|  | 

A

Биография Аксаков Сергей Тимофеевич

– отец Ивана и Константина Сергеевичей, род. 20 сентября 1791 года в гор. Уфе, умер 30 апреля 1859 г. в Москве.
В “Семейной Хронике” и “Детских годах Багрова-внука” С. Т. Аксаков оставил правдивую летопись своего детства, а также характеристику своих родителей и родственников: первые изображены под фамилией Багровых, вторые – Куроедовы – под фамилией Куролесовых.
Первоначальным воспитанием С. Т. Аксакова руководила его мать, урожденная Зубова, женщина по тому времени весьма образованная; четырех лет он умел уже читать и писать.
Дальнейшее воспитание и образование С. Т. Аксаков получил в Казанской гимназии и в Казанском же университете, о чем так подробно рассказано им в его “Воспоминаниях”. Мать с трудом решилась на разлуку со своим любимым сыном, и эта разлука чуть не стоила жизни и сыну, и матери.
Поступив первоначально в гимназию в 1799 году, С. Т. Аксаков вскоре был взят матерью обратно, так как в ребенке, вообще очень нервном и впечатлительном, стало развиваться, от тоски одиночества, нечто вроде падучей болезни, по собственному утверждению С. Т. Аксакова.
Год он прожил в деревне, но в 1801 году уже окончательно поступил в гимназию.
Отзываясь в своих “Воспоминаниях” вообще неодобрительно об уровне тогдашнего гимназического преподавания, С. Т. Аксаков отмечает, однако, нескольких и выдающихся учителей, каковы: воспитанники Московского университета И. И. Запольский и Г. И. Карташевский, надзиратель В. П. Упадышевский и учитель русского языка Ибрагимов.
У Запольского и Карташевского С. Т. Аксаков жил в качестве пансионера.
В 1817 году Карташевский породнился с ним, женившись на его сестре Наталье Тимофеевне, на той красавице Наташе, история которой составляет сюжет неоконченной повести того же названия, продиктованной автором незадолго до смерти.
В гимназии С. Т. Аксаков переходил в некоторые классы с наградами и похвальными листами, и 14-ти лет от роду, в 1805 г., поступил уже в число студентов только что основанного Казанского университета.
Для помещения последнего была отведена часть гимназии, а некоторые преподаватели назначены профессорами, и лучшие ученики старших классов произведены в студенты.
Слушая университетские лекции, С. Т. Аксаков в то же время продолжал по некоторым предметам учиться в гимназии.
Разделения на факультеты в первые годы существования Казанского университета не было, и все 35 первых студентов слушали безразлично самые разнообразные науки – высшую математику и логику, химию и классическую литературу, анатомию и историю.
В марте 1807 года С. Т. Аксаков оставил Казанский университет, получив аттестат с прописанием таких наук, какие он знал только понаслышке и каких в университете еще не преподавали.
В своих “Воспоминаниях” С. Т. Аксаков говорит, что в университетские годы “детски увлекался в разные стороны страстностью своей природы”. Этими увлечениями, сохранившимися почти на всю жизнь, явились – охота во всех ее видах и театр. Кроме того, с 14-ти лет он начал писать, а вскоре и печатать свои произведения.
Первое стихотворение его помещено было в гимназическом рукописном журнале “Аркадские пастушки”, сотрудники которого старались подражать карамзинской сентиментальности и подписывались мифологически-пастушескими именами: Адонисов, Ирисов, Дафнисов, Аминтов и т. п. Стихотворение “К соловью” имело успех, и, поощренный этим, С. Т. Аксаков, вместе со своим другом Александром Панаевым и известным впоследствии математиком Перевозчиковым, основал в 1806 г. “Журнал наших занятий”. В журнале этом С. Т. Аксаков явился уже противником Карамзина и последователем А. С. Шишкова, автора “Рассуждения о старом и новом слоге”, отстаивая идеи первого начинателя славянофильства.
Страсть к театру сказалось еще в университете тем, что С. Т. Аксаков устроил студенческую труппу, среди которой сам выделялся несомненным сценическим дарованием.
В 1807 г. семейство Аксаковых, получившее большое наследство от тетки, Куроедовой, переехало из деревни сначала в Москву, а в следующем году – в Петербург, для лучшего воспитания дочери в столичных учебных заведениях: и здесь сценические интересы всецело овладели С. Т. Аксаковым, поступившим, по совету Карташевского, переводчиком в комиссию составления законов.
Страстное желание усовершенствоваться в декламации привело его к близкому знакомству с актером Я. Е. Шушериным, знаменитостью конца прошлого и начала нынешнего столетия, у которого молодой театрал, в разговорах о театре и в декламации, проводил большую часть свободного времени.
Впоследствии С. Т. Аксаков рассказал об этом в очерке под заглавием: “Яков Емельянович Шушерин и современные ему театральные знаменитости”, как Дмитревский, Яковлев, Семенова и др. Этот очерк, как и прочие театральные воспоминания (1812-1830), заключают в себе много ценных данных для истории русского театра первой трети настоящего столетия.
Кроме театральных знакомств, С. Т. Аксаков приобрел и другие знакомства – с мартинистами В. В. Романовским, старинным приятелем семейства Аксаковых, и Лабзиным, а также с известным адмиралом А. С. Шишковым.
Масонство не привлекало к себе С. Т. Аксакова, сближение же с Шишковым шло очень успешно, чему много способствовало декламаторское дарование молодого писателя.
С Шишковым С. Т. Аксакова познакомил один из сослуживцев по комиссии составления законов – известный впоследствии своими литературными связями А. И. Казначеев, родной племянник адмирала.
В доме Шишкова С. Т. Аксаков неоднократно устраивал спектакли.
Оставив в 1811 году службу в комиссии, которая мало привлекала молодого театрала, он уехал сначала в 1812 году в Москву, а затем в деревню, где провел время нашествия Наполеона, записавшись вместе с отцом своим в милицию.
Во время последнего московского пребывания С. Т. Аксаков через Шушерина близко познакомился с целым рядом московских литераторов – Шатровым, Николевым, Ильиным, Кокошкиным, С. Н. Глинкой, Вельяшевым-Волынцевыи и др. Несколько раньше этого времени он приступил к переводу Лагарпова переложения трагедии Софокла “Филоктет”, предназначавшейся для бенефиса Шушерина.
Эта трагедия напечатана в 1812 г. Годы 1814-1815 С. Т. Аксаков проводил в Москве и Петербурге.
В один из приездов в Петербург он близко сошелся с Державиным, опять-таки благодаря своему уменью выразительно читать.
В 1816 году С. Т. Аксаков написал “Послание к А. И. Казначееву”, напечатанное впервые в “Русском Архиве” 1878 г. В нем автор негодует на то, что нашествие французов не уменьшило галломании тогдашнего общества.
В том же году С. T. Аксаков женился на дочери Суворовского генерала, Ольге Семеновне Заплатиной.
Мать последней была турчанка Игель-Сюма, взятая 12-ти лет при осаде Очакова, окрещенная и воспитанная в Курске, в семействе генерала Воинова, Игель-Сюма умерла 30-ти лет. О. С. родилась в 1792 году. Тотчас после свадьбы С. Т. Аксаков отправился с молодой женой в заволжскую вотчину своего отца Тимофея Степановича.
Эта заволжская вотчина – село Знаменское или Ново-Аксаково – описана в “Семейной Хронике” под названием Нового Багрова.
Там у молодых в следующем году родился сын Константин.
Пять лет прожил С. Т. Аксаков безвыездно в доме родителей.
Семья ежегодно прибавлялась.
В 1821 году Тим. Ст. согласился наконец выделить сына, у которого было уже четверо детей, и назначил ему в вотчину село Надежино, в Белебеевском уезде Оренбургской губ. Это самое село встречается в “Семейной Хронике” под именем Парашина.
Прежде чем переехать туда, С. Т. Аксаков отправился с женой и детьми в Москву, где провел зиму 1821 года. В Москве он возобновил знакомства с театральным и литературным миром, завязав теснейшую дружбу с Загоскиным, водевилистом Писаревым, директором театра и драматургом Кокошкиным, драматургом кн. А. А. Шаховским и др., и напечатал перевод 10-й сатиры Буало, за что его избрали в члены “Общества любителей российской словесности”. Летом 1822 г. С. Т. Аксаков опять отправился с семейством в Оренбургскую губернию и оставался там безвыездно до осени 1826 года. Занятие хозяйством не удавалось ему; притом подрастали дети, их надо было учить; в Москве можно было искать должность.
В августе 1826 года С. Т. Аксаков простился с деревней навсегда.
С этих пор до самой кончины, т. е. в течение тридцати трех лет, он был в Надежине только наездом всего три раза. Переехав с 6-ю детьми на постоянное жительство в Москву, С. Т. Аксаков возобновил еще с большей интимностью дружбу с Писаревым, Шаховским и проч. Он взялся за прозаический перевод “Скупого” Мольера (1828 г.), переведя еще раньше, в 1819 г., стихами “Школу мужей” того же автора; он явился деятельным защитником своих друзей от нападок Полевого, уговорил Погодина – издававшего в конце двадцатых годов “Московский Вестник” и от времени до времени и без того уделявшего место театральным заметкам С. Т. Аксакова – завести особое “Драматическое прибавление”, которое сплошь писалось им одним. Враждовал с Полевым С. Т. Аксаков также и на страницах “Атенея” Павлова и “Галатеи” Раича. Наконец, в “Обществе любителей российской словесности” С. Т. Аксаков прочитал свой перевод 8-й сатиры Буало (1829 г.), обращая из нее к тому же Полевому резкие стихи. Вражду с Полевым со страниц журналов С. Т. Аксаков перенес на почву цензуры, сделавшись с 1827 г. цензором вновь учрежденного отдельного московского цензурного комитета; эту должность он получил благодаря покровительству А. С. Шишкова, бывшего тогда министром народного просвещения.
Цензором С. Т. Аксаков прослужил 6 лет, несколько раз при этом временно исправляя должность председателя комитета.
В 1834 г. он перешел на службу в межевое училище.
Служба эта продолжалась тоже 6 лет, до 1839 г. Сначала С. Т. Аксаков состоял инспектором училища, а затем, когда оно было преобразовано в “Константиновский межевой институт”, – директором его. В 1839 г. С. Т. Аксаков, расстроенный службой, которая дурно влияла на его здоровье, вышел окончательно в отставку и зажил довольно богато и открыто частным человеком, получив значительное наследство после отца, умершего в 1837 г. (мать умерла в 1833 г.). В начале тридцатых годов круг знакомств С. Т. Аксакова изменился.
Писарев умер, Кокошкин и Шаховской отошли на второй план, Загоскин поддерживал чисто личную дружбу.
С. Т. Аксаков начал подпадать под влияние, с одной стороны, молодого университетского кружка, который составляли Павлов, Погодин, Надеждин и сын его, Константин Сергеевич, с другой же – под благотворное влияние Гоголя, знакомство с которым началось с 1832 г. и продолжалось 20 лет, вплоть до самой кончины великого писателя.
В доме С. Т. Аксакова Гоголь обыкновенно читал в первый раз свои новые произведения; в свою очередь, С. Т. Аксаков Гоголю первому читал свои беллетристические произведения еще в то время, когда ни он сам, ни окружающие его не подозревали в нем будущего знаменитого писателя.
Дружба с Гоголем поддерживалась и личными сношениями, и перепиской.
Отрывки из воспоминаний С. Т. Аксакова о Гоголе напечатаны в 4-м томе полного собрания сочинений, под заглавием: “Знакомство с Гоголем”. Под тем же заглавием в “Русском Архиве” 1889 г., а затем отдельным изданием появились не напечатанные еще черновые материалы для воспоминаний, выписки из писем, многие письма Гоголя к С. Т. Аксакову целиком и т. п. В 1834 г. в альманахе “Денница”, изданном Максимовичем, известным ученым и другом Гоголя, С. Т. Аксаков поместил небольшой рассказ “Буран”, который свидетельствовал о решительном повороте в его творчестве: С. Т. Аксаков обратился к живой действительности, окончательно освободившись от ложноклассических вкусов.
Идя неуклонно по новому пути реалистического творчества, он уже в 1840 г. начинал писать “Семейную Хронику”, которая, впрочем, в окончательном виде появилась только в 1846 г. Отрывки же из нее были без имени автора напечатаны в “Московском Сборнике” 1846 г. Затем в 1847 г. появились “Записки об ужении рыбы”, в 1852 г. – “Записки ружейного охотника Оренбургской губ.”, в 1855 г. – “Рассказы и воспоминания охотника”. Все эти охотничьи “Записки” С. Т. Аксакова имели огромный успех. Имя автора стало известным всей читающей России.
Его изложение было признано образцовым, описания природы – поэтическими, характеристики зверей, птиц и рыб – мастерскими изображениями. “В ваших птицах больше жизни, чем в моих людях”, – говорил С. Т. Аксакову Гоголь.
И. С. Тургенев в рецензии по поводу “Записок ружейного охотника” (“Современник”, 1853 г., т. 37, стр. 33-44) признал описательный талант С. Т. Аксакова первоклассным.
Ободренный таким успехом, уже на склоне лет, С. Т. Аксаков явился перед публикой с целым рядом новых произведений.
Он принялся за воспоминания литературного и, главным образом, семейного характера.
В 1856 г. появилась “Семейная Хроника”, имевшая успех необычайный.
Критика разошлась в понимании внутреннего смысла этого лучшего произведения С. Т. Аксакова.
Так, славянофилы (Хомяков) находили, что он “первый из наших литераторов взглянул на нашу жизнь с положительной, а не с отрицательной точки зрения”; критики-публицисты (Добролюбов), наоборот, находили в “Семейной Хронике” факты отрицательного свойства.
В 1858 г. появилось продолжение “Семейной Хроники” – “Детские годы Багрова-внука”, имевшие успех меньший. “Литературные и театральные воспоминания обратили на себя малое внимание, хотя заключают много ценного материала и для историка литературы, и для историка театра.
Для характеристики последних лет жизни С. Т. Аксакова важны сведения в “Литературных воспоминаниях” И. И. Панаева и воспоминания M. H. Лонгинова (“Русский Вестник”, 1859 г., № 8, а также статья в “Энциклопед.
Слов.”, изд. русск. писат. и учеными, т. II). Лонгинов рассказывает, что здоровье С. Т. Аксакова пошатнулось лет за 12 до кончины.
Болезнь глаз принудила его надолго запереться в темной комнате, и, не приученный к сидячей жизни, он расстроил свой организм, лишившись притом одного глаза. Весной 1858 года болезнь С. Т. Аксакова приняла весьма опасный характер и стала причинять ему жестокие страдания, но он переносил их с твердостью и терпением.
Последнее лето провел он на даче близ Москвы и, несмотря на тяжкую болезнь, имел силу в редкие минуты облегчения диктовать свои новые произведения.
Сюда относится “Собирание бабочек”, появившееся в печати после его смерти в “Братчине” – сборнике, изданном бывшими студентами Казанского университета, под редакцией П. И. Мельникова, в конце 1859 г. Осенью 1858 г. С. Т. Аксаков переехал в Москву и всю следующую зиму провел в ужасных страданиях, несмотря на которые, продолжал еще иногда заниматься литературой и написал “Зимнее утро”, “Встречу с мартинистами” (последнее из напечатанных при жизни его сочинений, появившееся в “Русской Беседе” 1859 г.) и повесть “Наташа”, которая напечатана в том же журнале.
Сочинения С. Т. Аксакова много раз выходили отдельными изданиями.
Так, “Семейная Хроника” выдержала 4 издания, “Записки об ужении рыбы” – 5, “Записки ружейного охотника” – 6. Первое полное собрание сочинений, составляющих почти полную автобиографию С. Т. Аксакова, появилось в конце 1886 г. в 6-ти томах, изданное книгопродавцем Н. Г. Мартыновым и редактированное частью И. С. Аксаковым, который снабдил его ценными примечаниями, а частью П. A. Ефремовым, который сообщил изданию значительную полноту в библиографическом отношении.
Венгеров, “Критико-биографический словарь”, выпуски 4 и 5; на стр. 149-150 четвертого выпуска приведена подробная библиография биографических статей о С. Т. Аксакове и критических по поводу разных его произведений. – “Очерк семейного быта Аксаковых”, написанный И. С. и приложенный к І тому его писем. Москва, 1888 г. – “Сергей Тимофеевич Аксаков.
Библиографический указатель книг и статей о жизни и сочинениях его”. Составил В. И. Межов. СПб., 1888 г. – Апухтин A. Л., “История Констан. межевого института”. СПб., 1879 г. – Н. П. Барсуков, “Жизнь и труды М. П. Погодина”, т. II, III, IV, V. С. Трубачев. {Половцов} Аксаков, Сергей Тимофеевич писатель-автобиограф; р. 1791, † 1859 г. {Половцов} Аксаков, Сергей Тимофеевич (1791-1859) – писатель, автор “Семейной хроники”, – художественной автобиографии, являющийся ценным историческим памятником эпохи. В то время, как в очерках других талантливых бытописателей помещичьей усадьбы и крепостной деревни – И. С. Тургенева, Л. Н. Толстого, M. E. Салтыкова-Щедрина – воспроизведение окружающего переходит в критический анализ и этическое осуждение, у А., носителя органического дворянско-помещичьего мировоззрения, рассказ о жизни барина и мужика отличается невозмутимой ясностью, спокойствием, уверенностью в том, что все кругом происходит так, как и должно происходить. – А. родился в Уфе, в патриархальной помещичьей семье. Страсть А. к охоте всех видов, – от собирания бабочек до травли лисиц и волков, – сыгравшая значительную роль в подборе наблюдений и будущих литературных тем, и его удивительное чувство ландшафта развились в условиях крупного дворянского поместья эпохи крепостничества – обширного владения с “собственной” речкой, с “собственными” лесами, лугами, полями, болотами… По окончании Казанского университета, из которого А. вынес мало знаний, он поступил на службу, сначала в Петербурге, потом в Москве, где состоял цензором и директором Межевого института.
В молодости А. сблизился с кружком литературных консерваторов (“Беседа Русского Слова”) и занимался переводами (из Софокла – по переложению Лагарпа, из Буало, Мольера).
Только на пороге старости А. проявил себя крупным писателем.
Под несомненным воздействием новейшей литературы (прозы Пушкина и особенно Гоголя, с которым А. был связан тесной дружбой) прежний литературный старовер обращается к реалистическому письму.
Четыре работы обеспечили А. высокое место в русской литературе: “Записки об ужении рыбы” (1847), “Записки ружейного охотника” (1852), “Семейная хроника” (1856) и “Детские годы Багрова-внука” (1858). В них он дает эпическое изображение старинного дворянского быта, картины народной среды и северного пейзажа, а в последней книге перед читателем развертывается внутренний мир ребенка, растущего в условиях помещичьего раздолья.
Самый литературный жанр семейных хроник возникает обыкновенно в среде, имеющей много досуга, живущей жизнью ровной и спокойной, окутанной фамильными традициями.
В изображении русской природы А. был справедливо признан первоклассным мастером. “В ваших птицах больше жизни, чем в моих людях”, – говорит ему Гоголь.
Словарь А. отличается удивительной полнотой, язык его точен, выразителен, прост по синтаксическим конструкциям, насыщен элементами народной речи. Лит.: Венгеров, С., Критико-биографический словарь, т. 1, стр. 149-201, СПб, 1889; Горнфельд, А., О русских писателях, СПб, 1912, стр.27-47; Добролюбов, Н., Соч., т. I, 288-328; Чернышевский, Н., ( оч., т. II; Смирнов, В. (Е. Соловьев), Аксаковы, их жизнь и литературная деятельность, изд. Павленкова (биографическая библиотека);
Острокорский, В., С. Аксаков, СПб, 1891; Словарь литературные типов, под ред. Носкова, Н., ст. Аксаков, СПб, 1914. Биографический материал: Шенрок, В., Аксаков и его семья, “Журн. Мин. Нар. Просв.” за 1904, кн. 10-12, и за 1905, кн. 8-10; Павлов, П., Аксаков, как цензор, в журн. “Рус. Архив” за 1898, № 5; Юшко, Н., Первый студент Казанского университета, Казань, 1891 ; Аксакова, В., Дневник, журн. “Минувшие Годы”, 1908, кн. 8 и 12; библиография в книге Mежова, В., С. Т. Аксаков, СПб, 1888, у И. В. Владиславлева, Русские писатели, стр. 5-6, у С. Венгерова.
Первое полное собрание соч. С Аксакова появилось только в 1886 (6 тт., ред. И. С. Аксакова и П. А. Ефремова).
Из других изд. назовем: изд. “Просвещения” (ред. Горнфельда), 1909; Карцева, 1911; Сытина, 1916. Кроме полных собраний соч., имеются издания отдельных произведений А. (“Семейная хроника”, “Детские годы Багрова-внука” и др.). “Записки ружейного охотника” А. вышли в 1910 в Москве под ред. проф. Мензбира с научными комментариями.
К. Б.


сергей гагарин младший

Биография Аксаков Сергей Тимофеевич