым, который снабдил его письмами в Лондонский училищный совет и к филантропу Аллену.
Поблагодарив Я. И. за добросовестное исполнение принятых на себя обязанностей, граф вынул из своего галстука золотую булавку с изумрудом и подарил ее ему на память.
По возвращении в Англию Я. И. был назначен инспектором школ в двух графствах: Surrey и Sussex, но он и года не прожил там, как скончалась его мать. Между тем он получил несколько приглашений вернуться в Россию.
Не долго думая, он вторично отправился в Россию и по предложению правительства учредил в разных городах несколько ланкастерских училищ, и в 1822 году два в С.-Петербурге: одно для бедных русских мальчиков, другое для детей иностранцев.
Затем он был утвержден в звании управляющего ланкастерскими училищами, а граф Вьельгорский попечителем этих училищ.
Руководя училищами, Я. И. в то же время давал частные уроки, а в 1842 году поступил еще в канцелярию комитета строительной комиссии С.-Петербургско-Московской железной дороги, затем преобразованную в департамент железных дорог. В 1843 г. (18 июня) он был командирован в Англию, для собирания некоторых сведений, относящихся до железных дорог. Постройке Николаевской жел. дороги Я. И. много содействовал как своими техническими знаниями, так и знанием языков.
Он явился самым энергичным и упорным противником заключения разорительного для нас контракта с американцем Уайненсом по ремонту и содержанию подвижного состава этой дороги, за что и немало пострадал, и в 1855 г. отказался от занятий в департаменте железных дорог. В 1845 году он со всем своим семейством принял присягу на подданство России.
При устройстве ланкастерских училищ чувствовался большой недостаток в подходящих учебниках.
Греч взялся составить русский букварь, а Буссе арифметический задачник, но оба исполнили эту задачу неудовлетворительно, так что Я. И. сам выпустил русский букварь, снабдив его хорошими рисунками, баснями и небольшими рассказами из жизни животных, а также арифметический задачник, в который вошли простенькие задачи, приноровленные к ученикам.
В 1858 г. Министерство Народного Просвещения, находя ланкастерский метод устарелым, закрыло училища взаимного обучения.
Яков Иванович, сам испытав, как трудно иностранцам изучить русский язык за отсутствием пособий, составил: “A practical grammar of the Russian language” (1827), “Exercices sur les principales regles de la langue Russe”, “Beispielsammlung zur russichen Grammatick”, “Фразеология английского языка”, “Английский этимологический букварь”, такой же французский, “Учебная книга французского языка”, “Упражнения в переводе с французского на русский”, “Новый и легчайший способ узнать род всех имен существительных во французском языке”. “Собрание грамматических примеров” (1827), “Ключ к упражнениям или собрание изречений для перевода с русского языка на французский” (1841), “Этимологический российский букварь, содержащий в себе все первообразные слова русского языка, молитвы, басни, уроки для чтения в прозе и стихах” (1843, 12°), вызвавший суровые критические отзывы в “Отечественных Записках” и “Современнике” (рецензия П. А. Плетнева), “Учебный французский словарь, содержащий в себе первобытные слова и главные идиотизмы французского языка, с присовокуплением некоторых примеров, объясняющих значение придаточных частиц, и алфавитный список окончаний, по которому можно легко запомнить род всех имен существительных” (1845), “Собрание идиотизмов и первообразных слов французского языка с присовокуплением алфавитного списка окончаний” (1867), “Руководство к познанию английского языка” (1867). Сверх того он перевел на русский язык классическое сочинение Гольдсмита “Векфильдский священник”, и его перевод считается лучшим и до настоящего времени.
Путешествуя по Швейцарии, Я. И. в одном доме случайно нашел письмо кн. Наталии Борисовны Долгорукой и два черновых ответных письма ее бывшей гувернантки, с которых он тогда же снял копии. Участь кн. Н. Б. Долгорукой так заинтересовала Я. И., что он стал собирать исторические сведения, касающиеся ее, и выпустил на английском языке исторический роман: “The life and times of Nathalia Borisovna Princess Dolgorookov” (1857). Роман этот бесспорно отличается интересом, правдивостью и художественностью.
Отличаясь обширными познаниями, необыкновенной энергией и непоколебимой честностью, сам воспитанный в суровой английской школе, он первый из педагогов возвысил свой голос против всяких взысканий и на опыте над тысячами учеников показал применимость своей системы воспитания.
Не только как практик, но и как теоретик, Я. И. занимал высокое место среди европейских педагогов сороковых годов. К нему очень многие обращались за советом.
Так, Вышнеградский обсуждал здесь свой проект устройства в России женских гимназий, профессор Люгебиль читал свою записку об устройстве первого детского сада на Васильевском острове.
У Якова Ивановича можно было встретить Жуковского, Греча, академика Свенске, Грота, архитектора Тона, художника Голике, молодых профессоров: Стасюлевича, Сеченова и многих других выдающихся деятелей.
Под конец своей жизни Я. И., сохранив свои умственные способности, стал плохо слышать и видеть, что его сильно тяготило.
Он скончался в ночь на 16 сентября 1875 г. в Петербурге.
Погребен на Смоленском евангелическом кладбище.
Дневник Я. И. Г.; его письма; формулярный список и аттестат департамента железных дорог и Министерства Народного Просвещения;
Некролог Я. И., составленный академиком Гротом (“Голос”, 1875 г., № 258); “Heard s Lanсastrian School in Russia” (“Anglo-Russian Literary Society”, 1893 г.); И. Г., “Первая в России Ланкастерская школа” (“Исторический Вестник”, 1887 г., № 9); Венгеров, “Источники словаря русских писателей”, т. I; Личные воспоминания; “Петербургский Некрополь”, т. І. И. Я. Герд. {Половцов}

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...

иванов виталий сергеевич

Биография Герд Яков Иванович