|  | 

Б

Биография Булгаков Сергей Николаевич

– известный русский писатель.
Род. 16 июля 1871 г. в г. Ливнах, Орловской губ., в семье священника; среднее образование получил в Орловской духовной семинарии и Елецкой классической гимназии, затем прошел курс юридического факультета Москов. университета.
Выдержав магистерский экзамен, Б. стал преподавателем политической экономии в Московском техническом училище; в начале 1901 г. защитил в Московском университете диссертацию на степень магистра и состоит ныне профессором Киевского политехнического института по кафедре политической экономии.
Популярность Б. в широких кругах русской интеллигенции создалась главным образом его публичными лекциями, соединявшими блестящие художественные качества с идейностью содержания и задушевностью тона. Б. едва ли не самый яркий и самый боевой представитель в России критико-идеалистического философского движения.
Большинство сторонников последнего становятся под знамя духовного паломничества к Канту. Коренная реформа, произведенная родоначальником критической философии в теории познания, представляется и Б. центральным событием истории европейской духовной культуры.
Сознательная “кантология” является, по его убеждению, незаменимой подготовительной школой для критического пересмотра познавательных средств и категорий, составляющих догматическое достояние эмпирической науки. Критическая работа Б. над некоторыми традиционными предпосылками и приемами позитивизма является тем более ценной, что при первых шагах своих на научном поприще он был убежденным сторонником механического мировоззрения.
Б. прошел длинный путь “от марксизма к идеализму” и с большою искренностью воспроизвел перед читателями и слушателями все моменты своих философских исканий.
В обширной диссертации своей: “Капитализм и земледелие” Б. задался целью показать на истории аграрной эволюции всеобщую приложимость марксовского закона концентрации производства, но, не насилуя своих убеждений, пришел к выводам прямо противоположным.
Экономическая схема Маркса оказалась не соответствующею исторической действительности, а связанная с нею позитивная теория общественного прогресса – не способной питать неискоренимую веру человека в историческое оправдание добра. После безуспешных попыток использовать в интересах марксизма гносеологические заветы Канта, Б. остановился на мысли, что прочное обоснование руководящих начал личной и общественной жизни возможно только путем выработки безусловных мерил в вопросах блага, истины и красоты.
Позитивная наука своей теорией прогресса хочет поглотить и метафизику, и религиозную веру, но, оставляя нас относительно будущих судеб человечества в полной неизвестности, дает нам лишь догматическое богословие атеизма.
Миропонимание механическое, все подчиняя фатальной необходимости, в конечной инстанции оказывается покоящимся на вере. Марксизм, как самая яркая разновидность религии прогресса, воодушевлял своих сторонников верой в близкий и закономерный приход обновленного общественного строя; он был силен не научными, а утопическими своими элементами.
Б. пришел к убеждению, что прогресс является не эмпирическим законом исторического развития, а задачей нравственной, абсолютным религиозным долженствованием.
Социальная борьба представляется ему не столкновением лишь враждебных классовых интересов, а осуществлением и развитием нравственной идеи. Бытие не может обосновать долженствования; идеал не может вытекать из действительности.
Учение о классовом эгоизме и классовой солидарности запечатлено, по убеждению Б., характером поверхностного гедонизма.
С нравственной точки зрения борющиеся из-за житейских благ партии вполне равноценны, поскольку ими руководит не религиозный энтузиазм, не искание безусловного и непреходящего смысла жизни, а обыденное себялюбие.
Эвдаймонистический идеал прогресса, в качестве масштаба при оценке исторического развития, приводит, по мнению Б., к противонравственным выводам, к признанию страдающих поколений лишь мостом к грядущему блаженству потомков.
Приблизительно с 1900 г. проблема религиозно-философского обоснования общечеловеческого прогресса становится для Б. центральной проблемой мировоззрения, как бы равнодействующей его неустанных критико-идеалистических усилий.
Современная философская система обязана, по его убеждению, усвоить и переработать все конечные выводы современной положительной науки, выяснить свою связь с реальными задачами времени и установить к ним определенное принципиальное отношение, начертав, таким образом, и общую программу практической политики.
Наибольшим сочувствием Б. пользуется тот тип философского идеализма, который приводит нравственную проблему в органическую связь с коренными вопросами метафизики.
Поэтому философия Вл. Соловьева, делающая жизненное начало христианства организующим принципом общественного творчества, представляется Б. последним словом мировой философской мысли, ее высшим синтезом.
Отдельные этапы философского развития Б. находят себе ясное отражение в тех десяти статьях его, из которых составился сборник: “От марксизма к идеализму” (СПб., 1904). К области политической экономии в тесном смысле относятся главным образом следующие его работы: “О рынках при капиталистическом производстве (1896); “Что такое трудовая ценность” (“Сборник правоведения и общественных знаний”, т. VI); “Классическая школа и историческое направление в политической экономии” (“Новое Слово”, окт., 1897); “К вопросу об эволюции земледелия” (“Начало”, I-III, 1899); “Ралохойнский эксперимент” (“Мир Божий”, 1900, февраль).
Основное воззрение современной политической экономии, по которому рост материальных потребностей является коренным принципом нормального экономического развития, встречает со стороны Б. суровое осуждение.
Он признает экономический прогресс необходимым условием духовного преуспеяния, но предостерегает от наклонности заменять прогресс общечеловеческий и общекультурный одним лишь прогрессом экономическим.
Нравственный материализм и духовная буржуазность, погубившие некогда римскую цивилизацию, составляют, в его глазах, болезнь современного европейского общества.
Неспособность удовлетвориться нарастанием внешних материальных благ и примириться с укоренившимися формами общественной неправды, стремление к общечеловеческим идеалам, ненасытную потребность сознательной и действенной религиозной веры Б. признает самыми характерными и самыми счастливыми особенностями русского духа. Это все крепнущее убеждение его раскрывается во всех его публичных лекциях и в последней статье его: “Карлейль и Толстой” (“Новый Путь”, декабрь, 1904). Являясь по своим философским убеждениям прямым учеником Вл. Соловьева, Б., однако, относится критически к его церковно-политической и экономической программе.
В. Сперанский. {Брокгауз} Булгаков, Сергей Николаевич – экономист и публицист.
Род. в 1871 в семье священника.
Научно-литературная деятельность Б. может быть разделена на три периода: в 90-х гг. Б., подобно Струве, Бердяеву и др., являлся представителем легального марксизма.
Он напечатал ряд статей по экономической теории Маркса (“Что такое трудовая ценность” – в VI томе сборника “Правоведение и общественные знания”, “О некоторых основных понятиях политической экономии” – в “Научном обозрении”, 1898, и др.). В книге “О рынках при капиталистическом производстве” (М., 1897) Б. выступил против народнического представления о невозможности развития капитализма при отсутствии внешних рынков.
Исходя из схем воспроизводства Маркса, Б. пришел к выводу, что “капитализм может существовать, при известных условиях, исключительно внутренним рынком” и что “единственным рынком для продуктов капиталистического производства является само это производство”. С конца 1890-х гг. Б. в области экономической теории определенно примкнул к ревизионистам.
В своей диссертации “Капитализм и земледелие” (2 тт., 1900) он доказывал, что закон концентрации производства, формулированный Марксом, совершенно неприменим с сел. х-ву: “В земледелии никакой концентрации не происходит, но с чрезвычайной силой выступают децентрализующие тенденции” (критику этой работы Б. дал в 1901 В. И. Ленин в статье “Господа-“критики” в аграрном вопросе”, Собрание сочинений, том IX, 1 изд.). Далее Б. пришел к выводу об ошибочности вообще учения Маркса о тенденциях развития капитализма.
По мнению Б., никакой прогноз в области социальных наук невозможен.
Социализм – не необходимый этап в развитии человечества, а идеал нравственно-направленной свободной человеческой воли. Так обр., поворот к ревизионизму связывался у Б. с поворотом к философскому идеализму, нашедшему свое выражение в ряде его статей (см. “От марксизма к идеализму”, сборник статей, 1896-1903, М.). Позитивист и даже в известной мере материалист, Б. начинает теперь доказывать, что в основу всего нашего познания и в частности социальных наук должна быть положена критическая философия Канта. Но он не задерживается долго на этой позиции и, придя к убеждению о необходимости метафизики, находит высшую завершенную форму ее в философии Владимира Соловьева.
После революции 1905 начинается третий период деятельности Б. Из сторонника философского идеализма он становится мистиком и верующим христианином, принимает все догматы православной церкви и уделяет главное свое внимание богословским вопросам (ряд статей и сборник “Два града”, 2 тт., М., 1911), оправдав так. обр. предсказания тех марксистов, которые еще в самом начале идеалистического пути Б. пророчили ему, что он закончит православием.
В философской области продолжается дальнейшая эволюция взглядов Б., в результате которой он приходит к шеллингианству, своеобразно сочетая его с философией Вл. Соловьева.
Работы Б. по экономическим вопросам в этот период имеют свози главной целью внесение и в исследование хозяйства метафизически-религиозной точки зрения (“Философия хозяйства”, 2 тт., М., 1912). Занимаясь проблемой философии хозяйства, Б. пришел к представлению, что все части общественного целого составляют органическое единство, примат в котором принадлежит религии; даже космос представляется ему как объект трудового хозяйственного воздействия, как хозяйственное целое, во главе которого стоит бог. Достойно внимания, что в том взаимопроникновении экономических и религиозно-философских учений, каким является философия хозяйства Б., элементы марксизма в самом извращенном виде прикрываются догматикой православной церкви.
После революции, в 1918, Б. стал священником.
Одновременно с научной и философской эволюцией Б. проделал и резкую политическую эволюцию от легального марксизма до религиозного мракобесия и крайней монархической реакции.
В 1907 в качестве депутата 2-й Государственной думы он был близок к к.-д. партии.
Участвовал в сборнике “Вехи”, а позже, тесно сблизился с правыми монархическими кругами.
В настоящее время Булгаков находится в рядах белогвардейской эмиграции.
Из литературных работ последних лет см.: “На пиру богов”, “Pro и Contra”, “Современные диалоги”, София, 1921. Лит.: Ленин В., Господа “критики” в аграрном вопросе, Собр. соч., т. IX, о “капитализме и земледелии”; Деборин А., К истории материализма и эмпириокритицизма, журн. “Под знаменем марксизма”, № 1, 1927; Луппол И. К., Материализм и эмпириокритицизм в оценке встретившей его критики, там же; Ортодокс Л., Философские очерки (ответ философским критикам материализма), М., 1925. Булгаков, Сергей Николаевич (16.07.1871-13.07.1944) – философ, богослов, экономист.
Род. в г. Ливны Орловской губ., в семье священника.
После окончания в 1884 Ливенского дух. училища поступил в Орловскую дух. семинарию, к-рую оставил в 1889. Окончив в 1896 юрид. ф-т Моск. ун-та, уезжает в Германию, где занимается политэкономией.
Сближается с социал-демократами и примыкает к марксизму.
Вернувшись в Москву, Б. защищает магистерскую дисс. “Капитализм и земледелие”. До 1906 занимает кафедру полит. экономии в Киевском политехн. ин-те. В 1903 выпускает кн. “От марксизма к идеализму”, знаменовавшую отход Б. от экон. материализма и намечавшую сближение с православной Церковью.
Сходную эволюцию проделали в те годы П. Б. Струве, С. Л. Франк, Н. А. Бердяев.
Совм. с Н. А. Бердяевым издавал в 1905 ж. религ.-филос. направления “Вопросы жизни”. С 1906 по 1918 Б. – проф. политэкономии Моск. ун-та. В 1906 был избран депутатом во 2-ю Гос. думу. В 1909 в сб.”Вехи” поместил статью “Героизм и подвижничество”. Активно участвовал в изд. ж. “Путь”. В 1918 Б. принимает священнический сан, а в 1919 переезжает в Крым, где преподает политэкономию и богословие.
В 1923 был выслан за пределы СССР. Преп. сначала в Праге, в 1924 переезжает в Париж, где преп. в Парижском богословском ин-те и является его деканом.
Принимает активное участие в Рус. христ. студенческом движении, регулярно печатается в ж. “Путь”, издаваемом Н. А. Бердяевым.
В 1927 выходит первая часть трилогии “Купина Неопалимая”, в том же году появляется вторая часть – “Друг Жениха”, в 1929 – третья – “Лестница Иакова”. В 1933-1945 выходит в свет вторая трилогия Б.: “Агнец Божий” (1933), “Утешитель” (1936), “Невеста Агнца” (1945). Посмертно вышли кн.”Апокалипсис Иоанна” (1948) и “Философия имени” (1953). Восприняв от В. С. Соловьева идею филос. всеединства, Б. развивает учение о Софии Премудрости Божией как предвечно сущей в божественном замысле мировой душе, женственной по своему существу, вместившей Божественную любовь и излучающей ее в мир. По представлению Б., София имеет двойственный характер – одновременно небесный, божественный и твар-но-человеч.
Человек, сотворенный по образу и подобию Божьему, как муж и жена в любви, восстанавливает единство мира и полноту образа Божьего.
Наряду с “метафизикой всеединства” важной предпосылкой филос. иссл. Б. явился трансцендентализм.
Посл. обстоятельство связано с увлечением молодого Б. филос. Канта. При всех различиях систем Канта и Б. поставленные Кантом вопросы продолжали волновать уже зрелого Б. Всеединство в трактовке Б. предполагает единство плоти и духа, как и единство всех составляющих и “частиц” Вселенной – “физический коммунизм бытия”. Онтол. основа мира, по Б., заключается в “сплошной, метафизически непрерывной софийности его основы” (“Свет невечерний”. Сергиев Посад, 1917. С.229). София – идеальная основа мира, находящаяся между творцом (Абсолютом) и творением (космосом).
Божественная София как органическая совокупность предвечных идей (“организм идей, в к-ром содержатся идейные семена всех вещей”) – Премудрость, к-рая была перед Богом при сотворении мира. В творении мира София божественная становится Софией тварной.
Последняя есть лишь особый образ бытия первой.
По отношению к тварному миру София выступает не только как основа, но и как норма, “предельное задание”, “аристотелевская энтелехия”. В “Свете Невечернем” Б. пишет: “Влечение природы к своей форме-идее, стремление облечься в свою собственную форму в существе своем есть эротическое стремление”. Предметом богословских дискуссий стал вопрос о приписывании Б. ипостасности Софии. Если в “Свете Невечернем” говорится о том, что София как предмет триипостасной любви должна быть лицом, ипостасью, то позднее Б. оставляет за Софией лишь “способность ипостасироваться, принадлежать ипостаси, быть ее раскрытием, отдаваться ей”. В антропологическом плане София выступает как “Мировая душа”, “ист. человечество”, “целокупное человечество”, являющееся трансцендентальным субъектом истории.
Существование такого трансцендентального субъекта придает “динамическую связность” эмпирически разрозненным действиям отдельных индивидов.
Б. говорит об индивидуальности как об особом луче в сиянии “умного света” Софии, не ограничиваемом, но восполняемом др. индивидуальностями.
Онтол. единство человеч. рода выражается в сознании в категориях долженствования, “субъективно выражается в постоянном стремлении человечества к осуществлению любви, солидарности, в поисках соц. идеала, в стремлении найти нормальное устройство об-ва, в обществ. идеалах всех времен и народов”. Рассматривая деятельность человека как хозяйственную деятельность, Б. говорит о предвечно существующих в Божественной Софии идеях как об идеальных моделях, воспроизводимых в хозяйственной деятельности.
Человечество есть трансцендентальный субъект хозяйства – носитель хозяйств, функции, связующий разрозненные хозяйств, акты. “Ранее всякого коммунизма или социализма, сознательно стремящихся к обобществлению производства, хозяйство обобществлено уже самим существом дела, ибо в действительности хозяйство ведут не индивидуумы, но через индивидуумов – историческое человечество”,- пишет он в “Философии хозяйства” (М., 1990. С.94). Б. отмечает, что, хотя хозяйство софийно в глубинном метафиз. смысле, мы не можем характеризовать как софийный хозяйств, процесс в его эмпирич. оболочке (осуществляемый эмпирически ограниченным человечеством) со всеми его ошибками, уклонениями, неудачами.
Этому эмпирич. хозяйству “иерархически и космологически предшествует иное хозяйство, иной труд, свободный, бескорыстный, любовный, в к-ром хозяйство сливается с художеств. творч.”. Б. имеет в виду труд и хозяйство до грехопадения человека.
Однако после грехопадения, религ. соответствующего метафиз. катастрофе космоса, смысл и мотивы хозяйства меняются, “тяжелый покров хозяйственной нужды ложится на хозяйственную деятельность и закрывает ее софийное предназначение”. Будучи формой борьбы жизни со смертью, самоутверждения жизни, хозяйство есть функция смерти – оно вызвано необходимостью самозащиты жизни и есть в осн. своем мотиве (мотив этот – страх смерти) несвободная деятельность.
Глубинное же его значение обнаруживается в контексте религ. эсхатологии.
В контексте хозяйства Б. рассматривает технологию и науку. Технология (в самом широком смысле) понимается как способность проектирования и моделирования, как “система объективных действий”, как “совокупность всевозможных способов воздействия человека на природу в определенных, наперед намеченных целях” (Там же. С.88). Сама возможность технологии, считает Б., предполагает принципиальную доступность природы чело-веч, воздействию, ее восприимчивость человеч. целям. Понимая труд как усилие, направленное к определ. цели, Б. истолковывает познание и науку как трудовую, хозяйств, деятельность – ведь познание как волевая деятельность требует усилия, труда. Объектом трудового воздействия в познании является внешн. мир, “но не в смысле пространственном или топографическом, а в идеальном: то, что находится сейчас вне сознания или под сознанием, но м. б. освещено им, присоединено к его богатствам”; знание есть выход субъекта в “еще не-я”, в познавательном акте осуществляется изначальное тождество субъекта и объекта.
Б. пишет: “Можно сказать, что хозяйство есть процесс знания, сделавшийся чувственно-осязательным, выведенный наружу, а познание есть тот же процесс, но в идеальной, нечувственной форме”. Трансцендентальный субъект знания – тот же, что и трансцендентальный субъект хозяйства – “историческое человечество”, “Божественная София”. Трансцендентальный субъект превращает субъективное в транссубъективное, синтезирует раздробленность в живое единство: “Личности суть только очи, уши, руки, органы единого субъекта знания, к-рому и принадлежит вся сила знания, энергия, глубина и все плоды знания”. Науку Б. характеризует как “общественный трудовой процесс, направленный к производству идеальных ценностей (“благ идеальных”) – знаний, по разным причинам нужных или полезных для человека” (Там же. С. 138), в т. ч. и потому, что наука “вызывает из сумрака мэона науч. космос, побуждает дремлющее мэоническое бытие к жизни и, следовательно, постольку вообще расширяет возможности жизни, ее универсальность и полет”. И. Ю. Алексеева Соч.: О рынках при капиталистическом производстве.
М., 1897; Капитализм и земледелие.
Т.1-2. СПб., 1900; Основные проблемы теории прогресса – Проблемы идеализма.
М., 1903; Без плана – Новый путь. 1904. № 10; Неотложные задачи (О союзе христианской политики).
М., 1906; Два града. М., 1911; Философия хозяйства.
М., 1912 (переизд.
М., 1990, и в: Соч. в 2 т. Т.1. М., 1993); Свет невечерний.
Сергиев Посад, 1917; Тихие думы. М., 1918 (М., 1995); Купина неопалимая.
Париж, 1927; О Богочеловечестве.
Т.1-3. Париж, 1933-1945 (“Агнец Божий”. T. I. М., 2000); Философия имени. Париж, 1953 (СПб., 1998); Православие.
Очерки учения православной Церкви.
Париж, 1964 (М., 1991); Героизм и подвижничество – Вехи. Интеллигенция в России.
Сборники статей 1909-1910. М., 1991; Христианский социализм.
Новосибирск, 1991; У стен Херсонеса.
СПб., 1993; Соч. в 2 т. М., 1993 (в числе др. работ здесь впервые полностью опубликован на рус. яз. труд “Трагедия философии”); Свет невечерний.
Созерцания и умозрения.
М., 1994; Из записной книжки. 11 апреля 1906 г. – ВФ. 1994. № 6; Моя Родина.
К 125-летию со дня рождения.
Избранное.
Орел, 1996; Два града. Исследования о природе общественных идеалов.
СПб., 1997; Автобиографические заметки.
Дневники.
Статьи. Орел, 1998; Труды о Троичности.
М., 2001; Переписка священника Павла Александровича Флоренского со священником Сергием Николаевичем Булгаковым.
Томск, 2001. Булгаков, Сергей Николаевич Род. 1871 (Ливны), ум. 1944, в Париже.
Философ, теолог, экономист.
Публицист и общественный деятель, депутат 2-й Государственной думы (1906, как беспартийный “христианский социалист”). Деятельный сотрудник Религиозно-философского общества памяти Вл. Соловьева, издательства “Путь”, в 1911-17 гг. издававшего важнейшие произведения русской религиозной мысли. В 1918 г. принял сан, участвовал в работе Всероссийского Поместного Собора Православной Церкви (1917-1918). С 1922 г. в эмиграции.
Участник создания Православного Богословского института в Париже (1925), видный деятель и один из основателей Русского Студенческого Христианского Движения.
Участник экуменического движения.
В начале XX в. активный сотрудник журналов “Новый путь” и “Вопросы жизни”, печатался в сборниках “Проблемы идеализма” (1902), “Вопросы религии”, “О Владимире Соловьеве”, “О религии Льва Толстого”, “Вехи” (ст. “Героизм и подвижничество”, 1909), “Из глубины” (1918). Автор сочинений “О рынках при капиталистическом производстве” (1897), “Капитализм и земледелие” (в 2 т., 1900), “От марксизма к идеализму” (сборн. статей, 1903), “Два града” (сборник лекций и статей, в 2 т., 1911), “Философия хозяйства” (монография, 1912), “На пиру богов” (диалоги), “Свет Невечерний” (1917), “Философия имени” (1920; изд. 1953), “Трагедия философии” (1920-1921, изд. 1927, в нем. перев.), “О богочеловечестве.
Трилогия”, т. наз. “большая трилогия” – “Агнец Божий” (1933), “Утешитель” (1936), “Невеста Агнца” (1945); “Философия имени” (издано в 1953).


ксенофонтов анатолий владимирович. москва 1960 г.р.

Биография Булгаков Сергей Николаевич