|  | 

A

Биография Апраксины

(Опраксины) – дьячий служилый род. Первым лицом, деятельность которого по документальным свидетельствам относится к 1610-1634 гг., был дьяк Федор Апраксин; в боярских книгах он значится без отчества.
В грамоте польского короля Сигизмунда III, посланной московской боярской думе из лагеря под Смоленском 21-го сентября 1610 г., дьяк Федор Апраксин стоит предпоследним из семи дьяков, которыми заключен список лиц, подлежавших награде, за верную службу, дворами и окладами.
Это не помешало Федору Апраксину, по возвращении из-под Смоленска, оставаясь в Москве, в 1613 году подписаться, в списке выборщиков на русский престол царя Михаила Федоровича.
При нем Апраксин не только не потерял место дьяка, с приездом Филарета Никитича, но, до глубокой старости продолжал дьячествовать, скрепляя царские грамоты.
В 1617 г. Федор Апраксин был первым дьяком приказа казанского дворца, а в 1634 г. первым дьяком у боярина Бориса Михайловича Лыкова, царского зятя. Потомство Федора Апраксина, умершего в 1636 г” неизвестно, но он, по всей вероятности, был родным братом Петра Никитича Апраксина, прародителя существующего рода графов Апраксиных, дворянина московского, умершего в 1635 г. в монашестве с именем Пимена.
Сын Петра Никитича, Василий Петрович, стряпчий при царе Михаиле Феодоровиче.
С 1640 г. дворянин московский (ум. в 1654 г.), от брака с Марной Игнатьевной Татищевой (ум. в 1644 г.) имел одного только сына, Матвея Васильевича, бывшего в 1658 г. стряпчим, а затем вторым воеводою в Астрахани и умершего 6-го ноября 1668 г. Его убили в дороге, в степи, калмыки и татары, при возвращении с воеводства.
Матвей Васильевич от брака с Домной Богдановной Ловчиковой, сестрою думных дворян, братьев Ивана и Степана Ловчиковых, оставил четверых детей: сыновей – Петра, Федора и Андрея и дочь Марфу Матвеевну (род. в 1664 г., ум. 31-го декабря 1715 г.), супругу царя Федора Алексеевича, женившегося уже больным, в феврале 1682 г. и 27-го апреля того же года скончавшегося.
Вдова, его, сохранив титул царицы и место в семье царской, была уважаема Петром I, при котором братья ее (с 1686 г.) состояли комнатными стольниками и участвовали во всех затеях юного Царя-Преобразователя.
Старший из Апраксиных, Петр Матвеевич (род,. в 1659 г, ум. 29-го мая 1728 г.) в 1689 г. возведен в окольничие.
Затем был боярином, а со смерти царицы-сестры – графом, имея чин действ. тайн. сов., звание сенатора и занимая должность президента юстиц-коллегии.
Федор Матвеевич (род. 27-го ноября 1661 г., ум. 10-го ноября 1728 г.), был третьим в России генерал-адмиралом.
Продолжателем фамилии Апраксиных был младший брат их, Андрей Матвеевич, обер-шенк Петра І и Екатерины I (род. в 1663 г., с 1724 г. – граф, ум. в 1731 г.). Сын его, граф Федор Андреевич (род. 26-го июня 1703 г., ум. 2-го ноября 1754 г.), был женат на внучке первого русского фельдмаршала, графине Александре Михайловне Шереметевой (род. в 1710 г., ум. в 1750 г.); при Анне Иоанновне он пожалован в камергеры (1733 г.), при Елизавете Петровне (1744 г.) произведен в генерал-поручики.
Старший сын его, Петр Федорович, был тоже генерал-поручиком (род. в 1728 г., ум. в 1813 г.); он отличался в боях в семилетнюю войну и в 1765 г. был в Померании.
Его двоюродные внуки, графы Александр и Петр Ивановичи (от второго брата, Александра Федоровича) были сенаторами.
Отец их генерал-лейтенант, граф Иван Александрович (род. в 1756 г., ум. в 1818 г.), участвовал в турецкой войне при Екатерине II и привез Ее Величеству ключи крепости Аккерман; в 1796 г. он состоял генерал-контролером военной коллегии.
Граф Александр Иванович род. 7-го декабря 1782 г., ум. в июле 1848 г., а граф Петр Иванович, кавалер ордена Белого Орла, род. в 1784 г., ум. 21-го декабря 1852 г. “Росс. родосл. книга”, 72, стр. 114-121. – “История родов русского дворянства”, стр. 280-86. “Спр. Энц. Слов.” Крайя, т. I, стр. 378-381. “Энц. Слов.” т. 5, стр. 167-171. – “Акты Археограф.
Эксп.”, т. III, 120, 218, 220, 233, 493. – “Собр. Гос. Грамот” I, 639; II; 451; III 155, 222 и 486. {Половцов} Апраксины – графы и дворяне (в старину писались Опраксины).
В 1371 г., по сказаниям древних родословных книг, к великому князю Олегу Рязанскому выехали из большой орды два знаменитые мужа: Салхомир, или Солохмир, и Едуган (от второго – Едугана – произошли Хитровы) Мирославичи.
Солохмир принял св. крещение и был назван Иваном.
Великий князь Олег Иванович отдал за него в супружество родную сестру свою, Анастасию Ивановну, и пожаловал ему несколько вотчин.
У. Солохмира быль правнук Андрей Иванович, прозванием Опракса, от которого и начали писаться сперва Опраксины, а потом А. Сыновья Андрея Опраксы или Апраксы, Ерофей-Ярец и Прокопий, при великом князе московском Иоанне III перешли из Рязани в Москву.
От других членов этого рода произошли фамилии: Крюковых, Шишкиных, Вердеревских и др. Эти фамилии угасли: первые две – бесследно, а последняя – Вердеревских – присоединена к фамилии Апраксиных.
В 7197 (1688) году А. – Вердеревские объясняли в Разряде (“Русск. ист. библиотека”, VIII, СПб., 1884 г. ст. 1210): “а пишутца де они двема прозваниями потому, что прадеды и деды и иные их сродники писались теми двема прозваниями из давных лет, и о том в розряде написано во дворовой книги 7046 году и в старых Резанских десятнях…”. А., подобно другим знаменитым родам земли русской, “служили многия службы государству”, и многие из них пали на поле битвы. Так, Матвей Прокофьевич был убит при взятии Казани, и имя его вписано в синодик московского Успенского собора для вечного поминовения.
Также пали в разное время на поле битвы сыновья его (Матвея Прокофьевича) Богдан и Степан Матвеевичи, родной племянник его Андрей Андреевич и др. А. служили службы в стольниках и боярах.
Возвышение рода их последовало с того времени, когда Марфа Матвеевна А., дочь стольника Матвея Васильевича, сделалась супругою овдовевшего царя Федора Алексеевича и когда сыновья того же Матвея Васильевича – Петр, Феодор и Андрей Матвеевичи оказали большие услуги своему отечеству.
Старший из них, граф Петр Матвеевич, в 1680 был пожалован в окольничие.
В начале единодержавия Петра I он был назначен воеводою в Новгород Великий; в этой должности он оставался до декабря 1699 г., когда был вызван в Москву к царю, но в 1701 г. был опять послан в Новгород для набора двух полков, над которыми, а равно и над стрелецкими полками (некоторыми) он был назначен командиром.
Отряд этот, сформированный после гибельного для русской армии Нарвского дела, должен был прикрывать от неприятеля северную границу Новгородской губернии.
Здесь гр. Петр Матвеевич имел несколько успешных дел с неприятелем и, между прочим, истребил шведскую флотилию в июне 1702 г., разбил шведского генерала Крониорта у р. Ижоры. Весною 1703 он прикрывал осаду крепости Ниеншанца.
В 1704 г., занимая пост при устье р. Наровы, отразил неприятельский флот, пытавшийся доставить продовольствие в осажденную русскими Нарву. В исходе 1705 г. Петр Матвеевич был послан в Астрахань для содействия фельдмаршалу Шереметеву в усмирении стрелецкого бунта и был назначен астраханским губернатором. 8 сентября 1708 он заключил при р. Ахтубе с ханом калмыцким Аюкою договор, по которому хан обязался, между прочим, быть в вечном подданстве России.
При первом разделении России на губернии (в декабре 1708 г.) Петр Матвеевич был назначен казанским губернатором.
В то время казанскому губернатору было подчинено более 30 городов, в том числе Саратов, Симбирск, Уфа и др. Здесь гр. А. оказал немаловажные услуги Царю-Работнику скорою доставкою в СПб. корабельных лесов, успешною постройкою судов на Волге, доставлением хороших лошадей в кавалерию и удачными походами против тревоживших русские пределы крымцев и др. В 1713 г. А. был вызван в Петербург, в 1717 г. пожалован в сенаторы, а в феврале 1718 г., по подозрению в способствовании побегу царевича Алексея, был взят под стражу, отправлен в Москву и лишен имения.
Но по дальнейшему ходу дела А. был признан невинным, и взятое было ему возвращено.
В этом же 1718 г. гр. Петра Матвеевича мы видим в числе членов Верховного уголовного суда над царевичем, и в числе подписавших приговор, определявший виновному смертную казнь, стоит имя А. В 1722 г. гр. Петр Матвеевич был назначен президентом Юстиц-коллегии, будучи в чине действительного статского советника.
В торжественный день бракосочетания цесаревны Анны Петровны с голштинским герцогом Карлом-Фридрихом был пожалован в действительные тайные советники (через чин – тайного советника) и в сем звании скончался между 1726-1728 гг. Он имел сына Александра, служившего во флоте и умершего еще при отце, в феврале 1725 г., и дочь Елену, бывшую замужем за кн. Яковом Алексеевичем Голицыным, внуком кн. Бориса Алексеевича, (наставника Петра I), † в 1736 г. Так что гр. Петр Матвеевич А. потомства не оставил.
Граф Федор Матвеевич, генерал-адмирал русского флота, знаменитый сподвижник Петра I, родился в 1671 г. На десятом году от роду, в 1481 г., пожалован был в стольники к царю Федору Алексеевичу, по кончине которого поступил в том же звании к царю Петру. Здесь он принимал участие в делах юного Петра, во всех играх и занятиях с потешными.
В 1692 г. гр. Федор Матвеевич, несмотря на свои молодые годы, был назначен на важный в тогдашние время пост в торговом отношении – воеводою в Архангельск.
Преследуя торговые интересы государства, он построил корабль, который и посылал для торговли за море, чем доставил величайшее удовольствие царю. В 1695, при составлении Преображенского и Семеновского полков, Федор Матвеевич, оставаясь архангельским воеводою, получил чин поручика Семеновского полка, а в 1696 г. по взятии Азова награжден чином полковника.
В 1697 г. перед путешествием Петра за границу ему был поручен главный надзор за судостроением в Воронеже.
По возвращении царя из путешествия гр. Федор Матвеевич был назначен 18 февр. 1700 г. главным начальником Адмиралтейского приказа с званием адмиралтейца и азовским губернатором.
В сем многотрудном звании он много сделал с 1700 по 1706 г. В то время, когда Петр I действовал против Карла XII, Федор Матвеевич доставил Азовскому флоту множество новых судов, перестроил Азов, построил Таганрог с гаванью для военных судов и с крепостью Троицкою при устье реки Миуса, выстроил Павловскую крепость, снабдил воронежскую верфь доками и шлюзами, учредил новые верфи при г. Таврове и в Новопавловске.
В 1705 г. вследствие возмущения в Астрахани этот город был временно поручен его управлению.
После этого А. был вытребован в Москву, и ему поручено было управление Оружейным и Ямским приказами и Монетным двором до смерти адмирала Головина, на место которого 22 февраля 1707 года Федор Матвеевич и был назначен (адмиралом и адмиралтейским президентом).
В сентябре и октябре 1708 г. он охранял в звании начальника расположенных в Ингерманландии войск возникавший Петербург от нападения шведского генерала Любекера, войска которого Федор Матвеевич лишил продовольствия и потом окончательно уничтожил.
В память этого события признательный Петр I повелел выбить медаль с изображением на одной стороне грудного портрета гр. Апраксина с надписью: “Царского Величества Адмирал Фe. Ma. Апраксин”, а на другой – изображение флота, построившегося в линию, с надписью: “храня сие не спит; лучше смерть, а не неверность, 1708”. По возвращении государя в 1709 г., который был при армии, Федор Матвеевич произведен в действительные тайные советники и пожалован графским достоинством.
В марте 1710 г. гр. А. с 11-тысячным корпусом отправился в поход под Выборг, куда и прибыл 22 марта. Тотчас же он начал осадные работы, которые, впрочем, двигались вперед весьма медленно по причине каменистого грунта; к тому же отряд А. терпел недостаток в продовольствии и в тяжелой артиллерии.
Эти обстоятельства, конечно, могли заставить гр. Федора Матвеевича снять осаду, но, к счастью, тронувшийся лед доставил возможность послать из Петербурга осаждающим продовольствие и артиллерию.
Дела русского отряда поправились и поправились блестяще: 13 июня крепость сдалась на капитуляцию.
За эту заслугу гр. А. был награжден орденом Св. Андрея Первозванного, и, кроме того, он получил в подарок украшенную алмазами шпагу. После того в январе 1714 г. вследствие разрыва России с Турцией гр. А. отправился в Азов для принятия начальства над краем и флотом.
В силу трактата, заключенного Петром I при р. Пруте с турками, гр. А. повелено было разрушить Таганрог и отдать туркам Азов. Переговоры и сопряженные с ними затруднения заставили гр. А. оставаться там почти год. По возвращении летом 1712 года в С.-Петербург гр. А. на время отсутствия за границу царя был назначен главным начальником Эстляндии, Ингерманландии и Корелии – провинций, завоеванных у шведов.
В начале мая 1713 г. гр. Федор Матвеевич, начальствуя над галерным флотом, состоявшим с лишком из 200 судов, взял города Гельсинфорс и Борго, а 6 окт. того же года при содействии кн. Голицына одержал победу над шведами при р. Пелкине.
В январе 1714 г. гр. А. участвовал в заложении царем в Ревеле гавани. 27 июля того же 1714 г. царь Петр Алексеевич нанес знаменитое поражение шведской эскадре у мыса Гангуда (или Ганго-Удда); в этом поражении играл видную роль и гр. Федор Матвеевич.
По возвращении в С.-Петербург гр. А. испытал большое огорчение: его в числе других вельмож подвергли следствию за разные злоупотребления и беспорядки, оказавшиеся в вверенном ему морском ведомстве.
Несмотря на безукоризненную честность и бескорыстие, а также и частные отлучки по службе, гр. А. был приговорен к уплате денежного штрафа.
Но Петр I, желая вознаградить гр. А. за понесенную им вследствие штрафа денежную потерю, в 1716 г. подарил ему все поместья, оставшиеся после смерти вдовствовавшей сестры графа, царицы Марфы Матвеевны.
В продолжение 1715, 1716, 1717 и 1718 гг. граф Федор Матвеевич исполнял многие поручения.
Он ходил с флотом для прикрытия работ в Ревельской гавани, занимался, имея пребывание в Або, исправлением и умножением галерного флота и проч. 15 декабря 1717 г. он был назначен президентом Адмиралтейств-коллегии с званиями генерал-адмирала и сенатора; в следующем 1718 году он был назначен вторым по старшинству членом следственной комиссии по делу царевича Алексея Петровича. 20 мая 1719 г. он сделан эстляндским генерал-губернатором и вскоре после этого назначения отправился в Финляндию, где, оставив часть флота и войск, пошел в Ботнический залив с войсками на помощь русским министрам, имевшим переговоры со шведами о мире. 22 октября 1721 г. при торжестве о заключении Ништадтского мира гр. Федор Матвеевич получил от государя дозволение поднимать кейзер-флаг. В 1722 г. А. сопровождал государя в персидском походе, в котором он чуть не погиб от руки пленного лезгина.
Весною 1723 г. гр. Федор Матвеевич возвратился вместе с государем в С.-Петербург и здесь принял начальство над флотом, состоявшим из 24 линейных кораблей и 5 фрегатов.
На этом-то флоте Державный Работник выходил в море в последний раз: 28 января 1725 г. не стало Петра. 21 мая того же 1725 г. гр. А. присутствовал при бракосочетании царевны Анны Петровны с герцогом Карлом-Фридрихом Шлезвиг-Голштинским, в качестве посаженного отца августейшей невесты. 30 авг. того же года был пожалован вновь учрежденным орденом св. Александра Невского, а 8 февраля 1726 г. назначен членом учрежденного тогда Верховного тайного совета.
Последний поход гр. А. был к Ревелю – который был вызван дипломатическим разрывом России с Англией, – для прикрытия города Ревеля от англичан.
В феврале 1727 г. гр. Федор Матвеевич отправился в Москву, поручив исправление своей должности вице-президенту Адмиралтейств-коллегии Сиверсу, а 10 ноября 1728 года † 57 лет. Оставшееся после него имущество, согласно воле покойного, было распределено таким образом: дом в С.-Петербурге – императору Петру II, а остальное движимое и недвижимое имущество – меньшему своему брату, гр. Андрею Матвеевичу.
Прах гр. Федора Матвеевича А. покоится в московском Златоустовском монастыре.
По отзывам современников, гр. Федор Матвеевич был гостеприимен, исполнен пламенного желания добра всем и каждому.
В минуты получения общеприятного известия он сейчас же делился этим со всеми. Несмотря на постоянное расположение к себе государя, покойный не только не имел завистников, но пользовался всеобщим уважением.
Младший брат генерал-адмирала, граф Андрей Матвеевич (от которого происходят нынешние графы А.), был в 1682 г. комнатным стольником при царе Иване Алексеевиче.
В 1722 г., продолжая службу при дворе, гр. Андрей Матвеевич по восстановлении Петром I придворного чина чашника пожаловал ему звание обер-шенка и возвел его в графское достоинство.
Степан Федорович А. – сын стольника, родился 30 июля 1702 года. Воспитывался у родственника своего гр. Петра Матвеевича А., так как Степан Федорович еще в младенчестве лишился отца. По обычаю того времени, он вступил в службу солдатом в Преображенский полк и в царствование Петра II был уже капитаном.
Потом перешел в Семеновский полк и получил от императрицы Анны чин секунд-майора.
Был в походе под начальством фельдмаршала Миниха – при взятии Очакова в 1787 году, за что награжден чином премьер-майора и деревнями.
Затем в 1739 г. был произведен в генерал-майоры и 10 сент., когда привез в Петербург известие о взятии Хотина, был пожалован орденом св. Александра Невского.
В 1741 г. Степан Федорович встречал на границе посольство Тахмас-Кулы-Хана, состоявшее из 2200 с лишком человек.
Вслед за выездом (в 1742 г.) посольства персидского Степан Федорович был отправлен послом в Персию; потом был генерал-кригскомиссаром, вице-президентом Военной коллегии.
В 1746 г. получил чин генерал-аншефа и сделан подполковником Семеновского полка. В 1751 г. награжден орденом св. апостола Андрея Первозванного, а в 1756 г., 5 сентября, Степан Федорович пожалован был в фельдмаршалы.
Когда Россия ополчилась против Пруссии, императрица Елисавета Петровна вверила А. русскую армию. По вступлении в Пруссию А. отделил часть войск под предводительством генерала Фермера для занятия Мемеля и собрал все свои силы (около 80 т. человек) в том месте, где река Русса впадает в Куришгавский залив. А. имел дело с прусским фельдмаршалом Левальдом, опытным военачальником, у которого под начальством состояло до 22 т. человек.
Конница и артиллерия русских уступали прусским.
Левальд получил приказание напасть на русских, и он решил это сделать при дер. Грос-Эгерсдорфе. 19 августа пруссаки открыли сражение, когда русские не успели еще выстроиться.
Победа долго колебалась.
Неприятель все силы употреблял, чтобы прорваться в ряды наши и обхватить оба крыла русской армии, но линия (вторая), предводимая Румянцовым, встретила пруссаков в лесу с примкнутыми штыками и обратила их в бегство.
По словам Апраксина, “сие решило победу”; неприятель потерял убитыми, ранеными и пленными до 10 т. человек.
Кроме того, до 29 орудий досталось русским.
С нашей стороны в числе убитых был генерал-аншеф Василий Аврамович Лопухин, родной племянник царицы Евдокии Федоровны (первой супруги Петра I). Этот храбрый генерал, командовавший левым крылом, был ранен тремя пулями.
Предсмертными словами его были: “гонят ли неприятеля?”. Когда же он узнал о победе, то произнес: “теперь умираю спокойно, отдав мой долг Всемилостивейшей государыне!”. 27 августа А. переправился обратно за Прегель с такою поспешностью, что можно было подумать, что русские потерпели поражение.
Одни объясняют это действие недостатком продовольствия, иные говорят, что будто бы канцлер гр. Бестужев-Рюмин в угоду вел. кн. Петру Федоровичу, тяготевшему к Фридриху Великому, приказал А. отступить.
Но, по словам составителя словаря достопамятных людей Русской земли, “повествование Бишинга в этом случае основательнее: Бестужев, ненавидимый вел. кн. Петром Федоровичем, решился возвести на престол сына его, цесаревича Павла Петровича, под опекунством Екатерины.
Тяжкая болезнь императрицы Елисаветы представила ему случай исполнить отважное намерение; полагая, что Елисавета находится на смертном одре, он отозвал своего друга, фельдмаршала А., к пределам России, чтобы иметь в своем распоряжении его армию. Императрица освободилась от болезни, удалила канцлера в деревню, где он оставался и в царствование Петра III. Исполнитель воли первого министра, лишившийся плодов своей победы, был также потребован к ответу и заключен в небольшом дворце близ С.-Петербурга у места, называемого Три Руки; около трех лет томился он под судом и скончался внезапно 26 авг. 1760 г. О его смерти сохранилось предание, будто императрица, недовольная медленным производством следствия, спросила: отчего так долго продолжается это дело? Ей отвечали, что фельдмаршал не признается ни в чем и что не знают, “что с ним делать”. “Ну так, – возразила государыня, – остается последнее средство, прекратить следствие и оправдать невинного”. После этого разговора в первое заседание следственной комиссии фельдмаршал по прежнему утверждал свою невинность. “Итак, – сказал один из членов, – остается нам теперь употребить последнее средство…” Не успел он кончить слов, как вдруг апоплексический удар поверг Апраксина мертвым на землю (“Опыт истор. родословия Апраксиных”, соч. К. М. Бороздина, СПб., 1841 г.). У Степана Федоровича был сын, Степан Степанович, который еще в колыбели по случаю победы своего родителя при Грос-Эгерсдорфе над пруссаками был записан императрицею Елисаветою Петровною в 1757 г. прапорщиком в лейб-гвардии Семеновский полк и, судя по “Запискам” Порошина, в 1755 году уже был капитаном, на девятом году от роду. Вся его жизнь посвящена была военной службе; он † (в 1821 г.) генералом от кавалерии, кавалером орд. Св. Георгия 4 ст. и Св. Александра Невского.
Последнее время своей жизни Степан Степанович провел в Москве, где отличался пышностью и гостеприимством, широко поддерживая достоинство русского вельможи.
Род Апраксиных продолжается и поныне. {Брокгауз}


зелент иван зигмундович национальность

Биография Апраксины