|  | 

Ч

Биография Чертков Александр Дмитриевич

– тайный советник, председатель Московского Общества истории и древностей российских, нумизмат, основатель Чертковской библиотеки; происходил из старинного русского дворянского рода, восходящего к XVI веку, и родился 19-го июня 1789 года в Воронеже.
Дед его со стороны отца, Василий Алексеевич Чертков, был в то время генерал-губернатором Воронежского наместничества, а отец, Дмитрий Васильевич, женатый на Евдокии Степановне Тевяшевой, в продолжение девяти трехлетий служил губернским предводителем Воронежского дворянства.
Со стороны матери дедом его был Острогожского округа полковник и известный богач Степан Иванович Тевяшев, учившийся в Харьковском Коллегиуме и отличавшийся любовью к собиранию книг. Богатое состояние родителей Черткова позволило им дать старшему своему сыну Александру самое лучшее образование, какое можно было иметь тогда в губерниях.
Из наставников Черткова наиболее достойны памяти француз Мортель и учитель воронежского народного училища, впоследствии профессор Харьковского университета, Гавриил Петрович Успенский, переводчик “Космографии” Н. Шмидта (Воронеж, 1801 год) и сочинитель “Опыта повествования о древностях русских” (Харьков, 1801 год), книги, долго бывшей у нас в исторической литературе единственной в своем роде и до сих пор не утратившей своего значения по точности и обстоятельности сообщаемых в ней сведений.
Нет сомнения, что Успенский заронил в душу Черткова любовь к родной старине и направил его на изучение ее. Девятнадцати лет от роду Чертков уехал из Воронежа в Петербург и поступил 31-го января 1808 года на службу к министру внутренних дел А. Б. Куракину – в департамент министерства.
Получив 24-го августа того же года чин коллегии юнкера, Чертков вскоре бросил статскую службу и 29-го сентября 1809 года поступил эстандарт-юнкером в лейб-гвардии конный полк. В чине корнета (с 29-го октября 1811 г.) он принимал участие со своим полком в отечественной войне и находился в 1813 году в сражениях под Дрезденом, Кульмом (за отличие в котором получил орден св. Анны 4-го класса и прусский железный крест) и Лейпцигом.
С перенесением военных действий во Францию, Чертков, уже в чине поручика (с 23-го сентября 1813 года), участвовал в делах при Бриене, Фершампенуазе (за отличие в коем был награжден орденом св. Владимира 4-ой степени с бантом) и при Париже (18-го марта). Однако, тревоги, неизбежные при походной жизни, не принудили его покинуть умственных занятий: с 1813 года начинается ряд тетрадей его с записками, сначала и по большей части веденных на французском языке. По возвращении в Россию, Чертков назначен был казначеем своего полка (18-го июля 1815 года) и был произведен в чины: штаб-ротмистра (18-го августа 1816 г.), ротмистра (25-го октября 1819 года) и полковника (14-го июня 1822 года). Несмотря на трудные обязанности полкового казначея, Чертков и после назначения на эту должность продолжает вести свои записки, в которых подробно отмечает прочитанное, и часто делает из него длинные выписки, причем тогда уже было заметно в нем предпочтение, которое он начал оказывать книгам по русской истории и древностям.
Вероятно, желание иметь больше досуга и всецело посвятить себя научным занятиям и побудило его выйти в отставку, полученную им 18-го ноября 1822 г., после чего Чертков 2 года провел в Австрии, Швейцарии и Италии.
Находясь в Италии, Чертков пристрастился к изучению итальянских древностей, чему способствовали также возникшие у него во Флоренции дружеские отношения с ученым Себастьяном Чиампи, автором важной книги о взаимных отношениях Польши и России к Италии.
От этого путешествия сохранились две большие тетради записок.
По возвращении в Россию, Чертков поселился в Москве, но возникшая война с Турцией снова вызвала его на военное поприще, и он 15-го июня 1827 года поступил в гусарский эрцгерцога Фердинанда полк, служа в котором командовал резервными эскадронами полка (с 4-го марта 1828 года). Выйдя 22-го июля 1829 года за болезнью в отставку, Чертков с этих пор окончательно посвятил себя научным занятиям по русской истории и древностям, избрав себе постоянным местом жительства Москву и уезжая лишь иногда за границу и в свои имения.
Лишь временно занявшись науками естественными под влиянием своего сближения с Г. И. Фишером фон Вальдгеймом и избрания в члены общества испытателей природы, Чертков с его помощью составил себе большой минералогический кабинет, собирал коллекцию бабочек и описывал флору Острогожского уезда (на итальянском языке), но вскоре всецело посвятил свое время русским древностям.
Живя в Москве, Чертков в 1833 году избран был в действительные члены Императорского московского общества сельского хозяйства и принимал особенное участие в его отделении для размена мыслей об улучшении овцеводства в России. 14-го октября 1834 года определен членом попечительного совета заведений общественного призрения в Москве и попечителем работного дома, и в том же году устроил на 400 нищих работное заведение, начальником которого был до конца 1839 года, когда это учреждение предано было в ведение комитета о просящих милостыню.
Затем он 24-го октября 1834 года назначен был начальником контроля для отчетности по заведениям, подведомственным попечительному совету заведений общественного призрения в Москве, а 11-го июня 1835 г., по предложению Московского генерал-губернатора – попечителем временного заведения для праздношатающихся и просящих милостыню в Москве.
Избранный 22-го октября 1835 года в московские уездные предводители дворянства, Чертков в этом году был председателем комиссий об оценке земель, отходящих под различные части Москвы, по народному продовольствию, о составлении именных списков потомственным дворянам, председателем уездного опекунского совета и неоднократно исполнял обязанности губернского предводителя. 26-го мая 1836 года Чертков избран был дворянством Московской губернии в почетные попечители Московских губернских гимназий, 24-го апреля 1836 года – вице-президентом Императорского общества истории и древностей российских, 26-го мая того же года – непременным членом комитета, управляющего делами Императорского общества испытателей природы, членом статистического комитета Московской губернии и 28-го октября – членом Московской дорожной комиссии.
Пожалованный 23-го сентября 1841 года в статские советники, Чертков избран был 31-го декабря того же года в члены Одесского общества истории и древностей и вновь назначен присутствовать в дорожной комиссии и быть членом комитета о тюрьмах; 30-го декабря 1842 года он избран был членом Императорской Академии Наук, а 8-го октября 1843 года – пожалован в действительные статские советники.
Около этого же времени по мысли Черткова, Ф. Я. Скарятина, A. С. Хомякова, М. Ф. Орлова и С. П. Шевырева, основано было в Москве училище живописи и ваяния, в члены совета которого Чертков избран был 5-го декабря того же года, а затем, “за оказание важной пользы обществу ревностным содействием к процветанию класса живописи и ваяния”, – в почетные члены общества.
В 1844 году 1-го января Чертков назначен был членом IV округа путей сообщения и публичных зданий, 18-го февраля – Московским губернским предводителем дворянства, по должности которого состоял председателем Московской губернской посреднической комиссии и членом высочайше утвержденной комиссии для построения в Москве храма во имя Христа Спасителя. 21-го декабря 1846 года Чертков вновь избран был в звание почетного попечителя Московских губернских гимназий и губернского предводителя дворянства, в должности которого и оставался по 1856 год, получив за это время чин тайного советника и ордена: св. Станислава 1-ой степени (13-го января 1846 года) и св. Анны 1-ой степени (11-го апреля 1848 года) и св. Владимира 2-й степени.
С 24-го октября 1847 года и по день смерти он состоял почетным членом русского археологического общества, а с 1849 по 1857 – президентом Императорского общества истории и древностей Российских.
Несмотря однако на столь трудные и многосторонние служебные обязанности, Чертков находил время для научных занятий и обогатил русскую историческую науку многими ценными трудами.
Возвратясь на родину после путешествия по Европе, он стал собирать коллекции русских древностей и монет с целью изучить и классифицировать их сообразно современному состоянию науки. Литературная и научная деятельность его началась почти одновременно.
Первым трудом его были: 1) “Воспоминания о Сицилии”, М., 1835-1836, две части с великолепным атласом рисунков.
Затем следовали: 2) “Палермо и его окрестности”, помещенная в “Московском наблюдателе”, 1835 г., ч. II, стр. 521-564; 3) “Описание древних русских монет”, М., 1834, 28 таблиц монет и к нему: прибавление первое, М., 1837, прибавление второе, М., 1838, с рисунками 20 монет, и прибавление третье, М., 1843, с рисунками 60 монет; 4) “Несколько слов вместо предисловия к описанию древних русских монет”, в “Записках и Трудах Общества истории и древностей российских при Московском университете”, 1873 г., ч. 7, стр. 1-56; 5) “О пяти русских деньгах XV века” (с рисунком), там же, стр. 208-213; 6) “О древних вещах, найденных в 1838 году в Звенигородском уезде в имении Н. А. Толстого” (с рисунком), в “Русском Историческом Сборнике”, издававшемся московским Обществом истории и древностей российских, 1838 г., т. III, кн. I-IV, стр. 284-292, и в “Записках Русского Археологического общества”, т. І, стр. 234-250; 7) “Описание посольства, отправленного в 1659 году от царя Алексея Михайловича к Фридриху VI, великому герцогу Тосканскому”, в “Русском Историческом Сборнике”, т. III, кн. І-IV, стр. 311-369, и также отдельно, М., 1840; 8) “О переводе Манассииной летописи на славянский язык, по двум спискам: Ватиканскому и Патриаршей библиотеки, с очерком истории болгар”, там же, 1843 г., т. VI, кн. 1-2, стр. 1-183, и также отдельно, М., 1842; 9) “Описание похода великого князя Святослава Игоревича на болгар и греков, в 967-971 годах”, там же, 1843 г., кн. 3-4, стр. 185-283, и отдельно, М., 1843; 10) “О числе русского войска, завоевавшего Болгарию и сражавшегося с греками во Фронии и Македонии в 967-971 годах”, Одесса, 1842 (из Записок Одесского Общества истории и древностей Российских); 11) “О Белобережье и Семи Островах, на которых, по словам Димемки, жили Руссы – разбойники, с картою Freduce d Ancona, где назначены их притоны, в IX-XI столетиях, на Черном и Азовском морях”; в “Журнале Министерства Народного Просвещения”, 1845 г., №№ 8 и 9, и отдельно, СПб., 1845; 12) “Грамота великого князя Витовта 1390 года”, во “Временнике Императорского Общества истории и древностей Российских”, 1849 г., кн. 3, смесь, стр. 5-6; 13) “Сказание о начале Москвы, выписанное из одной Новгородской летописи, служащее объяснением происхождения сочинения Каменевича-Рвовского”, там же, 1851 г., кн. 11, смесь, стр. 25-29. Из этого ряда трудов Черткова, посвященных русской истории и археологии, первое место принадлежит, бесспорно “Описанию древних русских монет”, которым он положил начало точному, систематическому описанию древних наших монет, первый возбудил охоту к собиранию их и дал возможность любителям монет разобраться в них и отнести к тому или другому великому князю. До появления этого замечательного сочинения, русская литература по нумизматике была крайне бедна и заключала в себе небольшое число статей, посвященных отдельным отраслям этой науки. К числу этих статей относятся, например: “Опыт исторического исследования о древности монеты в Российском государстве” Мальгина (1810), “Критические разыскания о древних русских монетах”, изданные Императорскою Академиею Наук (1807), “Опыт о кожаных деньгах” (1835), и др. Но несмотря однако и на эти труды, можно сказать, что до Черткова науки нумизматики не существовало.
Даже такие ученые, как, например, Н. М. Карамзин, деливший все монеты на четыре разряда: 1) с изображением разных зверей без надписи, 2) с татарскою надписью, 3) с русскою надписью и татарскою и 4) с одною русскою надписью, были вполне несведущими людьми в области наших древних монет. Чертков, разобрав надписи, разделил монеты по княжествам и отнес их к именам князей, в княжение которых они были выпущены, словом, создал науку. После начальной разработки, данной Чертковым, другим стало легче издавать более полные описания древних русских монет, какими явились труды Я. Рейхеля и других.
Черткову принадлежит в этой области заслуга еще в том, что он был один из первых, предостерегших (во втором прибавлении к “Описанию древних русских монет”, М., 1838) собирателей древних русских монет о появлении фальшивых (новодельных) экземпляров, которые быстро стали показываться в продаже после увеличения спроса на старые монеты.
Описанные в этом сочинении монеты принадлежали по большей части самому автору “Описания”, во втором же прибавлении были из коллекций Н. Головина и С. Г. Строгонова.
Исследование Черткова снабжено разными научными примечаниями, родословиями некоторых князей, указателем имен, названий предметов, а также таблицами веса монет и рисунков; кроме того, в первом прибавлении помещены замечания известного ориенталиста Френа, а во втором – особая статья о новодельных монетах.
Как первый систематический труд по русской нумизматике, “Описание древних русских монет” было удостоено от Академии Наук полной Демидовской премии, от которой Чертков отказался, передав ее в распоряжение академии, напечатавшей на эти средства Остромирово Евангелие 1056-1057 годов (1843). “Описание древних русских монет” не потеряло значения своего и до сих пор, но ввиду ограниченного количества выпущенных экземпляров, давно стало библиографическою редкостью.
Кроме отечественной истории, Чертков занимался историею славян, отыскивая в греческих, римских и византийских источниках забытые имена и дела славян.
Догадки свои о древности и повсеместности славян на юге Европы, он простирал иногда до того, что в этрусках и древнейших римлянах видел следы первых славян.
В таком духе и с такою целью им изданы следующие сочинения: 1) “О переселении фракийских племен за Дунай и далее на север, к Балтийскому морю и к нам на Русь, т. е. очерк древнейшей истории Прото Словен”, во “Временнике” 1851 г., кн. 10-я, исследования, стр. 1-134 и VIII рис., и отдельно М., 1851; 2) “Фракийские племена, жившие в малой Азии”, там же, 1852 г., кн. 13-я, исследование, стр. 1-140 и 1-40; 3) “Пелазго-фракийские племена, населявший Италию и оттуда перешедшие в Ретию, Венделикию и далее на север до реки Майна”, там же, 1853 г., кн. 46-я, исследования, стр. 1-102 и 1-46; 4) “О языке Пелазгов, населивших Италию, и сравнение его с древлесловенским”, там же, 1857 г., кн. 23-я, исследования, стр. 1-193; 5) “Продолжение опыта Педазгийского словаря”, там же, 1857 г., кн. 25-я, исследования, стр. 1-50, и отдельно, М., 1857. Ученые занятия естественно привели Черткова к собиранию книг, большое число томов которых он получил уже от отца своего и деда С. И. Тевяшева.
В продолжение всей своей жизни он постоянно пополнял свою библиотеку, а посвятив себя изучению русских древностей, задумал составить такую библиотеку, в которой находились бы все пособия для изучения России в самом обширном смысле.
Разросшееся собрание побудило Черткова составить ему каталог, который им был выпущен в свет под заглавием: “Всеобщая библиотека России, или Каталог книг для изучения нашего отечества во всех отношениях и подробностях”, М., 1838-1845, с прибавлениями, издание второе, М., 1863-1864. Всего в каталоге 4701 название, но ввиду того, что здесь указаны сочинения, касающиеся одного предмета – России, книга эта является весьма полезным указателем для каждого, занимающегося русской историей, географией, статистикой и политикой.
Не довольствуясь перепечаткой заглавий книг, Чертков снабдил каталог примечаниями и указаниями о важности почти каждой книги в каком-либо отношении, причем высказал большую начитанность: про него можно сказать, что он не только собрал библиотеку, но и прочел ее. Задавшись целью собрать в свое книгохранилище все то, что было написано о России на европейских языках и славянских наречиях, Чертков, для пополнения своей библиотеки, доступной для ученых, неоднократно ездил за границу, и в последние годы его жизни библиотека его пополнилась сочинениями преимущественно иностранными и на славянских наречиях, достигнув 9500 сочинений.
Сын Черткова – Г. А. Чертков немедленно по кончине отца приступил к исполнению его намерения, поместив библиотеку отца в особом, нарочно выстроенном, трудносгораемом здании и открыв ее для общественного пользования.
В 1863-1873 годах при Чертковской библиотеке издавался “Русский Архив” под редакцией библиотекаря ее П. И. Бартенева, а затем она была передана в ведение города и помещалась при Румянцевском музее, находясь в заведовании E. B. Барсова.
По открытии же в 1878 году Императорского Русского Исторического музея – библиотека пожертвована была ему Г. А. Чертковым и разложена в его залах. До преобразования Императорской публичной библиотеки, обогатившейся под управлением барона M. A. Корфа отделом книг так называемых Rossica, Чертковское книгохранилище было единственным в своем роде собранием сочинений, посвященных познанию России в всех отношениях.
Кроме библиотеки, Чертков обладал замечательным собранием греческих древностей и русских монет. С детства владея французским и немецким языками и выучившись латинскому и итальянскому уже позже, Чертков не имел строгого классического образования, но этот недостаток с избытком искупался многостороннею начитанностью, точностью и редким даром постоянства и усидчивости в работе.
Под строгою наружностью его таилось много душевной энергии и сильной любви к своему делу. Гостеприимный дом его был открыт постоянно для писателей и ученых, из числа которых у него бывали: В. А. Жуковский, М. П. Погодин, Н. Н. Мурзакевич, П. С. Савельев, В. В. Григорьев и другие.
Умер Чертков 10-го ноября 1868 года. Послужной список 1848. – “Библиографические Записки”, 1859 г., стр. 658-659 (Некролог Г. Н. Геннади). – Записки графа M. Д. Бутурлина, в “Русском Архиве” 1897 г., № 6, стр. 188, 189, 204, 209, 210, 223; № 8, стр. 581, 591; 1898 г., № 9, стр. 178. – Н. Барсуков, “Жизнь и труды М. П. Погодина, т. II, СПб., 1889, стр. 239, 324; т. IV, СПб., 1891, стр. 38-40, 166, 258, 398, 400; т. V, СПб., 1892, стр. 15, 79, 100, 406, 428, 431; т. VI, СПб., 1892, стр. 18, 19, 22, 128, 146, 154, 241, 320, 324, 326, 334, 359, 365, 390; т. VII, СПб., 1893, стр. 184, 185, 241, 245, 270, 294, 425; т. VIII, СПб., 1894, стр. 148, 150, 389, 466; т. IX, СПб., 1895, стр. 196, 209, 327, 335; т. X, СПб., 1896, стр. 159, 160, 176-180, 198, 438, 479, 480, 484, 545; т. XI, СПб., 1897, стр. 258; т. XII, СПб., 1848, стр. 73, 78, 441, 442, 466, 507; т. XIII, СПб., 1899, стр. 323. – Записки Н. Н. Мурзакевича, в “Русской Старине” 1887, № 4, стр. 133; № 7, стр. 661, 662; 1892 г., № 2, стр. 232, 251; “Русская Старина”, 1889 г., № 4, стр. 229; 1890, № IX, стр. 627, 629. – “Древняя и новая Россия”, 1875 г., № 2, стр. 150-153. – “Русский Архив”, 1863 г., ч. I, стр. 1-19; 1864, ч. І, стр. 1-11; 1865, І, стр. 1-2; 1886, стр. 1-3, 726; 1867, № 2, стр. 314-320; 1870, № 11, стр. 2143; 1873, № 3, стр. 388-389; 1877, № 12, стр. 361; 1878, № 2, стр. 157; № 11, стр. 376, 380, 382, 383; 1880, кн. І, стр. 280; 1883; кн. I, стр. 99, 102; 1886, кн. I, стр. 335, кн. III, стр. 255; 1890, № 7, стр. 333, 344; 1892, № 3, стр. 399-400. – Из записок К. Н. Лебедева, “Русский Архив”, 1888 г., № 11, стр. 463. – Ст. Маслов: “Историческое обозрение Императорского Московского Общества сельского хозяйства”, М., 1848, прил., стр. 122, 181. – Каталог русских книг библиотеки Императорского С.-Петербургского Университета, т. І, СПб., 1897. – “Известия Императорского Археологического общества”, т. I, вып. 6-й, 1859 г., СПб., стр. 392-394 (некролог). – “Записки Одесского общества истории и древностей”, т. IV, отделение II и III, Одесса, 1860, стр. 320-322 (некролог Н. Н. Мурзакевича). – Н. И. Веселовский, “История Императорского русского Археологического общества за первое пятидесятилетие его существования, 1846-1986”, СПб., 1900, стр. 10, 268. – Князь А. Б. Лобанов-Ростовский, “Русская родословная книга”, изд. 2-е, т. II, СПб., 1895, стр. 364. – “Москвитянин”, 1841 г., № 1, стр. 606. – В. С. Иконников, “Опыт русской историографии”, т. І, кн. І, Киев, 1891, стр. 123*, 141*, 262*, 258, 298, 299, 307, 360, 627, 697, 863; т. І, кн. II, Киев, 1892, стр. 1131, 1161, 1171, 1242-1244, 1246-1248, 1265, 1296, 1360, 1365, 1401, 1403, 1406, 1416, 1436, 1508, XLIII, CLXXXIII, СХХХ. – “Энциклопедический словарь” Толля, дополнения, стр. 547. – “Биографический и библиографический словарь” Крайя, т. XIII, стр. 155. – “Московская биржевая ганта”, 1872 г., № 8. – “С.-Петербургские Ведомости”, 1836 г., № 260, стр. 1043-1045, № 261, стр. 1047-1049, 1872 г., № 178. – “Московские Ведомости”, 1873 г., № 71. – “Archiv fur wiss. Kunde Russlands”, 1864 г. – “Воронежские губернские Ведомости”, 1863 г., № 14. – А. В. Александров, “Современные исторические труды в России”, СПб., 1845. – “Журнал Министерства народного просвещения”, 1836 г., XII, стр. 377; 1867 г., № 1, стр. 107; ч. VII, стр. 99; ч. XXXVII; отд. VI, стр. 76; ч. XLI, отд. VI, стр. 57; ч. XLVII, отд. II, стр. 65; ч. CXVII, отд. VI, стр. 115. – “Библиотека для чтения”, 1834 г., т. 6, № 6, стр. 11-12; 1838 г., т. 30, стр. 13-14. – Литературные прибавления к “Русскому Инвалиду”, 1838 г., № 40. – “Москва” (при “Телескопе”), 1834 г., № 37, стр. 147-151. – “Телескоп”, 1834 г., ч. 23, стр. 285-290. В. Гарский. {Половцов} Чертков, Александр Дмитриевич (1789-1858) – археолог и историк, по матери внук известного любителя книг С. И. Тевяшова.
Служа в лейб-гвардии конном полку, участвовал в войнах 1812-14 гг.; особенно отличился в Кульмском сражении.
С 1813 г. начинается ряд тетрадей с его записками, сначала по большей части на французском языке; он ведет подробные отметки своего чтения, с длинными выписками, оказывая предпочтение книгам по русской истории и древностям.
Выйдя в 1822 г. в отставку, Ч. два года провел в Австрии, Швейцарии и Италии; во Флоренции сблизился с Себастьяном Чиампи, автором известной книги о сношениях Польши и России с Италией.
Здесь он также вел свои путевые записки, из которых были потом напечатаны “Воспоминания о Сицилии” (M., 1835-36). С открытием в 1828 г. турецкой кампании он снова вступил в военную службу, но по окончании кампании навсегда оставил военную службу и жил постоянно в Москве.
Под руководством Фишера фон Вальдгейма Ч. составил значительный минералогический кабинет, собирал бабочек и описывал флору Острогожского уезда (на итальянском языке). Вскоре, вероятно не без косвенного влияния того же Фишера, бывшего любителем библиографии, он отдался исключительно изучению русской истории и русских и славянских древностей.
Одной из первых его работ на этом поприще было “Описание древних русских монет” (М., 1834), с “Прибавлениями” (1837, 1839 и 1841 гг.). Оно было первым, отвечавшим требованиям науки, и положило начало точному, систематическому описанию наших древних монет. Академия наук присудила за “Описание” полную Демидовскую премию, но Ч. отказался от нее, предоставив деньги на напечатание “Остромирова Евангелия”. Владея обширным собранием древнейших русских монет, он, вместе с графом С. Г. Строгановым, принимал деятельное участие в прекращении распространившейся тогда подделки древних русских монет. Дальнейшие труды Ч., по большей части печатавшиеся первоначально в изданиях московского Общества истории и древностей российских: “О древних вещах, найденных в 1838 г. в Московской губернии, Звенигородском уезде” (М., 1838); “Описание посольства, отправленного в 1650 г. от царя Алексея Михайловича к Фердинанду II великому герцогу Тосканскому” (М., 1840); “О переводе Манассииной летописи на славянский язык, с очерком истории болгар”, доведенной до XII в. (М., 1842); “Описание войны великого князя Святополка Игоревича против болгар и греков в 967-971 гг.” (1843); “О числе русского войска, завоевавшего Болгарию и сражавшегося с греками во Фракии и Македонии” (“Записки Одесского Общ. Истории и Древностей Российских”, за 1842 г.); “О Белобережье и семи островах, на которых, по словам Димешки, жили руссы-разбойники” (1845); “О переселении Фракийских племен за Дунай и далее на север, к Балтийскому морю и к нам на Русь, т. е. очерк древнейшей истории протославян” (1851); “Фракийские племена, жившие в Малой Азии” (1852); “Пеласго-фракийские племена, населявшие Италию” (1853); “О языке пеласгов, населявших Италию и сравнение его с древнесловенским” (1855-57) и др. Унаследовав от отца и деда по матери значительную библиотеку, Ч. усердно пополнял ее преимущественно сочинениями о России и славянстве в историческом, археологическом, литературном и других отношениях, на всех европейских языках и славянских наречиях.
В 1838 г. он выпустил первый том описания своей библиотеки: “Всеобщая библиотека России или каталог книг для изучения нашего отечества во всех отношениях и подробностях”; через семь лет появился второй том “Каталога”; всего в обоих томах насчитывалось 8800 книг. Помещенная, после смерти владельца, в доме его сына, Григория Александровича Ч., библиотека, уже тогда известная под именем Чертковской, была расположена по способу, принятому в библиотеках Британского музея, снабжена справочными каталогами и открыта для ученых, литераторов и любителей просвещения.
В 1867 г. в ней уже насчитывалось, благодаря частным пожертвованиям, приобретениям и присоединению библиотеки князя А. Н. Голицына, 13412 сочинений, в 21349 тт. Хотя Чертковская библиотека была сравнительно невелика, но до образования в Императорской публичной библиотеке отдела Rossica она представляла единственное в России ценное собрание книг о России и славянах, а по обилию редчайших изданий служила и служит богатейшей сокровищницей, изобилующей и редкими рукописями (в 1867 г. их было около 350). При библиотеке был основан и издавался с 1863 по 1873 г. журнал “Русский Архив”, в котором напечатано из нее немало рукописей; по ее весьма редким изданиям спб. археографическая комиссия напечатала несколько церковно-полемических сочинений.
В 1873 г. Чертковская библиотека была передана в ведение города и помещена при Румянцевском музее, под заведованием Е. В. Барсова, а с открытием Исторического музее в Москве находится при нем. Ч. состоял вице-президентом, потом президентом московского Общества истории и древностей российских.
Ср. некролог Н. Мурзакевича в “Записках Одесского Общества История и Древностей Российских” (т. IV, 1860); “Русский Архив” (1863, I); В. Иконников, “Опыт историографии России”. В. Р-в. {Брокгауз} Чертков, Александр Дмитриевич тайн. сов., нумизмат, собир. Чертковск. библ., моск. предвод. двор., изв. мн. учен. сочин. по русской истории; род. 1789 г., † 1858 г. ноября. {Половцов}



ковалевский павел осипович п о р к а

Биография Чертков Александр Дмитриевич