|  | 

Д

Биография Димитрий Иоаннович Донской



– великий князь Владимирский и Московский, сын великого князя Иоанна Иоанновича и второй его жены, Александры, родился 1350 г. 12 октября, скончался 1389 г. 19 мая; наследовал княжение Московское в 1359 г., великим князем Владимирским стал с 1369 года. В 1367 г. вступил в брак с Евдокией, дочерью князя Суздальского Димитрия Константиновича; от этого брака y него было восемь сыновей и четыре дочери; сыновья: 1) Даниил (род. 1371 г.), 2) Василий (род. 1371 г.), 3) Юрий (род. 1374 г.), 4) Симон (умер в 1379 г.), 5) Иван (род. 1380 г.), 6) Андрей (род. в 1382 г.), 7) Петр (род. 1385 г.), 8) Константин (род. 1389 г.); дочери: 1) София, с 1387 г. супруга кн. Феодора Ольговича Рязанского, 2) Мария, с 1394 г. супруга кн. Семена (Лугвения) Ольгердовича, 3) Анастасия, с 1397 г. супруга кн. Ивана Всеволодовича Холмского и 4) Анна, род. в 1387 г. В 1359 г. умер великий князь Владимирский и Московский Иоанн Иоаннович, оставив двух малолетних Димитрия и Ивана и малолетнего племянника Владимира Андреевича;
Московское княжество было поделено между ними; старший сын Димитрий получил удел старшего сына Калиты; младший удел своего отца, Владимир Андреевич – удел отца своего,
.biograph_middle { width: 300px; height: 250px; margin: 0px -10px; text-align: center } @media(min-width: 360px) { .biograph_middle { width: 336px; height: 280px; margin: 0px -10px; text-align: center} } @media(min-width: 800px) { .biograph_middle { width: 336px; height: 280px; float: right; margin: 20px; } } (adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});
князя Андрея; так Московское княжество снова раздробилось на три части, также как по делению Калиты; тогда же хан Наврус дал ярлык на великое княжение Владимирское Суздальскому князю Димитрию Константиновичу, “не по отчине и не по дедине”, казалось, создание Даниила и двух его сыновей, – Московское княжество – должно было разделить участь большинства тогдашних княжений: оно должно было раздробиться на мелкие княжения и отказаться от всякой политической роли. Но бояре московские, которых слушаться завещал братьям своим Симеон Гордый, явились охранителями как единства Московского княжения, так и его значения среди других княжений северо-восточной Руси; в 1365 г. умер брат Димитрия, Иван Звенигородский; удел его целиком отошел к Димитрию, а не был разделен между ним и двоюродным его братом, Владимиром Андреевичем.
Еще раньше бояре московские воспользовались усобицами, происходившими тогда в Орде между ханами Муратом и Авдулом, добыли у первого хана ярлык на великое княжение Владимирское своему князю Димитрию, посадили на коней троих малолетних князей Московских и принудили Димитрия Константиновича уступить великое княжение старшему внуку Калиты (1362). В следующем году кн. Димитрий Иоаннович с честью принял во Владимире посла хана Авдула, привезшего ему великокняжеский ярлык; поступок этот вызвал гнев хана Мурата, пославшего немедленно ярлык сопернику Димитрия Московского, Димитрию Суздальскому.
Димитрий Константинович снова сел было во Владимире, но просидел на великокняжеском столе только 12 дней: Димитрий Московский пришел с большим войском и принудил своего соперника отказаться от великого княжения (1363 г.); тогда же Димитрий Иванович “смирил” кн. Константина Ростовского, а князей Ивана Феодоровича Стародубского и Димитрия Галицкого изгнал из их владений; эти князья бежали к Димитрию Константиновичу, но прошло время, когда младшие князья с успехом составляли союзы против великого князя. Димитрий Константинович не решился вступить в третий раз в борьбу с Московским князем; он отказался от борьбы и тогда, когда в 1365 г. сын его Василий вывез ему ярлык из Орды: Димитрий Суздальский отказался от всяких притязаний на великое княжение в пользу Димитрия Московского с тем, чтобы этот последний помог ему в борьбе против брата его, Бориса Константиновича; для скрепления этого союза Димитрий Московский женился на дочери Димитрия Суздальского, Евдокии.
В эти годы, 1366-1367, – русскую землю посетила моровая язва, от которой умерло и несколько князей: разумеется, началась борба за выморочные уделы; – умер и старший из суздальских князей, Андрей Константинович, владевший Нижним Новгородом ; младший брат Димитрия Константиновича, Борис, поспешил овладеть Нижним Новгородом, бывшим тогда уже самым значительным городом в Суздальском княжестве.
Московский князь заступился за права своего тестя: он отправил сначала в Нижний преподобного Сергия Радонежского, который наложил по приказу великого князя и митрополита запрещение и запер все церкви в городе; когда подошли московские войска, Борис Константинович смирился и уступил старшему брату Нижний, а сам получил Городец.
Так, Суздальское княжество должно было уступить Московскому; к тому же Суздальские князья должны были тратить значительные силы на колонизацию среднего Поволжья, на борьбу с мордвой, владения которой подходили в то время к самой Оке. Летописец отметил, что с этого времени Московский князь стал приводить всех князей в свою волю; на этом пути объединения северо-восточной Руси Димитрий Иванович встретил прежде всего сильного соперника в лице Тверского князя Михаила Александровича.
В Тверском княжестве, как и в Суздальском, происходили распри из-за удела князя Симеона Константиновича, Димитрий Иванович вмешался в эту распрю и поддерживал соперников великого князя Тверского; тогда Михаил Александрович обратился за помощью к зятю своему Ольгерду Литовскому; на первый раз соперники скоро примирились, но не надолго.
В 1368 г. Михаил Александрович поехал в Москву на третейский суд митрополита для решения тяжбы своей с кн. Еремеем Константиновичем; в Москве его схватили, но скоро выпустили, так как испугались трех приехавших в Москву татарских князей.
Михаил Тверской обратился за помощью к Литовскому князю. Ольгерд неожиданно вступил в московские пределы, разбив по дороге передовой Московский отряд; он подступил к Москве, где сел в осаду Димитрий, не успевший собрать большого войска.
Ольгерд осаждал Москву 3 дня, сильно опустошил окрестности и ушел с богатой добычей.
Димитрий Московский принужден был уступить Градок.
Через год собравшись с силами, Московский князь начал против Литвы наступательное движение; его войска опустошали Смоленскую волость, ходили к Брянску и в августе 1370 года была объявлена война Михаилу Тверскому, который поспешил уйти в Литву. Сам Димитрий Московский явился в Тверскую область с войском, сильно ее опустошил и взял большую добычу.
Ольгерд, занятый, борьбою с немцами не мог немедленно помочь Тверскому князю, тогда Михаил Тверской решил ехать в Орду, надеясь с ее помощью одолеть противника.
Димитрий Московский распорядился занять все дороги заставами, и Михаилу пришлось отказаться от своего плана: он снова обратился к Ольгерду.
Литовский князь двинулся к Москве и снова ее осадил.
Брат великого князя, Владимир Андреевич, собрал войско в Перемышле, к нему пришел на помощь кн. Владимир Димитриевич Пронский с полками Олега Ивановича Рязанского.
Ольгерд испугался такого большого войска и просил мира, но было заключено только перемирие.
Михаил вернулся в Тверь и стал искать помощи с другой стороны, съездил в Орду, получил ярлык и приехал с ханским послом Сарыхожею.
Димитрий Московский взял присягу по всем городам с бояр и черных людей не предаваться Тверскому князю и не пускать его во Владимир, а сам с войском стал в Переяславле.
Владимирцы не пустили к себе Михаила.
Ханский посол Сарыхожа звал к ярлыку Димитрия, но тот его ослушался и ответил: “к ярлыку не еду, Михаила на княжение Владимирское не пущу, а тебе послу путь чист”. Посол прельщенный дарами, приехал в Москву и, возвратясь в Орду, очень расхваливал Московского князя. Михаил отправил в Орду сына Ивана. Отправился в Орду и Димитрий, обнадеженный Сарыхожею, и успел всех расположить к себе, был пожалован опять великим княжением и отпущен с большою честью.
В Орде Московский князь выкупил сына Михаилова Ивана, задолжавшего 10000 руб., и привез его с собою в Москву, где и держал его под стражею до выкупа отцом. Димитрий отправил войско к Бежецкому верху, где был Тверской наместник, наместника убили, а волость пограбили.
Этой войне помешала война с Рязанским князем, Олегом Ивановичем, бывшим раньше в согласии с Москвой.
Неизвестна причина войны. В 1371 воевода Димитрия Ивановича Димитрий Михайлович Волынский разбил у Скорнищева большое рязанское войско, кн. Олег едва спасся бегством.
Торжеству Московского князя помогала вражда между княжескими линиями в Рязани.
Кн. Владимир Димитриевич Пронский, узнав о поражении Олега, занял Рязань, но Олег его выгнал, взял в плен и привел в свою волю. После рязанской войны возобновилась тверская.
Михаил снова заключил союз с Литвою, захватил г. Кистму.
Князь Кашинский, Михаил Васильевич, отказался от присяги Михаилу Тверскому и заключил мир с Москвой.
Михаил, взяв Кистму, пошел к Дмитрову, взял откуп с города, пожег посады и села, людей пленил.
Пришедшие на помощь к нему литовцы взяли Переяславль, затем Кашин, князь которого снова признал старшинство Михайла.
Союзники пошли к Торжку, взяли его, Тверской князь посадил своих наместников, которых новгородцы скоро выгнали, за что тверичи сожгли Торжок.
После этого Михаил пошел на соединение с Ольгердом, который стоял у Любутска.
Димитрий Московский разбил сторожевой литовский полк; это устрашило Ольгерда, он поставил свое войско за крутым оврагом.
Войска бездействовали несколько дней, затем было заключено перемирие.
Михаил Тверской обязался вернуть добычу; вывести своих наместников и, если нарушит перемирие, то Литовский князь за него не заступится.
Мир был скоро нарушен распрею Михаила Тверского с Кашинским князем, который искал помощи у Москвы, но он вскоре умер, а сын его помирился с Михаилом.
Состоялось примирение и с Московским князем.
У Димитрия Московского нашлись враги в самой Москве.
В 1374 г. умер тысяцкий, В. В. Вельяминов, на его место никто не был назначен.
Сын покойного, Иван, надеявшийся получить эту должность, обманулся в расчете и бежал к Тверскому князю с соружанином Некоматом.
Из Твери они отправились в Орду, купили Михаилу ярлык. Михаил, съездив в Литву на короткое время, вернулся в Тверь и объявил войну Московскому князю, надеясь на помощь из Литвы и Орды. Димитрий пошел против Тверского князя, к нему явились на помощь новгородцы, желавшие отомстить за сожжение Торжка.
Литовцы, хотя и пришли на помощь Твери, но, испугавшись большого московского войска, ушли назад. Это вынудило Тверского князя просить мира. Великий князь Тверской по этому миру признал себя младшим братом Московского князя и заключил с Москвой оборонительный и наступательный союз, отказался от союза с Литвой, вернул все награбленное и обязался жить по старине с Новгородом и Торжком.
Право отъезда за вольными слугами оставлено, исключены Иван Вельяминов и Некомат, села которых Димитрий конфисковал.
Впоследствии Иван Вельяминов был схвачен и публично казнен в Москве, народ горевал “о благородстве его и о величестве его” – по словам летописца.
Спорные дела между Москвой и Тверью разбирают местные суды, в затруднениях дело переносится на третейский суд Олега Ивановича Рязанского.
Так кончилась торжеством Москвы эта борьба с Тверью.
В 1377 году умер Ольгерд, в Литве начались усобицы.
Димитрий Московский хотел этим воспользоваться, послал свои войска опустошать литовские земли; его войска взяли Трубчевск и Стародуб.
Литовская смута принесла пользу Москве, два брата Андрей и Димитрий Ольгердовичи отъехали в Москву.
Раздоры литовских князей отвлекли их от Москвы, лишили их возможности действовать против Москвы.
Московский князь обратил теперь свои силы против татар. Еще до Димитрия Ивановича Московское княжество постоянно усиливалось, Димитрий с малых лет рос в неповиновении ханам, силою добыл себе великокняжеский стол, а Орда в это время слабела более и более; татары уже не внушали прежнего страха, выросло целое поколение, чуждое страха перед татарами.
Московский князь Димитрий был представителем этого поколения, он действовал иначе, чем его дед, дядя и отец, оружием добыл себе старшинство между князьями, вел продолжительную и опасную борьбу с Литвой, Тверью, Рязанью и вышел победителем.
Такой князь, естественно, должен был решиться на борьбу с татарами.
В 1373 г. татары из Мамаевой Орды напали на Рязанское княжество, но за Оку их не пустил Московский князь, простоявший с войском все лето на берегу Оки. В 1376 г. московские войска под начальством Димитрия Михайловича Волынского ходили на болгар под Казань, взяли откуп с города.
Казанские князья Асан и Магомет заплатили 1000 руб. Димитрию Московскому, 1000 руб. Нижегородскому, 3000 р. воеводам и ратным людям. Кроме того русские посадили в Казани своих сборщиков податей (дорогу) и таможенников.
В следующем году на места по p. Суре напал царевич Арапша.
Московский князь пошел на помощь своему тестю Димитрию Нижегородскому, о татарах не было вестей, Димитрий вернулся в Москву, оставив с войском воевод.
Московское войско с нижегородским двинулось за p. Пьяну и, не слыша о татарах, позабыло всякую осторожность.
Мордовские князья незаметно подвели Арапшу, который и нанес русскому войску жестокое поражение, пошел на Рязань, князь Олег едва спасся.
Мордва поднялась против русских, но Димитрий Московский и Димитрий Нижегородский послали свои войска и покорили мордву; с пленниками было поступлено очень жестоко, одних убили, других затравили собаками.
В следующем году татары снова явились, сожгли Нижний, а волость разорили.
Мамай против Московского князя послал отряд, который Димитрий разбил на p. Воже. Мамай собрал остатки войска и снова напал на Рязанскую землю, Олег Иванович Рязанский ушел на левый берег Оки, а татары взяли гор. Дубок и Переяславль Рязанский.
Так шла открытая борьба с татарами.
После Вожской победы Московский князь должен был ждать мести от Мамая, под властью которого тогда соединилась вся Орда. Мамай решился наказать русских князей за их ослушание и заставить платить дань в прежнем размере, как было при хане Ганибеке.
Собрав большое войско, Мамай вступил в союз с Ягайлом, кн. Литовским, перешел Волгу и расположился при устье р. Воронежа.
Димитрий приготовился к сопротивлению и собрал войска подручных князей.
Все северорусские князья пришли на помощь к Димитрию, только Олег Рязанский, напуганный татарскими опустошениями, не решился противиться Мамаю он держался выжидательного образа действий.
Олег Рязанский известил Московского князя о татарских движениях, но в то же время вступил в переговоры с Мамаем и Ягайлом.
У Димитрия собралось 150 тыс. войска.
Это заставило Мамая попытаться кончить дело миром, но Московский князь соглашался платить только такую дань, какая была условлена между ним и Мамаем в Орде. К 15-му августа русские войска собрались в Коломне.
Приняв благословение от преподобного Сергия, Димитрий выступил 20-го августа из Коломны, 1-го сентября перешел Оку, а 6-го русские войска подошли к Дону. Собрался военный совет, мнения разделились.
Димитрий решил перейти Дон. В ночь 7-го сентября войска перешли Дон и 8-го утром выстроились на Куликовом поле при устье Непрядвы.
Около полудня стали показываться татарские отряды, они спустились с холма на Куликово поле, русские двинулись им навстречу, произошло решительное кровопролитное сражение, кровь лилась на пространстве 10 верст. Дело решил засадный отряд русского войска под начальством Владимира Андреевича и московского воеводы Димитрия Михайловича Волынского Боброка.
В решительную минуту этот отряд выступил из леса и склонил победу на сторону русских.
Татар преследовали до p. Мечи, завладели всем их станом.
Окончив погоню, Владимир Андреевич собрал остатки русских войск, но Димитрия не было. После долгих поисков его нашли под срубленным деревом в беспамятстве.
Доспехи его были иссечены и измяты, но на теле не было смертельных ран: он скоро пришел в себя. В единоборстве с татарским богатырем пал инок Пересвет еще до начала битвы. Пало множество воинов, бояр, князей.
Из соединенного русского войска осталось только 40 тыс. Куликовская битва была знаком победы Европы над Азией, ее значение во всемирной истории аналогично по последствиям Каталаунской и Турской победам.
Куликовская победа освятила новый порядок престолонаследия на северо-востоке, но еще больше ее нравственное значение, она подняла дух народа, оживила надежду на освобождение от ига татар. Громадная потеря людьми делала эту победу близкой к поражению, русская земля оскудела воинством и воеводами.
Мамай думал отомстить за поражение, но был разбит Заяицким ханом Тахтамышем, бежал в Кафу и был там убит. Тахтамыш послал объявить о своем воцарении, русские князья приняли его послов с честью и отправили ему дары. В 1381 г. отправленный Тахтамышем Акхозя с 700 татар доехал до Нижнего и далее не поехал из страха.
В следующем (1382 г.) Тахтамыш неожиданно ограбил русских купцов в Болгарии, захватил их суда и, перейдя Волгу с большим войском, двинулся к Москве с большою осторожностью.
Хан надеялся на успех только при нападении врасплох.
Грозные до Куликовской битвы, теперь татары прибегли к хитрости, чем обнаружили свою слабость.
Нижегородский князь, узнав о походе Тахтамыша, выслал встретить его двух своих сыновей, а Олег Рязанский упросил хана не воевать его волости и указал за это ему броды на p. Оке. Димитрий Донской, застигнутый врасплох, ушел на север в Кострому собирать войска, его область после Куликовской битвы сильно обезлюдела.
В покинутой Москве поднялись волнения, народ едва выпустил княгиню Евдокию и митрополита Киприана.
Волнения немного стихли, когда в Москву прибыл Литовский князь Остей. Он принял начальство и позаботился о средствах обороны.
Москвичи пожгли около Кремля посады и сели в осаду. 23-го августа подошли татары, осмотрели город, на следующий день сделали приступ, но были отбиты.
При защите Москвы впервые упоминается о тюфяках и пушках.
Убедившись, что города силою не взять, Тахтамыш прибег к хитрости; по его приказу нижегородские князья дали клятву, что хан не сделает зла жителям, если они примут его с честью.
Жители дались в обман, вышли с дарами, но татары вероломно на них напали, ворвались в город и сожгли его. Во время пожара погибло множество книг, свезенных в Москву, как в место более безопасное.
По разорении Москвы Тахтамыш разослал отряды во все стороны грабить и пленять жителей.
Тверской князь выслал киличея с дарами Тахтамышу, хан дал ему ярлык и не тронул его владений.
Один отряд Тахтамыша наткнулся на Владимира Андреевича, стоявшего близ Волока, и был им разбит.
Испуганный этим Тахтамыш поспешно ушел, разорив по дороге Коломну и опустошив Рязанскую область.
Димитрий Донской вернулся в Москву, очистил город от трупов, на погребение которых израсходовал 300 руб., по рублю за 80 трупов.
Бедствием Москвы задумал воспользоваться Тверской князь и поехал в Орду. Димитрий отправил в Орду своего сына Василия со старыми боярами.
Из Орды приехали послы от хана с пожалованием, но Московскому князю пришлось дать великую дань, хан задержал Василия, требуя за него 8000 рублей.
Василию удалось бежать.
Олег Рязанский, бывший союзник Мамая, опасался Московского князя и бежал в Литву. Димитрий Донской было послал своих наместников в Рязань, но, увидев, что ее трудно удержать за собой, помирился с Олегом и заключил с ним договор.
Великий князь Рязанский признал себя младшим братом Димитрия, уступил ему некоторые волости, обязался порвать союз с Литвой, действовать заодно с Московским князем.
В 1385 г. Олег, собравшись с силами, снова вступил в борьбу с Москвой, неожиданно захватив Коломну.
Московские войска разбили его. Димитрий отправил послом к Олегу преподобного Сергия, которому удалось тихими речами склонить сурового князя к вечному миру. Этот мир был скреплен браком сына Олегова Феодора на дочери Димитрия Софии. В 1383 г. по смерти Димитрия Константиновича Нижегородского его брат Борис получил ярлык на это княжество, но сыновья Димитрия с помощью своего зятя Димитрия Московского принудили его уступить им Нижний Новгород.
Во всех своих предприятиях Димитрий Донской находил себе деятельного помощника в лице своего двоюродного брата Владимира Андреевича, кн. Серпуховского.
Интересны их взаимные отношения.
Они заключили между собой три договора.
Братья обязывались жить так, как жили их отцы, кроме того Владимир Андреевич обязался держать великое княжение “честно и грозно”, служить без ослушания, а Димитрий за это будет его кормить по службе.
В походы выступать лично, если пойдет сам великий князь, если же пошлет воевод, то и Владимиру посылать своих воевод, которых за ослушание волен великий князь наказывать.
По второму договору (1371 г.) Владимир Андреевич обязался не искать великого княжения и под сыновьями Димитрия, его старшего сына считать своим старшим братом и повиноваться ему. В 1389 г. произошла между Димитрием и Владимиром ссора. Димитрий хотел воспользоваться своим правом и наказать бояр Владимира, схватил их и отдал под стражу.
Ссора скоро прекратилась, братья заключили новый, третий договор, по которому ясно определены взаимные отношения Владимира к семейству великого князя. Димитрий называет себя в этом договоре уже не старшим братом, а отцом Владимиру, старший его сын Василий назван старшим братом Владимира, второй сын Юрий – просто братом, а меньшие сыновья – младшими братьями.
Так менялись взаимные отношения в княжеской семье и устанавливался новый порядок наследования.
Нам остается указать на отношения Московского князя к Новгороду.
Ушкуйники, новгородская вольница, грабили по Волге. Великий князь объявил за это войну Новгороду, но войны не было, заключен был договор, по которому Московский князь обязался защищать Новгород от Литвы, немцев и Твери, а новгородцы платили князю черный бор – подать, обязались помогать против Твери и Литвы и приняли наместников.
Разбои ушкуйников не прекращались; в 1375 году они ограбили Кострому, сожгли Нижний Новгород и дошли до Астрахани, где были обманом захвачены и перебиты.
Великий князь, покончив рязанскую войну и не тревожимый Тахтамышем, решил в 1385 г. наказать новгородцев и с большим войском пошел на Новгород.
Новгородцы просили мира, и только третьему их посольству удалось склонить Димитрия к миру, по которому уплатили Московскому князю 8000 руб. за разбои на Волге. В ссоре немцев с псковичами Димитрий хотел быть посредником, его посол в 1367 г. долго жил в Юрьеве, но, не добившись ничего, уехал. Нам остается еще упомянуть об отношениях Димитрия к митрополиту.
Поставленный в 1376 г. патриархом Филофеем ученый серб Киприан в русские митрополиты, не был принят Димитрием и жил в Киеве, надеясь получить митрополию после св. Алексия.
Но великий князь имел своего кандидата Митяя, который после смерти Алексия (1378 г.) самовольно надел белый клобук и не спешил ехать в Константинополь за посвящением.
Великий князь, по желанию Митяя, велел собору русских архиереев поставить его в епископы, но на это не согласился Дионисий, епископ Суздальский.
Это было причиной раздора между Митяем и Дионисием, который бежал в Грецию.
Митяй через 18 месяцев по вступлении на митрополию поехал в Константинополь, великий князь дал ему белые подписанные листы. Митяй в виду Константинополя умер, его спутник Пимен написал на чистом листе, имевшем подпись великого князя, что великий князь желает иметь его митрополитом.
Патриарх посвятил его, но Димитрий заточил Пимена по возвращении его из Греции, и вызвал в Москву Киприана.
Киприан во время нашествия Тахтамыша ушел из Москвы и стал жить в Твери. Это рассердило великого князя, он вызвал из ссылки Пимена, а Киприану пришлось уехать в Киев, Пимена Димитрий недолюбливал, хотел, чтобы у русских был только один митрополит; поэтому Киприан и Пимен судились у патриарха, дело тянулось 3 года и кончилось ничем. Киприан остался в Киеве, а Пимен, видя нерасположение к себе Димитрия, тайно уехал в Грецию.
Это произошло за месяц до смерти великого князя. Димитрий Донской умер в 1389 г. 19-го мая, 39 лет. Его княжение, богатое событиями, оставило по себе громкую память.
В исторической литературе не сразу установился определенный взгляд на личность Димитрия; в тридцатых годах Димитрия называли первоначальником нашей славы, в шестидесятых, – поведение Димитрия казалось Н. И. Костомарову трусливым.
Из всех событий Димитриева княжения наибольшее внимание привлекала к себе Куликовская битва; оценка характера и деятельности Димитрия стояла в зависимости от оценки его участия в этом славном деле. Но Куликовская битва – событие исключительное в долгий период русской истории от конца ХIIІ до половины ХVІ века; далекий поход в степь и решительный бой с татарами – такие шаги никогда не были в привычках князей из дома Калиты; неудивительно, что и при руководительстве этим походом и в уменье извлечь из него возможные выгоды внук Калиты и прадед Иоанна III оказался не на высоте своего положения.
Куликовская битва затмила от историков будничную деятельность Димитрия, в которой последовательно проводил начало, завещанное Калитою и Симеоном.
Димитрий утвердился на великокняжеском столе вопреки воле татар; Димитрий считал себя вправе и в возможности распорядиться по своей воле в завещании Владимирским княжением, которое он навсегда соединил с Московским; выделением своему старшему сыну значительно большей части княжества сравнительно с младшими сыновьями Димитрий обеспечивал преобладание старшего над младшими в доме Калиты, т. е. в уме его мелькала мысль о государственном единстве русского народа.
Эта мысль выгодно отличает Димитрия от его современников, князей Тверских и Рязанских; при Димитрии Москва стоит во главе борьбы с татарами и Литвою, двумя народами, угрожавшими самобытности народа русского; а такая роль Москвы содействовала ее возвышению не меньше, чем сбережения Ивана Калиты.
Предки приготовили Димитрию богатые средства, Димитрий удачно ими воспользовался, хотя и много из доставшегося наследства истратил, но не все в жизни народов поддается точному определению меры и веса. Собр. Гос. Гр. Дог. т. І, №№ 27-34; летописи: Академическая, 504-509; Никоновская (Полн. Собр. Русск. Лет.), т. XI, стр. 1-121. Соловьев, История России, т. III, и V – VII. Карамзин, Ист. Гос. Росс., т. IV и XII и т. V и І. Бестужев-Рюмин, Русск. Ист., т. I, стр. 398-404. Иловайский, Ист. Росс. т. II. Костомаров, Русск. Ист. в биографиях и жизнеописаниях, т. I и ст. Куликовская битва в монограф., т. III. С. Середонин. {Половцов}



1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...

собакин тим

Биография Димитрий Иоаннович Донской