|  | 

Д

Биография Даниил митрополит московский

– митрополит московский и Всея Руси. По свидетельству Герберштейна, он род. в 1492 г.; судя по прозвищу “рязанца”, происходил из Рязанской области.
Образование получил, вероятно, в Волоколамском монастыре под руководством его игумена Иосифа Волоцкого, последователем которого Д. явился в своей деятельности.
В 1515 г. Иосиф, чувствуя приближение смерти, предложил братии монастыря избрать преемника ему; выбор монахов пал на Д. и был утвержден Иосифом.
В сане игумена Д. деятельно заботился о благосостоянии монастыря, расширил монастырскую библиотеку и ревностно поддерживал строгую дисциплину, заведенную Иосифом.
В это же время начал он и свою литературную деятельность.
В рус. церкви происходила тогда борьба двух направлений, известных под именем иосифлян и заволжских старцев (см.). Иосифляне (ученики Иосифа Волоцкого) отождествляли церк. и государство, подчиняя духовную иерархию верховной светской власти, но требуя от нее за то подчинения церковным интересам в смысле защиты всех прав и привилегий церкви, в том числе особенно права монастырей владеть населенными имениями, а также охраны религии путем преследования еретиков.
Последователи Нила Сорского, иначе заволжские старцы, допускали исправление в церковных обрядах и правилах и стремились отгородить церковь от государства, обеспечивая ее независимость в духовных делах и не допуская ни вмешательства иерархии в светские дела иначе как во имя защиты религиозно-нравственных принципов, ии воздействиия на еретиков каким-либо другим оружием, кроме духовного; во имя тех же нравственных принципов они требовали отнятия у монастырей их населенных имений.
Первые примыкали к зарождавшемуся абсолютизму московских государей, вторые – к старым удельным и боярским традициям и к земскому началу.
Первый период борьбы был закончен еще при Иоанне III, когда вопросы об отношении к еретикам и о монастырских имениях были разрешены в пользу иосифлян благодаря усилиям самого Иосифа и архиеп.
Новгородского Геннадия (см.). Литературная полемика продолжалась и после соборов 1490 и 1503 гг., а с вокняжением Василия Иоанновича, когда приближен был ко двору Вассиан Патрикеев или Косой (см.) и сделался митрополитом приверженец заволжских старцев Варлаам, перевес склонялся, по-видимому, на сторону побежденной было партии.
Вскоре, однако, Варлаам своею независимостью и частыми “печалованиями” за осужденных навлек на себя гнев вел. князя и 17 дек. 1521 г. был смещен с митрополии, а на его место Василий без всякого собора назначил (27 февраля 1522) Д., с мнениями и характером которого успел ознакомиться.
На митрополичьем престоле Д. явился типичным иерархом-иосифлянином, не только не противодействуя своими “печалованиями” злоупотреблениям власти, но не стесняясь ради желаний Василия поступиться своею совестыо и самыми церковными правилами.
В 1523 г. вел. князь, возымев подозрения на северского князя Василия Ивановича Шемячича (см.), вызвал его в Москву, причем Шемячичу, опасавшемуся приехать, были посланы “опасные грамоты” вел. князя и митрополита, в которых последний брал его “на образ Пречистыя, да на чудотворцев, да на свою душу”. Тем не менее Шемячич через несколько дней по приезде был схвачен и посажен в заточение, а Д. и не подумал за него вступиться.
Когда несколько позже Василий Иоанновнч замыслил развестись с своей супругой Соломонией, многие и особенно духовенство, принадлежавшее к заволжским старцам, с Вассианом Косым и Максимом Греком во главе восстали против развода, несогласного с учением церкви.
Д. сперва повел себя осторожно, посоветовав обратиться за разрешением развода к восточным патриархам и на афонские монастыри; но когда получил отказ и от патриархов, и с Афона, а вел. кн. стоял на своем, митрополит решился исполнить его волю. Соломония была насильно пострижена в монахини и отправлена в м-рь, и затем Д. сам обвенчал вел. кн. при живой жене с Еленой Глинской.
Подобные действия в глазах многих современников роняли авторитет митрополита: его называли “потаковником”, не хотели в нем видеть пастыря. “Не ведаю де и митрополит, не ведаю простой чернец”, говорил про него боярин Берсень: “учительного слова от него нет никоторого, а не печалуется ни о ком, а прежние святители сидели на своих местах в манатьях и печаловалися государю о всех людех”. Это нисколько не уменьшило влияния Д. в делах государственных и церковных.
После того, как вел. князь отнял свою поддержку от противников иосифлян, участь их была решена.
Сперва Максим Грек был подвергнут суду по обвинению в ереси и соборами 1524 и 1531 гг. осужден на заточение в монастыре, а за ним привлечен был к суду и Вассиан, в 1531 г., по такому же обвинению.
Признанный еретиком, он был сослан в Волоколамский монастырь, где, по словам Курбского, его “иноки умориша вскоре”. При отправлении в ссылку и Максиму, и Вассиану воспрещено было писать что бы то ни было. Иосифляне, добившиеся тесного союза с светскою властью, торжествовали полную победу, и как бы в ознаменование ее Д. 1 мая 1531 г., еще до второго собора над Максимом Греком, торжественно канонизовал Пафнутия Боровского, учителя Иосифа Волоцкого.
После смерти Василия Д. по-прежнему ревностно служил целям и задачам правительства.
В 1534 г. с его помощью был привлечен в Москву кн. Андрей Старицкий.
Митрополит брал его “на свои руки” в случае приезда и грозил церковным отлучением за ослушание.
Но, подобно Шемячичу, и кн. Андрей попал в темницу.
Прежним значением, однако, Д. не пользовался и должен был спокойно смотреть, как новое правительство под влиянием бояр покушалось на материальные права духовенства и на владения монастырей.
В 1535 г. вышел закон, воспрещавший монастырям покупать и брать в заклад вотчинные земли служилых людей без ведома и согласия на то правительства.
По смерти Елены Д. принял сторону кн. Ив. Бельского против Шуйских и после падения Бельского был сведен Иваном Шуйским с митрополии 2 февр. 1539 г. и сослан в Волоколамский монастырь, где умер в 1547 г. На его место бояре возвели сперва представителя противоположной партии, игумена Троицкого монастыря Иоасафа; но строгий охранитель нравственных принципов оказался неудобным и уже в 1642 г. был заменен иосифлянином, архиепископом новгородским Макарием.
Дело Д. не пропало, таким образом, и после его падения; этому в значительной мере способствовало и то, что за время своего управления он наполнил иерархию людьми своего образа мыслей.
Личный характер Д. не отличался большими достоинствами: человек практического ума, он был честолюбив, мстителен и жесток, любил пышность и великолепие и охотно пользовался благами жизни, против которых так вооружался в проповедях.
В. М-н. Сочинения Д.: 1) так называемый “Соборник”, содержащий в себе шестнадцать “слов” Д.; 2) Сборник, содержащий в себе четырнадцать обширных посланий; 3) “Окружное послание к пастве о согласии и любви и о соблюдении прав. веры”; 4) отдельное “Поучение м-та Д. всея Руси”; 5) послание к кн. Юрию Ивановичу; 6) послание к неизвестному; 7) наказ епископу Досифею; 8) ответ некоему христолюбцу о здравии; 9) ряд “посыльных грамот по всех владык”; “грамоты” разным лицам; 10) “отреченная грамота”. Им была составлена не сохранившаяся до нас “Кормчая”. В сочин. Д. довольно полно и с замечательною даже и не для его времени эрудицией изложено догматическое и нравственое учение церкви.
Особенную цену имеют для истории сочинения Д. правообличительные.
Он энергично обличал пороки вельмож, общества, самого духовенства, оставив, таким образом, всестороннее и яркое изображение быта и нравов для потомства своей эпохи. Он вооружался против увеселений, пьянства и разгула, роскоши, против разводов, нарушения целомудрия и супружеской верности (любопытно, что, ревнуя о целомудрии, проповедник одобрял даже оскопление, т. е. впадение в ересь), против астрологии, занесенной на Русь немцами, против ложных доносов и сплетней, против поединков; касался положения женщины в обществе и семье, воспитания детей, положения рабов, угнетения низших классов высшими, несправедливости властей по отношению к подвластным; особенно хорошо обрисованы типы тогдашних франта и волокиты.
В нескольких сочинениях об иночестве изложена подробная регламентация трех видов монашеской жизни и нарисован идеальный образ монаха.
Особенным уважением пользуются сочинения Д. между старообрядцами, так как в четвертом его слове содержится учение о двоеперстии для крестного знамения, заимствованное из известного подложного “Слова Феодоритова”. Подробнее см. “Митрополит Даниил и его сочинения”, исследование В. Жмакина (М. 1881); Беляев, “Даниил митрополит Московский” (Историч. чтения о языке и словесности в заседаниях II отд. Имп. Акд. н., 1856-7 г., 96-118. Известия Имп. Акд. н. по отделению русск. языка и словесности, т. V, 1856 г., 195-209); Николаевский, “Русская проповедь в XV и XVI вв. (“Ж. м. н. пр.”, 1868 г. CXXXVII и CXXXVIII): Преосв.
Макарий, “Сочинения московского митрополита Даниила” (Христианское чтение, 1872, ч. III), и его же “История русск. церкви” (т. VI и VII). Н. Б. {Брокгауз} Даниил, митрополит московский – митрополит “московский и всея Руси” (ум. в 1547). Преемник Иосифа Волоцкого по игуменству в Волоколамском монастыре (с 1515). Большой честолюбец с очень покладистой совестью, Д. сумел понравиться великому князю Василию Ивановичу, который единолично, без согласия собора епископов, избрал его митрополитом (1522). Д. вполне оправдал надежды велик, князя: уже через год он помог Василию Ивановичу вероломно захватить одного удельного князя, заподозренного в измене, а несколько позднее способствовал разводу вел. князя с Соломонией Сабуровой и новому браку с Еленой Глинской.
Когда допущенное им нарушение церковных правил вызвало протест со стороны Максима Грека и Вассиана Косого, вел. князь в свою очередь помог Д. справиться с врагами: обвиненные в разных ересях, оба они были отправлены в заточение.
После смерти Василия Ивановича Д. не смог однако сохранить своего влияния.
С началом борьбы Шуйских и Вельских (после смерти Елены Глинской в 1538) Д. после долгих колебаний примкнул к Вельским, но победили Шуйские, и Д. был лишен кафедры и сослан в Волоколамский монастырь (1539), где и прожил до смерти, подписав отреченную грамоту, в которой он как будто добровольно отрекался от митрополии.
После Д. остались: “Соборник” из 16 “Слов”, б. ч. политического характера (против тогдашних еретиков, так или иначе касавшихся вопроса о взаимных отношениях церкви и государства); кроме того особый сборник с 14 посланиями Д. и несколько посланий в разных рукописных сборниках.
В своих сочинениях Д. дает яркую картину рус. общества 16 в. Лит.: Жмакин В., Митрополит Даниил и его сочинения, М., 1881.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Loading...

рождествин александр сергеевич, 1862 -

Биография Даниил митрополит московский